Особенности способов противодействия в зависимости от вида преступлений и возможностей субъекта противодействия

Специфическими для дел об убийствах и причинениях тяжкого вреда здоровью, повлекших смерть потерпевшего, являются такие классические приемы противодействия расследованию, как:

  • — сокрытие трупа, обезображивание лица убитого, расчленение трупа; отчленение головы и кистей рук убитого, сопровождающееся их уничтожением, с целью затруднить идентификацию личности погибшего;
  • — укрытие или уничтожение орудий убийства или причинение тяжкого вреда здоровью; очистка этих орудий от крови;
  • — уничтожение, выбрасывание или застирывание одежды, промывание обуви, в которых находился убийца в момент совершения преступления;
  • — инсценировка обстоятельств безвестного отсутствия убитого, например отправление писем, телеграмм из других населенных пунктов, подтверждающих, что исчезнувший якобы жив, и объясняющих его безвестное отсутствие;
  • — выдвижение подозреваемым (обвиняемым) ложного алиби, нередко подкрепляемого показаниями лжесвидетелей или поддельными документами;
  • — симуляция подозреваемым (обвиняемым) психического заболевания;
  • — выезд убийцы в другую местность, иные способы скрыться от органов расследования и суда (выезд за границу России, проживание на территории России по фиктивным документам и т.п.).

Специфические способы сокрытия убийств конкретизируются (и убийцами, и учеными-криминалистами) в связи с обстановкой, особенно с характеристикой места убийства.

Пример

Наглядным примером может быть дело «битцевского маньяка» Пичушкина в Москве. Задержанный 15 июня 2006 г., Пичушкин в ходе следствия рассказал о совершении им в течение 14 лет (1992—2006) в одном и том же битцевском лесопарке на юго-западе Москвы 62 убийств. В суде он обвинялся в 49 убийствах и 3 покушениях на убийство (когда потерпевшие выжили). Пичушкин заманивал потерпевших в укромные места в лесу, где не могло быть свидетелей, под разными предлогами — выпить водки, показать красивые виды парка, показать могилу своей собаки и т.д. Бил их сзади по голове бутылкой, молотком; несколько человек он задушил с помощью веревки. Трупы многих убитых им людей Пичушкин сбросил в колодец канализационного коллектора в том же парке. Сильное течение уносило трупы, и часть их так и не была обнаружена.

Почти по каждому второму делу о бандитизме нападения совершаются с применением средств маскировки внешности. Чаще всего используются маски, закрывающие все лицо или половину лица бандита, шлемы типа «спецназовских», шапочки или дамские чулки с прорезями для глаз. Бандиты ценят оружие, используют его при совершении дальнейших нападений, потому не выбрасывают, как это делают многие киллеры после совершения заказных убийств, а скрывают в тайниках.

В заранее приготовленных тайниках они чаще всего хранят похищенные деньги и драгоценности, в отличие от расхитителей государственного имущества, крупных взяточников и мошенников, которые предпочитают хранить ценности в банках, включая иностранные.

Противодействие по делам о бандитизме, как отмечается в целом ряде источников, носит масштабный характер. Здесь преобладает не разовое или кратковременное противодействие, а продолжительное, длящееся. «В рамках бандитизма способы воздействия на источники и носителей вербальной информации нередко представляют собой самостоятельные составы таких преступлений, как убийство, доведение до самоубийства, тяжкие телесные повреждения, побои, истязания, угрозы убийством и т.п.»[1].

Сказанное относится и к противодействию по делам о серийных грабежах и разбойных нападениях, совершаемых одним лицом либо группой, но без применения оружия. Так, В. Д. Рожков, глубоко изучивший проблемы расследования таких преступлений в начале XXI в., отмечал, что воздействие преступников (в процессе нападения) на потерпевшего или очевидцев с целью понудить их не обращаться в правоохранительные органы либо дать ложные показания о преступниках выражается в угрозах расправой, разглашением компрометирующих сведений, уничтожением имущества, а также в побоях, демонстрации оружия и т.д. Подобное противодействие было выявлено В. Д. Рожковым в 20% изученных им уголовных дел об указанных грабежах и разбоях. Он пишет: «Во многих случаях серийных грабежей и разбойных нападений уже на этапе подготовки к совершению преступления преступники продумывают и реализуют способы, обеспечивающие в последующем сокрытие его следов, а также иное противодействие предстоящему расследованию. В их числе подготовка тайников для хранения похищенного имущества, оружия, транспорта, иных предметов, использованных для совершения преступления. Более того, места таких тайников могут периодически меняться»[2].

При расследовании ДТП специфическими приемами противодействия выступают:

  • — уезд водителя, совершившего преступление, на своем транспортном средстве или уход с места ДТП;
  • — внесение изменений в обстановку места ДТП до прибытия сотрудников ГИБДД или следователя;
  • — ложное заявление скрывшегося водителя о том, что он за рулем принадлежавшей ему автомашины не находился, а автомобиль у него был угнан неизвестным лицом до происшествия;
  • — замена поврежденных при ДТП деталей транспортного средства; разрушение, повреждение некоторых деталей, узлов автомашины — для объяснения происшествия неисправностью этих деталей (тормозной системы, например);
  • — уничтожение транспортного средства;
  • — оказание воздействия на сотрудников экспертных учреждений — специалистов и экспертов, участвующих в осмотрах либо производящих экспертизы (чаще всего автотехнические, трасологические и судебно- медицинские);
  • — умышленное затягивание сроков расследования необоснованными требованиями о проведении многочисленных и сложных судебных экспертиз, не являющихся необходимыми;
  • — использование виновным в происшествии водителем своих связей среди работников правоохранительных органов и иных должностных лиц государственной службы для оказания давления на сотрудников ГИБДД либо на следователя (дознавателя), расследующего преступление. В 11% из изученных 300 дел обвиняемый (подозреваемый) водитель воспользовался имеющимися связями в органах внутренних дел, в 7% — связями в прокуратуре, судах, адвокатуре, органах Минюста России[3].

Существует целый ряд специфических приемов противодействия расследованию незаконного оборота наркотиков. Отметим среди них:

  • — весьма разнообразные и многочисленные способы сокрытия наркотиков при их перевозке, пересылке, особенно через государственную границу России; от помещения их в сумки, кейсы, чемоданы с двойным дном — до изготовления специальных, хорошо замаскированных полостей в грузовых, легковых автомашинах, автобусах, железнодорожных вагонах, трюмах морских судов; от упаковки наркотиков в металлические банки под видом консервов до помещения их в обувь, протезы инвалидов, одежду ребенка; от проглатывания курьером большого количества капсул с наркотиками — до помещения их в другие полости тела;
  • — перевозку крупных партий наркотиков (обычно свыше 100 кг) в автофургонах вместе с овощами, фруктами и другой продукцией, имеющей острый запах (чеснок, цитрусовые, пряности и т.п.), что исключает или затрудняет применение служебно-розыскной собаки;
  • — использование Интернета как канала связи между производителями, посредниками и сбытчиками наркотиков.

Свои способы маскировки применяют наркопреступники при изготовлении в подпольных лабораториях химических веществ, содержащих наркотики: замаскированное производство таких веществ в легальных химических лабораториях вузов, научно-исследовательских институтов, государственных или коммерческих предприятий; повторное употребление реактивов, использованных и списанных на легальных химических предприятиях; создание фирм-однодневок, которые после закупки сырья-химикатов быстро ликвидируются; подкуп руководителей химпроизводств, которые затем сознательно нарушают правила отпуска химических веществ; искажение упаковки груза при перемещении синтетических наркотиков через границу, указание ложных сведений о получателе; выбрасывание наркотиков при задержании, обыске; уничтожение их путем спуска в канализацию и т.д.

Имеется определенная зависимость приемов противодействия расследованию от статуса участвующего в противодействии субъекта. Особенно опасным для установления истины становится противодействие, осуществляемое коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов, другими лицами, занимающими высокое положение в системе государственной службы, а также нарушающими нормы права и морали адвокатами — защитниками подозреваемых (обвиняемых) по расследуемым делам. Об этом сообщают многочисленные исследователи проблемы противодействия расследованию, такие, например, как О. Я. Баев, В. И. Брылев, И. И. Фуражкина, Е. Ф. Коновалов, Е. П. Ищенко, Ю. П. Гармаев, В. В. Вандышев, Я. М. Мазунин, И. А. Цховребова и другие.

  • [1] Волынский В. А, Тишутина И. В. Раскрытие и расследование бандитизма —первоначальный этап. М., 2004. С. 65—66.
  • [2] Рожков В. Д. Расследование серийных грабежей и разбойных нападений: монография / под ред. А. Ю. Головина. Тула, 2003. С. 30, 37.
  • [3] Ремизов С. М. Противодействие расследованию дорожно-транспортных преступлений и криминалистические методы его преодоления : автореф. дис....канд. юрид. наук.М, 2007. С. 12—13.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >