Имущественные предпосылки корпоративного правонарушения

Наличие или отсутствие субъективных критериев вины может быть также обусловлено собственно корпоративной деятельностью, а именно ее имущественными и финансовыми предпосылками. Выявление таких предпосылок представляет собой одно из существенных условий юрисдикционной деятельности. В процессе публичного доказывания вины установление имущественных факторов проступка является неотъемлемым атрибутом производства по делу о корпоративном правонарушении. При буквальном истолковании ч. 3 ст. 4.1 КоАП законодатель усматривает различия в статусе имущественных и финансовых предпосылок правонарушения, несмотря на их очевидную корреляцию и соподчиненность. Финансовое положение юридического лица характеризует не только его имущественный статус в целом, оно свидетельствует о его потенциальных возможностях в сфере бизнеса или некоммерческой деятельности. Тем не менее для обеспечения прагматических потребностей в сфере правоприменения необходимо учитывать различия в истолковании этих сопряженных понятий. Имущественный статус юридического лица, по смыслу ч. 3 ст. 4.1 КоАП, включает в себя наличие материализованных имущественных активов, представленных в виде недвижимости и движимых вещей, используемых по целевому назначению. К таким имущественным активам относятся традиционные объекты недвижимости - здания, сооружения руководящих органов организации, а также ее филиалов и представительств. В целях обеспечения деятельности коммерческих организаций к таким объектам относится недвижимость, необходимая для производственно-хозяйственной деятельности, а применительно к некоммерческим организациям - здания, сооружения, необходимые для оказания публичных услуг и иных социально значимых функций.

К движимым имущественным активам в данном случае относятся традиционные движимые вещи, необходимые для обеспечения целевой корпоративной деятельности, - объекты оргтехники, транспортные средства и иные движимые вещи, предназначенные для обеспечения административных нужд аппарата организации, его должностных лиц и сотрудников. Принимая во внимание дуалистичность восприятия имущественных активов в соответствии с ч. 3 ст. 4.1 КоАП, в данном случае в состав движимого имущества не входят денежные средства и ценные бумаги.

К атрибутам корпоративного имущества относятся также нематериализованные имущественные объекты, а именно - объекты интеллектуальной собственности и права на них.

Для существа административного производства не имеет никакого значения наличие статуса собственности в полном объеме или его отдельных цивилистических правомочий владения, пользования и распоряжения. В процессе рассмотрения дела о корпоративном правонарушении необходимо установить причинно-следственную связь факта совершения проступка с имущественным положением юридического лица даже в тех случаях, когда организация наделена правом оперативного управления или правом хозяйственного ведения в отношении закрепленного за ним имущества, собственником которого она не является. При квалификации имущественных факторов должны приниматься во внимание как позитивные, так и негативные факторы, свидетельствующие об успешной деятельности организации или характеризующие ее как недобросовестного участника цивилистической или публично-правовой деятельности. Наличие у организации необходимых имущественных возможностей для правомерной деятельности свидетельствует прежде всего о том, что у нее имелись надлежащие имущественные предпосылки для соблюдения норм и правил, в нарушении которых она подозревается. Репрезентативный имущественный статус организации-нарушителя свидетельствует об особой общественной значимости проступка. Формально наличие имущественных предпосылок правомерной деятельности организации-нарушителя нельзя рассматривать в контексте обстоятельств, отягчающих административную ответственность, поскольку их исчерпывающий перечень установлен ч. 1 ст. 4.3 КоАП, однако судья обязан учитывать такие предпосылки в соответствии с ч. 3 ст. 4.1 и праве назначить наиболее обременительное административное наказание.

Нарушение организацией норм и правил, за несоблюдение которых установлена административная ответственность, может быть обусловлено неблагополучным имущественным статусом организации. В качестве юридических фактов, квалифицируемых по этим основаниям, следует учитывать наличие цивилистических обстоятельств, обременяющих корпоративные имущественные правомочия, например, расторжение договора аренды на пользование офисным помещением, обусловленное реорганизацией юридического лица, или при невозможности своевременных выплат организацией арендных платежей, безусловно, отягощает ее имущественное положение. При подтверждении причинно-следственной связи между обременительным имущественным статусом организации и фактом правонарушения, а именно при наличии свидетельств, подтверждающих обусловленность правонарушения неблагоприятным имущественным положением организации, такое правонарушение не может быть вменено ей в ответственность. В этом случае отсутствуют субъективные критерии квалификации вины, поскольку такое юридическое лицо не могло действовать правомерно и несоблюдение им норм и правил обусловлено обременительным имущественным положением организации и при данных обстоятельствах такой способ ее функционирования легитимен.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >