Государственное регулирование науки: успехи и недочеты

В современных условиях, когда стержнем развития глобализующейся экономики становится высокотехнологичная продукция, о науке правомерно говорить как о ведущей производительной силе. Отсюда приоритет прикладной науки, призванной содействовать производству в обновлении номенклатуры высокотехнологичной продукции, увеличивая вариативность потребления и тем самым закрепляя старые и создавая новые рабочие места. Важное следствие этого процесса для социального баланса, т.е. равновесия общественных отношений - расширение условий реализации органичного для рыночных отношений закона распределения по результатам труда. Поэтому инвестиции в науку сегодня преследуют две глобальные цели: экономическую, направленную на удовлетворение растущих потребностей масс и поступательное развитие материальной среды цивилизации, и социальную, направленную на повышение качества жизни населения и обеспечение как внутригосударственного, так и мирового социального баланса. Это важный результат, который вряд ли корректно соотносить с «бухгалтерией» инвестиции в науку. Тем не менее, исходя из прагматичности повседневной жизни общества и государства, такая «бухгалтерия» к месту и касается она затрат на техническое, технологическое, информационное и кадровое обеспечение науки.

Если судить об уровне развития экономики, индикатором чего является доля высокотехнологичной продукции на национальном и мировом рынках, а также о качестве жизни, индикатором чего является культура предметной среды и материальное благосостояние населения, сегодня Россия вписывается не более, чем в «содружество» стран с развивающейся экономикой. Данная констатация носит инструментальный характер и не претендует на эвристическое заключение. Отмеченная проблема давно осознана правительством России, реакция которого воплощена в принятых 9 апреля 2010 года постановлениях: о научном взаимодействии университетов, исследовательских организаций и ведущих производственных компаний в интересах развития инновационного производства[1]; о развитии научного потенциала университетов[2]; о привлечении ведущих иностранных преподавателей в российские университеты для творческого сотрудничества[3]; о регулировании деятельности малых инновационных предприятий университетов[4]; об утверждении приоритетных направлений развития науки, технологий и техники[5].

Повышенное внимание, уделяемое Правительством в последние 15 лет развитию науки, дало определенные результаты. Так, в России число выданных патентов на изобретения увеличилось почти в 2 раза, соответственно 17,5 тысяч в 2000 году и 31,6 тысяч в 2013 году; за этот же период число используемых передовых производственных технологий увеличилось в 2,8 раза, с 70,1 тысяч до 193,8 тысяч; объем поступлений от экспорта технологий увеличился в 3,8 раза, с 203,5 млн долларов США до 770,6 млн. долларов США[6]. Удельный вес малых инновационных предприятий в общем числе малых предприятий РФ составил в 2013 году 4,8% против 1,3% в 2000 году[7]. Важной формой кооперации производственных компаний, вузов и научно-исследовательских организаций стали технологические платформы как новый тип стимулирования инновационного технологического развития по направлениям, имеющим стратегическое значение для повышения на международном рынке товаров и услуг конкурентоспособности России.

Несмотря на отмеченные достижения, говорить о полном решении проблем развития российской науки не приходится. Согласно результатам общероссийского экспертного опроса, проведенного Центром развития науки, основные тормозы развития российской науки эксперты видят в следующем[8] (выстроены в естественной иерархии): запаздывание технологической модернизации экономики => дефицит финансов для исследований => несовершенство администрирования науки => дефицит высококвалифицированных исследователей => неподготовленность менеджмента сферы науки к трансферу научной продукции в инновационное производство.

Согласно данным Росстата, в 2014 году внутренние затраты на исследования в процентах к внутреннему валовому продукту составляли 1,19%, столько же, сколько в 2001 году. В сравнении с 2000 годом (887,7 тыс. человек) в 2014 году численность персонала, занятого исследованиями и разработками, уменьшилась на 17,5% - до 732,3 тыс. человек (в сравнении с 1995 годом - на 30%, т.е. на 328,8 тыс. человек)[9].

Как показывают экспертные оценки, научное взаимодействие производственных компаний, вузов и исследовательских организаций складывается не вполне удачно. От партнерского взаимодействия отошли большинство исследовательских организаций, в результате чего основная масса партнерских научных тем разрабатываются производственными компаниями только совместно с вузами. Слабое взаимодействие исследовательских организаций с производственными компаниями и вузами - результат общего кризиса научных организаций, долгие годы не связанных с прикладными исследованиями, потерявших часть ведущих ученых (и по причине возраста, и по причине миграции), недостаточностью современной техники и технологически оснащенных опытных лабораторий, испытательных баз и полигонов.

Также следует указать на неэффективность постановлений № 219 и № 220.

Постановление Правительства № 219 от 09.04.2010 г. по укреплению научной инфраструктуры вузов не принесло ожидаемого эффекта. Инвестирование государства в техническое развитие научного потенциала вузов в форме «вала» себя не оправдало по причине тематической безадресности. По мнению экспертов, успешному трансферу разработанной вузами и исследовательскими организациями научной продукции в инновационное производство по сей день препятствует низкая эффективность функционирования созданной научной инфраструктуры, не отвечающей современным задачам развитии кооперации науки и бизнеса. Опыт экономически развитых стран свидетельствует о том, что более рационально инвестировать в развитие технической базы научного потенциала при его адресном финансировании в рамках тематических научных проектов. Это позитивный опыт, России также целесообразно отказаться от «системной» формы развития научной инфраструктуры университетов и исследовательских организаций и перейти к их целевому развитию в соответствии с подлежащей разработке конкретной научной задачей, в соотнесении с имеющейся научно-экспериментальной базой партнерской производственной компании. Продолжение реализации мероприятий постановления № 219 нерационально, вместо этого для исполнителей научных проектов целесообразно в рамках выделяемой на исследование суммы предусмотреть возможность развития своих основных фондов, аффилированных с предметом реализуемого научного проекта. В последующем, после завершения научного проекта, приобретенные основные фонды должны сохраняться в собственности исполнителей.

Слабая эффективность реализации постановления № 220 есть следствие ряда проблем. Во-первых, не все вузы, особенно в условиях инфляции, в состоянии оплатить работу иностранного лектора из экономически развитой страны в том размере, который предусматривает полноценную компенсацию издержек приглашенного преподавателя. Во-вторых, для большинства естественных наук нет особых различий в содержании и уровне преподавания за рубежом и в России. В-третьих, имеются трудности преподавания на социально гуманитарных факультетах из-за различий, порой серьезных, в интерпретации и идеологическом представлении материала преподавателями из-за рубежа. В итоге, как показала ретроспективная оценка, осуществленная экспертами, в отличие от ожидавшегося имеет место следующий результат: в последние годы сокращается привлечение в российские университеты преподавателей из дальнего зарубежья и растет из стран бывшего советского пространства. Так, в сравнении с 2013 годом в 2015 году значительно сократилось количество привлекаемых в Россию специалистов из экономически развитых стран Запада и Юго-Восточной Азии (соответственно 27% и 13%) и существенно увеличилась численность привлекаемых специалистов из стран СНГ: с 7% - в 2013 году до 32,3%- в 2015 году. Приведенные показатели свидетельствуют о нецелесообразности централизованного директивного регулирования привлечения иностранных преподавателей для включения в учебный процесс в российских университетах. Решение данного вопроса следует сохранить в компетенции самих университетов, предоставив им возможность финансировать привлечение иностранных преподавателей для участия в учебном процессе за счет средств, получаемых университетом по итогам участия на рынке международных образовательных услуг, в том числе обучения иностранных студентов, аспирантов, стажеров.

Более результативным и перспективным является реализация постановления №218, предусматривающего развитие российской науки в рамках утвержденных Президентом России 8-ми приоритетных направлений науки. Однако в реализации мероприятий этого постановления издержек тоже много. Так, по экспертным оценкам, 70% научных программ, выполненных совместно университетами, исследовательскими организациями и ведущими производственными компаниями с 2010 по 2015 год, завершились не более чем вербальным отчетом о выполненном исследовании. Среди оставшихся 30% совместных научных программ большинство завершились созданием научной продукции, трансфер которой не осуществлен. Рентабельных, с точки зрения инновационного производства, научных исследований - не более 5% от общего числа реализованных государственных научных программ. Справедливости ради следует сказать, что в экономически развитых странах итоговый показатель почти аналогичный: среди запатентованных инновационных продуктов используются в производстве не более 5%; среди разрабатываемой научной продукции ком- мерциализуются не более 1%; среди новых товарных видов, готовых к серийному производству, на рынок попадают не более 10%. То есть, в целом нет оснований утверждать, что средства, инвестированные в реализацию постановления № 218, сопровождались большими издержками.

Проведенный с участием авторов в апреле 2016 года контент-анализ 1512 научных тем, выполняемых (выполненных) образовательными и исследовательскими организациями в рамках федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы», показал следующее соотношение фундаментальных, прикладных исследований и организационных мероприятий (симпозиумы, конференции, административный контроль за выполнением проектов), реализуемых по приоритетным направлениям - соответственно 5%:85%:10%. Соотношение проектов фундаментального и прикладного характера соответствует объективным возможностям исследовательских организаций, а финансирование проектов «организационного и контрольного» характера чрезмерно завышено, вряд ли оно должно составлять более 1-2% от общей суммы государственного финансирования научных проектов.

Направления проводимых исследований: 19,3% - естественнонаучные, 19% - социально-гуманитарные, 22,5% - технические, 39,2% - исследования на стыке наук. В перечисленных интегральных направлениях имеются большие тематические «перекосы» в виде доминирования в каждом случае не более трех частных направлений, объективная обоснованность которых требует экспертного подтверждения. Так, в естественнонаучном направлении физика, медицина и химия «поглощают» 89,2% проектных тем (см. рис. 1). В социально-гуманитарном направлении наука, экономика, право «поглощают» 93,6% проектных тем (см. рис. 2). В техническом направлении информационные и компьютерные технологии, электроника, машиностроение «поглощают» 88% проектных тем (см. рис. 3). В направлениях на стыке наук физическая химия и химическая физика, биохимия, биофизика «поглощают» 96,7% проектных тем (см. рис. 4).

Согласно экспертным оценкам, 79% научных тем, разрабатываемых на базе технологических платформ, вписываются в перспективный план партнерской производственной компании по разработке инновационной продукции. Это важная предпосылка последующей практической результативности совместной научной программы. Имеет место и несогласованность между партнерами. Например, со стороны производственных компаний наблюдается повышенный спрос на разработку научных тем в рамках приоритетных

Тематическая структура исследований, проводимых в рамках естественнонаучного направления,% (за 100% приняты 19,3%)

Рисунок 1

Тематическая структура исследовании, проводимых в рамках социально-гуманитарного нанравлешш, % (за 100% приняты 19%)

Рисунок 3

Тематическая структура исследований, проводимых в рамках технического направления, % (за 100% приняты 22,5%)

направлений «безопасность и противодействие терроризму», «перспективнее вооружение, военная и специальная техника», однако по этим направлениям предложения со стороны вузов и исследовательских организаций минимальны. С другой стороны, вузы и исследовательские организации проявляют повышенный интерес к разработке научных тем по приоритетным направлениям «наука о жизни» и «индустрия наносистем и материалов», однако со стороРисунок 4

Тематическая структура исследований, проводимых на стыке направлений науки, % (за 100% приняты 39,2%)

ны производственных компаний интерес к научной теме «науки о жизни» почти отсутствует, а по теме «индустрия наносистем и материалов» интерес значительно меньше, чем у вузов и исследовательских организаций.

Такие нестыковки в партнерской работе свидетельствуют об организационных недочетах на стадии планирования совместной разработки научной темы, о необходимости коррекции тематической направленности научной работы вузов и исследовательских организаций в соответствии с интересами производственных компаний. Необходимость первоочередного учета приоритета тематических интересов производственных компаний продиктована и тем, что только компании способны гарантировать доведение научной продукции до стадии трансфера, производства и продвижения инновационного продукта на рынок.

  • [1] Постановление Правительства от 9 апреля 2010 г. № 218 «О мерахгосударственной поддержки развития кооперации российских высшихучебных заведений и организаций, реализующих комплексные проектыпо созданию высокотехнологичного производства».
  • [2] Постановление Правительства от 9 апреля 2010 г. № 219 «О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры в федеральных образовательных учреждениях высшего профессиональногообразования».
  • [3] Постановление Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 г. № 220 «О мерах по привлечению ведущих ученых в российскиеобразовательные учреждения высшего профессионального образования.
  • [4] Постановление Правительства Российской Федерации от 4 марта 2011 г. № 146 «О ведении реестра учета уведомлений о создании хозяйственных обществ, созданных бюджетными научными и образовательными учреждениями высшего профессионального образования».
  • [5] Указ Президента Российской Федерации от 7 июля 2011 г. № 899«Об утверждении приоритетных направлениях развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и перечня критических технологий Российской Федерации».
  • [6] Индикаторы науки: 2016. Статистический сборник. М.: Минобрнауки России, Росстат, Высшая школа экономики, 2016, С. 209-210, 221.
  • [7] Подсчитано по данным Реестра хозяйствующих обществ вузов Ми-норбрнауки России.
  • [8] Общероссийский экспертный опрос проведен в сентябре-октябре2015 года. Опрошено 250 экспертов, руководителей научных проектов,выполняемых совместно университетами, исследовательскими организациями и производственными компаниями в рамках федеральной целевойпрограммы «Исследования и разработки по приоритетным направлениямразвития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 гг.».
  • [9] Индикаторы науки 2016, С. 32, 64.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >