Результативность научных проектов

Субъект фактического или планируемого внедрения, использования конечной продукции научного проекта - это прежде всего основной исполнитель научного проекта совместно с зарубежным партнером или российский партнер самостоятельно. Редко выступает в качестве субъекта фактического или планируемого внедрения, использования конечной продукции самостоятельно основной исполнитель научного проекта или иностранный партнер (см. рис. 17).

Основная доля фактического вклада научного потенциала участников программы в научный проект - субсидии из государственного бюджета. Доля партнера и основного исполнителя проекта меньше половины общих расходов на его исполнение (см. рис. 18).

Рисунок 17

Субъект фактического или планируемого внедрения, использования конечной продукции научного проекта, %

Рисунок 18

Распределение доли фактического вклада участников программы в научный проект, %

Однако доли распоряжения партнеров правами на результаты внедряемой научной продукции, полученной в результате выполнения проекта, распределяются совсем в иной пропорции, чем финансирование проекта. Здесь большая доля прав закреплена за основным исполнителем проекта и за партнером, а государство сохраняет для себя в среднем не более 10% прав (см. рис. 19).

Рисунок 19

Распределение доли фактического вклада участников программы в научный проект, %

Большинство экспертов оптимистично оценили окупаемость проекта в случае внедрения инновационного продукта в производство. По мнению 31,8% экспертов, для этого потребуется не более 3-х лет, по мнению 72,8% экспертов - не более 5 лет, а по мнению 91,2% экспертов - не более 7 лет (см. рис. 20 и 21).

Рисунок 20

Мнение экспертов о предположительной длительности окупаемости расходов на разработку научной продукции в случае ее внедрения в производство, %

сл Рисунок 21

Кумулятивный процент предположительной длительности окупаемости расходов на разработку научной продукции в случае ее внедрения в производство (мнение экспертов),

%

Этот оптимизм не подтверждается последующими оценками экспертов о том, сколько времени произведенная научная продукция может сохранить свою актуальность на рынке товаров и услуг в случае ее внедрения в производство. Среди них 12,4% считают, что окупаемость наступит не более чем в течение 5 лет, по мнению 26,7% - не более чем в течение 8 лет, по мнению 50,9% - не более чем в течение 10 лет, по мнению 68,4% - не более чем в течение 15 лет (см. рис. 22 и 23). Если обратиться к интегральному показателю в виде медианы, тогда получится, что 50% экспертов ожидают окупаемость проектов не более чем в течение 4-х лет, и эти же 50% экспертов ожидают актуальность на рынке товаров внедренной научной продукции - в течение 10 лет. Если это так, то вероятность экспертного показателя окупаемости инновационной продукции достаточно велика, естественно в предположении, что платежеспособный спрос на нее сильно не изменится.

Таким образом, анализ данных ретроспективной экспертной оценки опыта кооперированного выполнения вузами, исследовательскими организациями и производственными компаниями государственной научной программы

Рисунок 22

Мнение экспертов о том, сколько времени произведенная научная продукция может сохранять свою актуальность на рынке товаров и услуг в случае ее внедрения в производство, %

ел Рисунок 23

Кумулятивный процент предположительной актуальности на рынке товаров внедренной

научной продукции (мнение экспертов), %

за 2010-2015 годы позволил сделать ряд конструктивных выводов, составивших основу рекомендаций по совершенствованию государственной политики в сфере науки. Рекомендации заключаются в следующем.

Техническое задание к государственным договорам о кооперированном сотрудничестве по прикладным научным проектам должно быть заменено бизнес-планом, предусматривающим все циклы разработки научной продукции: от постановки научной гипотезы до трансферта и продвижения инновационной продукции на рынок. Бизнес-план обязательно должен включать оценку рисков на основных этапах выполнения научного проекта. Реализация данной рекомендации возможна в виде внесения дополнения в постановление Правительства РФ от 9 апреля 2010 г. № 218.

Требуется изменить стандарты длительности исполнения научного проекта, которые сегодня большей частью исходят из периода бюджетного планирования государства (1-3 года). В основу расчета периода исполнения и стоимости проекта целесообразно положить бизнес-план научного проекта.

Что касается фундаментальных исследований, в их финансировании приоритет должен принадлежать государству. По опыту США, средства частного сектора составляют всего 4% расходов на фундаментальную науку. Конкурсное выполнение фундаментальных исследований нерационально и некорректно. Нельзя большую науку делать по принципу «кто дешевле». США методом «проб и ошибок» давно пришли к заключению, что фундаментальная наука не коммерциализуема. Они отказались от этой идеи тогда, когда национальная фундаментальная наука, перейдя на коммерческие рельсы, начала деградировать. Вывод был сделан однозначный: опережающий научно-технический задел можно создать только на базе фундаментальных исследований, при этом фундаментальное знание доступно всем, оно не охраняемо и не патентоспособно - коммерци- ализовать его нельзя.

Многолетний опыт экономически развитых стран свидетельствует о правомерности дифференциации финансовой поддержки науки следующим образом: приоритет финансирования исследований прикладного характера должен принадлежать производственным компаниям, приоритет финансирования фундаментальной науки - государству (бюджетное финансирование). Финансирование фундаментальной науки должно быть аккордным, с целевым привлечением тех исследовательских коллективов, где есть наибольший потенциал и наиболее известная научная школа. Финансирование должно проходить через ученые советы университетов и институтов РАН с условием совместного выполнения работ.

Перспективность продолжения реализации постановления №218 обоснована тем, что, согласно экспертной оценке, ни исследовательские коллективы вузов, ни исследовательские организации РАН развиваться в условиях самофинансирования до 2020 года за счет реализации собственной научной продукции или обеспечить полное самофинансирование за счет внебюджетных источников не смогут.

Наподобие принятого в практике экономически развитых стран предлагается в университетах создать специализированные центры трансфера продукции интеллектуального труда на мировые рынки. Эти центры могут функционировать как автономные, что даст им возможность расширить свои бизнес-инициативы и быть финансово независимыми. Задачи таких центров трансферта: отбирать наиболее перспективные проекты, обеспечивать правовую защиту авторских прав, защищать национальные интересы России в ходе реализации наукоемкой продукции на мировом рынке.

Параллельно трансферу научной продукции в инновационный продукт следует предусмотреть инвестиции с созданием надежного сервиса для нового продукта, что необходимо для его полноценного рыночного оборота.

Финансовую поддержку инновационных проектов, достигших уровня конкурентоспособности на международном рынке, следует полностью передать компаниям и прекратить государственную финансовую поддержку. Такую поддержку можно сохранить для производственных компаний, выводящих инновационный продукт на российский или региональный рынок. В этом случае требуется разделение нормативно-правовой базы при системе поиска разработок по потребностям промышленности - «market pull» и для продвижения разработок на рынок - «technology push».

Следует стимулировать привлечение частного бизнеса к созданию отраслевых центров трансфера технологий, представляющих собой менее рисковый путь по «технологическому коридору» - «market pull», основанный на поиске и разработке технологий, которые нужны промышленности.

Согласно официальной статистике, если все хозяйствующие субъекты квалифицировать по европейской методике, то в России на сегодняшний день из всех хозяйствующих субъектов 6% крупных предприятий, 30% средних, 10% малых предприятий, 54% индивидуальных предпринимателей. Поэтому, учитывая реальный состав субъектов российской экономики по юридической форме, при планировании партнерства государства и частных предприятий в сфере инноваций государству следует уделить повышенное внимание малому, среднему бизнесу, особенно в сфере науки - индивидуальным предпринимателям.

В целом целесообразно модифицировать управление кооперированной научной деятельностью в России. Как показывает мировой опыт, все инновационные проекты строятся на условиях разделения рисков между его участниками и активного использования системы аутсорсинга. Каждый участник проекта должен иметь высочайший уровень профессионализма в своей сфере. Во всем мире главный интегратор проекта занимается только сборкой, логистикой и продажами, а все остальное в проектах передается малому и среднему бизнесу.

Одним из препятствий успешного трансфера технологий в России, по мнению экспертов, является дефицит квалифицированных кадров, имеющих профессиональную подготовку в области коммерциализации научных знаний, организации процесса трансфера технологий. На сегодняшний день российские вузы не занимаются целенаправленно подготовкой специалистов в области менеджмента научных исследований и внедрения инновационной продукции, кроме НИУ ВШЭ (магистерская программа «Управление в сфере науки, технологий и инноваций»). По данным общероссийского исследования, половина научных организаций, проявляющих коммерческую инициативу, терпят фиаско. Причина этого как не- востребованность производством результатов научной работы, так и неопытность вузов и исследовательских организаций в коммерческой практике, отсутствие квалифицированного менеджмента, имеющего опыт трансферта научных технологий, маркетинга рынка инновационной продукции.

Требуется расширить число вузов, осуществляющих профессиональную подготовку в области коммерциализации научных знаний, организации процесса трансферта технологий. Для эффективного управления научными программами предлагается реализовать не менее 4-х уровней менеджмента, расширив подготовку специалистов в различных университетах по следующим направлениям: менеджмент координации взаимодействия партнеров по научной программе; менеджмент исследовательского процесса; менеджмент трасфера научной продукции; менеджмент маркетинга рынка и продвижения инновационного продукта. Подготовка специалистов таких профилей целесообразна по компетентностному принципу с целью содействия развитию у них аналитического (творческого) мышления, для чего требуется разработать специализированные образовательные стандарты.

Растворение кандидатских дипломов по широкому спектру профессий, не имеющих отношения к вузам и научным учреждениям, девальвировало статус вузовских преподавателей и академических ученых. Они потеряли символ своей значимости, профессиональной идентичности. Кроме того, не ясно, какую роль в настоящее время играют кандидатские дипломы при приеме специалистов на предприятия высоких технологий, в проектные и конструкторские бюро, где после вхождения страны в рынок главным критерием профессиональной пригодности стал уровень творческого потенциала и практических умений.

Опыт развития современной науки (Генри Форд, Билл Гейтс, Стив Джобс, Марк Цукерберг, многие конструкторы прошлого в автомобилестроении, авиастроении, ракетостроении, генетике, если вспомнить монаха Грегора Менделя, или палеонтологии и антропологии, католический священник Тейяр де Шарден) свидетельствует о том, что

к кадрам российской науки следует отменить требование обязательной защиты ученой степени. Во-первых, чрезмерно бюрократизированная форма самоутверждения в науке за счет наукоподобных компиляций (имеются в виду диссертации) к научной практике никакого отношения не имеет. Во-вторых, занятию наукой нельзя обучить, если кому-то это не дано генетически. Для исследователей приемлема только форма целевого самообразования, но не вынужденная «ломка» своего интеллектуального потенциала под субъективное своеволие некомпетентной бюрократии.

Для коллективов, занятых прикладными исследованиями, следует исключить такой критерий эффективности научной работы, как публикационная активность, так как это отвлекает исследователей от содержательной работы, принуждает заниматься формальной «бюрократической отпиской» и тиражированием «взаимных коллегиальных ссылок». Общеизвестно, что ни один исследователь, разрабатывающий прикладную задачу, либо никогда, либо до патентования или внедрения в производство не будет публиковать результаты своей научной работы, тем более, представляющие коммерческий интерес.

Оставляет желать лучшего материальное положение исследователей. Согласно данным общероссийского обследования НИИ[1], величина среднемесячного заработка исследователей по основному месту работы составляет 30 300 рублей (с учетом подоходного налога, т.е номинально - 37 700 рублей). Величина среднемесячного дохода на одного члена семьи сотрудника научно-исследовательской организации - 2 700 рублей. Это не привлекательно для выпускников вузов, профессиональные планы которых предопределены не общественной значимостью той или иной профессии, а ее престижностью и прибыльностью. По двум последним критериям такие профессии, как ученый или преподаватель вуза, сегодня значительно проигрывают профессиям экономиста, юриста, дизайнера, менеджера.

Для того, чтобы профессия ученого была для молодежи привлекательной, требуется ввести существенную дифференциацию в оплате труда ученых, сохранив и значительно повысив стабильные оклады для тех, кто занимается фундаментальной наукой, а для занимающихся прикладной наукой упразднить фиксированные оклады и ввести персональную оплату труда без верхнего ограничения, зависящую только от практической результативности труда исследователя.

Кроме ухода на пенсию, что у исследователей чаще всего не связано с прекращением научной работы, сегодня актуальным стала профессиональная и территориальная миграция ученых. Как правило, это выражается в уходе в коммерцию, отъезде в другие регионы России. При этом доминируют следующие мотивы миграции: низкая оплата труда => снижение престижа научного труда => неясность своей жизненной перспективы => отсутствие перспектив личного профессионального роста => ухудшение условий для занятия фундаментальной наукой. Также имеет место выезд за рубеж для долговременной работы по контракту, эмиграция в страны СНГ или экономически развитые страны. Во этом случае иерархия мотивов выстраивается следующим образом: низкая оплата труда => ухудшение условий занятия фундаментальной наукой => беспокойство за судьбу своих детей => снижение престижа научного труда => неясность своей жизненной перспективы => нестабильность политической ситуации в России.

Росту практической результативности российской науки мешает и наличие ментальных проблем научного взаимодействия вузов, академических исследовательских организаций и производственных компаний. Одна из них - пассивность многих вузов и академических исследовательских организаций в проявлении инициативы по формулированию тем прикладных научных исследований, вызванная нежеланием вузов и НИИ участвовать в стадии трансфера научной продукции и планировании производства инновационного продукта.

Субкультура исследователей вузов и академических исследовательских организаций иная, чем отраслевых, конструкторских, проектных. Они более склонны к схоластике и часто завершение своей работы видят в вербальном отчете, не стремясь участвовать в стадии практической реализации научного проекта. Кстати, это международная практика. Исправление ситуации возможно только за счет изменения творческого мышления консервативного характера и внесения в сознание ученых элементов экономического прагматизма. Такую задачу должны выполнять курсы повышения квалификации специалистов.

Для повышения действенности науки в российской экономике необходимо увеличить финансирование по показателю затрат на одного научного исследователя. Как показали экспертные расчеты, чтобы к 2020 году сократить отставание от среднемирового показателя с 3-х до 2-х раз, необходимо ежегодное увеличение затрат на одного научного исследователя в размере не менее 20%.

Требуется также уделить повышенное внимание формированию контингента ученых, как в качественном, так и в количественном аспектах. В основе перспективного прогноза укрепления позиций России на рынке высокотехнологичной продукции должен лежать прежде всего рост общей численности квалифицированных научных коллективов. Соотношение количества ученых с общей численностью занятых в экономике страны является показателем прогресса в переводе экономики на современную технологическую основу. Но это недостаточное условие для того, чтобы завоевать ведущую роль ни на внутреннем, ни на мировом рынке. Следует увеличить показатель соотношения численности научных исследователей и численности занятых в экономике путем увеличения численности исследователей. По расчетам авторов, чтобы значение показателя к 2020 году в Российской Федерации достигло числа - 9, необходимо ежегодное увеличение численности исследователей не менее, чем на 5%. Частично это может происходить и за счет высвобождения преподавательского состава вузов в среднем на 1% в год от общей численности преподавателей по причине сокращения до 2020 года численности студентов под влиянием «демографической ямы».

  • [1] Исследование проведено в октябре-сентябре 2015 года Центром социального прогнозирования и маркетинга, репрезентативной для академических и отраслевых НИИ опрошены 600 исследователей.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >