ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Результаты проведенных исследований и анализ эмпирических показателей делает обоснованным вывод о том, что:

  • - востребованность производственными компаниями научной продукции не имеет однозначной направленности, так как по характеру и конечному результату для трансфера в инновационный продукт широкого потребления пригодны не более 30% итоговой научной продукции совместной научной программы;
  • - сроки реализации совместного научной программы превышают 2 года, что затрудняет прогноз конъюнктуры спроса на внутреннем и внешнем рынке планируемой инновационной продукции;
  • - в бизнес-планах партнеров, участвующих в государственной научной программе, практически не проработана или слабо проработана стратегия оценки рисков на различных этапах: от разработки научной продукции и до продвижения на рынок инновационного продукта, что вносит много неопределенностей в целесообразность научной программы с позиции производства;
  • - с позиции инновационного производства рациональность не менее 60% научных проектов сомнительна, так как большинство научной продукции не планируется довести до промышленной стадии;
  • - однозначно требуется совершенствование механизма отбора научных тем, планируемых для совместной разработки. Основным критерием при отборе тем должна быть их целесообразность с точки зрения инновационного производства, которая в свою очередь должна измеряться индикаторами спроса на внутреннем или внешнем рынке аналогичной продукции.

Экспертная оценка эффективности партнерского взаимодействия вузов с производственными компаниями и исследовательскими организациями свидетельствует о том, что востребованность совместно разрабатываемой научной продукции достаточно велика по трем приоритетным направлениям: информационно-телекоммуникационные системы, наука о жизни, индустрия наносистем и материалов. Такие приоритетные направления, как безопасность и противодействие терроризму, транспортные и космические системы, рациональное природопользование, энергетика, включая ядерную, менее востребованы.

Наряду со слабой востребованностью научной продукции в ряде приоритетных направлений, в большинстве среди них до 80% тем, имеющих производственную направленность, не доводятся даже до стадии испытания. То есть, работа сводится преимущественно к исследованию, разработке метода или методики, созданию электронной базы информации, расчетам, диагностике, поэтому измерить эффективность практического применения, тем более, в виде массовой продукции, результаты таких работ невозможно. До трансфера в производство доводятся, согласно экспертным оценкам, не более 25% научных изысканий, разрабатываемых в рамках государственной научной программы вузами, производственными предприятиями и исследовательскими организациями.

Не превышает трети число тем, разрабатываемых с применением таких новых технологий, как нанотехнологии, голография, до 90% научных работ осуществляются традиционными методами. Это ставит под сомнение инновационный характер части научной продукции, разрабатываемой партнерами.

Более широкой следует назвать проблему оценки рисков. Если большинство производственных компаний обращают внимание на возможность риска не достичь планируемых результатов, то в вузах с этим дела обстоят не вполне благоприятно. Так, менее половины вузов уделили внимание оценке рисков, связанных с гарантией содействия полученного в результате прикладного исследования научного продукта, не более 10% вузов оценивают риск выхода с инновационной продукцией на рынок, что ставит под сомнение их знание о востребованности продукта. Ни один вуз не оценивает устойчивость продукта на рынке, что приводит к тому, что даже по востребованному продукту гарантии доведение его до стадии потребления находится под вопросом.

Взаимодействие исследовательских организаций с производственными компаниями происходит в основном по трем приоритетным направлениям: наука о жизни, информационно-телекоммуникационные системы, рациональное природопользование; реже - по таким приоритетным направлениям, как индустрия наносистем и материалов, транспортные и космические системы, ядерная энергетика. Из этого следует, что исследовательские организации в основном ориентируются на разработку научных тем по тем же приоритетным направлениям, что и вузы. Происходит, образно говоря, «кучкование» вокруг одних и тех же источников денежных средств, без точного учета масштабов востребованности научной продукции одного типа.

Длительность реализации первых совместных проектов не превышает в среднем 2,2 года. Каждый последующий проект имеет меньшую продолжительность реализации. В итоге происходит «минимизация» сроков реализации научного проекта и реализация четвертого-пятого проектов составляет в среднем всего 1,6 года. Складывается впечатление, что усилия партнеров часто направлены просто на освоение средств, а не на доведение научной продукции до стадии инновационного продукта. Не случайно функционирование группы ведения бизнеса (повседневного менеджмента в рамках кооперативного взаимодействия) получило самую слабую оценку экспертов: среди них треть отметили, что эффективность работы данного подразделения низка или такого подразделения в организации вообще нет.

Проблемным является также определение партнерами по научной программе масштабов спроса на разрабатываемую научную продукцию. Треть экспертов указали на средний уровень эффективности усилий по целевой мобилизации негосударственных ресурсов для реализации научного исследования; активизации поиска партнеров для соисполне- ния или инвестиции.

В определении степени востребованности научной темы и продукции по итогам ее разработки основную роль играют производственные компании. Результаты экспертной оценки свидетельствуют о слабой роли вузов в инициировании тем научных прикладных исследований для их партнерского выполнения. Они инициировали каждую четвертую тему, реализуемую совместно с компанией и/или исследовательской организацией. Научно-исследовательские организации участвовали в инициировании каждой третьей темы, а в инициировании значительной части тем участвовали производственные компании. При этом, у всех производственных компаний, участвующих в научной программе, разрабатываемые темы прикладных исследований вписываются в перспективный план по разработке и производству инновационного продукта.

Если проанализировать функции партнеров в рамках разделения труда при совместной реализации научной программы, то выясняется, что вузы приняли участие, прежде всего, в определении объемов и характера подготовки необходимых для успешной реализации научных, инженерных и менеджерских кадров. Исследовательские организации - в разработке стратегии развития научно-технологического направления, оценке рисков социального, научно-технического, экологического и форс-мажорного характера, определении видов и характеристик необходимых технологий. Наиболее активным является участие исследовательских организаций в реализации совместно с производственными компаниями в определении оптимальных циклов обновления технологий с учетом рыночных факторов.

Однако у компаний тоже имеются серьезные недостатки в работе, увеличивающие риск ошибки при выборе темы исследования и оценке ее инновационного потенциала. Заключается это в том, что единой системы прогноза риска у компаний нет, каждая компания оценивает риски по тем критериям, которые считает наиболее важными для себя, или по которым доступна достоверная информация. Внимание компаний обращено, прежде всего, на оценку соответствия квалификации специалистов, технологического потенциала, объемов финансирования и сроков выполнения задачам проекта. Это необходимо для эффективного начала исследования, однако не гарантируют результативности на рынке товаров и услуг после трансфера научной продукции.

Одним из показателей вовлеченности университета, его подразделений в инновационный процесс является число НИР и НИОКР, в реализацию которых они вовлечены. При этом тематика данных работ может быть инициирована как самим университетом, его подразделением, так и партнерской организацией. В настоящее время в среднем кафедры вузов участвуют в 4-5 научно-исследовательских или научно-конструкторских работах, чаще всего инициируемых производственными компаниями.

Что касается участия кафедр вузов в формировании спроса на научную продукцию, они не очень активно принимают заказы на проведение прикладных исследований. С одной стороны, подобное положение дел обусловлено специализацией кафедр, в силу которой они не могут заниматься подобным видом работ. С другой стороны, не все кафедры готовы изменять методы работы в соответствии с новыми реалиями, с необходимостью участия в инновационном процессе, взаимодействии с другими организациями с целью создания и вывод на рынок нового продукта, активного участия в развитии региона. Другими словами, не все подразделения вузов считают для себя возможным, помимо проведения непосредственно научно-образовательной работы, выступать в роли некоего сервиса по оказанию услуг в области научного консультирования, разработок определенных моделей, технологий. Кроме сказанного, более половины кафедр вузов не имеют доступа к оборудованию, которое в большинстве случаев необходимо для включения данных подразделений вузов в инновационный процесс, для налаживания взаимодействия с другими организациями с целью реализации различных партнерских программ, создания нового инновационного продукта.

Также сказываются многолетние традиции, когда университет воспринимался и позиционировался именно как образовательный центр. С другой стороны, не все преподаватели могут сразу изменить стиль работы и взять на себя не свойственные для них новые функции (в том числе, и из-за большой нагрузки в сфере преподавания).

В настоящее время все большее признание получает модель научной организации, в которой центральное звено занимают университеты, которые функционально обеспечивают связь науки, образования и инновационного бизнеса. Одним из таких связующих звеньев являются малые инновационные предприятия, создаваемые на базе вузов, так как подобные предприятия реализуют наиболее рискованные инновации, способствуют переходу российской экономики на новый технологический уклад. На практике малые инновационные предприятия в вузах, как правило, осуществляются в формах студенческих бизнес-инкубаторов, центров передачи технологий, учебно-научно-инновационных комплексов, технопарков. Как показал опрос экспертов, создание и функционирование малых предприятий как хозяйственных обществ вышло в число лидирующих необходимых условий для коммерциализации инновационных продуктов, разрабатываемых научным коллективом университета.

Высокая стоимость и потенциальная коммерческая ценность научных исследований заставляет самым внимательным образом относиться не только к выбору научных приоритетов и механизмов их реализации, но и к самому процессу реализации научных разработок, начиная со стадии генерации идей, и заканчивая стадией рыночного сопровождения готового продукта. Иными словами, для университета инновационная составляющая требует постоянного внимания и приоритетного контроля ее реализации.

Руководителей научных подразделений вузов в целом не очень устраивает организация процесса реализации в вузе трансфера инновационных технологий в производственный продукт. При этом в широком смысле в рассматриваемом процессе можно выделить:

  • - определенные стадии: научное открытие, создание изобретения, оценка изобретения для защиты интеллектуальной собственности, решение по защите интеллектуальной собственности, маркетинг технологии, лицензионное соглашение, передача интеллектуальной собственности (или создание спиноффа);
  • - участников: ученый/исследователь университета, офис трансфера технологий, предприниматели, венчурный фонд, корпорации.
  • - виды деятельности: идентификация возможностей и отбор; проверка концепции, проверка интеллектуальной собственности, проверка бизнес концепции, выбор рынка и подтверждение; консультации, компенсационные схемы, сетевая поддержка, решение о применении.

Эффективность инновационного (научно-технического) развития предприятия в общем виде определяется исходя из соотношения эффекта (прибыли организации) и вызвавших его затрат. Выделяют четыре основных вида эффекта от инноваций: технический, ресурсный, экономический и социальный.

Эффективная разработка и внедрение инноваций позволяют предприятию успешно функционировать в уже освоенных областях и открывают возможности выхода на новые направления. При этом на успех реализации инноваций в организации влияют:

  • • научно-технический потенциал;
  • • производственно-техническая база;
  • • основные виды ресурсов;
  • • крупные инвестиции;
  • • соответствующая система управления.

Таким образом, предприятия постепенно интегрируются в инновационный процесс. Инновационный процесс рассматривается как процесс, пронизывающий всю научно-техническую, производственную, маркетинговую деятельность производителей и, в конечном счете, ориентированный на удовлетворение потребностей рынка. Инновационный процесс обеспечивает внедрение научно-технического результата и интеллектуального потенциала для получения новой или улучшенной продукции (услуг) и максимальной прибавленной стоимости.

Возможность вовлечения предприятия в инновационный процесс во многом определяется продукцией, которую оно выпускает, степенью ее конкурентоспособности как на региональном, а также российском рынке в целом, так и на международном рынке.

В большинстве случаев эта продукция пользуется высоким спросом на региональном рынке в частности и на российском рынке в целом. В меньшей степени, но все же значительна конкурентоспособность данной продукции на международном рынке. При этом более десятой части экспертов охарактеризовали спрос на свою продукцию (с первой по четвертую) на международном рынке как средний.

Модернизация, развитие экспортных возможностей российских предприятий в современных условиях является одним из приоритетных направлений деятельности, поскольку именно производство экспортной продукции и ее успешная реализация позволит отечественным товаропроизводителям выйти на качественно новый уровень функционирования. Особое значение приобретает повышение экспортного потенциала отечественных товаров. При этом в качестве переходного этапа для достижения поставленной цели, может выступать импортозамещение.

Развитие рынка отечественной продукции особенно важно в связи с тем, что значительное заимствование импортных технологий, оборудования и т.п. ставит предприятие в определенную зависимость от конъюнктуры, сложившейся в других странах. Поэтому важно, чтобы большинство ресурсов, необходимых для инновационного развития предприятий, воспроизводилось в рамках страны.

Согласно результатам проведенного исследования, им- портозависимость предприятий по сырью для продукции, которую они выпускает, в среднем составляет 17,3%.

Спрос на продукцию, выпускаемую большинством предприятий, начиная с 2010 года, неуклонно растет. За период 2010-2014 годы он увеличился практически в 2 раза: если о росте спроса в 2010 году заявляют 36% экспертов, то в 2014 году - уже 70%. Продукция, выпускаемая большинством предприятий, реализуется на различных рынках: на экспорт (64%), в масштабах всего российского рынка (76%), на некоторых российских региональных рынках (64%), на местом рынке (56%).

При этом выше всего доля продукции, реализуемой в масштабах всего российского рынка (45,6%). Второе место здесь занимает продукция, реализуемая на некоторых российских региональных рынках (26%). Доля продукции, реализуемой на экспорт и на местном рынке, практически одинакова.

Практически все предприятия отслеживают наличие строго соответствия всей технологической и контрольной документации на производстве содержанию регистрационного досье на инновационный продукт (96%). Одновременно с этим большинство предприятий осуществляет жесткий контроль за соблюдением правил, предполагающий не только декларированное, но и фактическое применение санкций к нарушителям технологий (64%), а также уделяет внимание внедрению строгих методических правил в работу нормативного контроля качества инновационной продукции (60%).

В рамках новых формируемых инновационных условий возникает необходимость в изменении структуры, функционирования, а также стратегий развития многих предприятий, связанных с переходом от ориентации только на экономический эффект к более целенаправленному инновационному развитию. Учитывая существенную зависимость между конкурентными позициями, эффективностью предприятия и его инновационным потенциалом, эффективность функционирования предприятия должна достигаться за счет:

  • • повышения качества продукции;
  • • реализации политики ресурсосбережения;
  • • разработки и внедрения новых видов продукции;
  • • освоения рентабельных бизнес-проектов;
  • • участия в разработках перспективных инновационных решений.

Особое значение при разработке программ инновационного развития следует уделить формированию корпоративных механизмов и структур, способствующих созданию и внедрению инноваций. В связи с этим необходимо обеспечить формирование целостной системы управления инновационной деятельностью предприятия, включая:

  • • разработку документов, описывающих основные направления технологического развития предприятия (технологических дорожных карт, концепций технологической политики и политики в сфере информатизации, программ совершенствования системы разработки и проектирования продукции, программ повышения энергоэффективности);
  • • формирование управленческих структур, отвечающих за технологическое и инновационное развитие предприятия (создание комитета совета директоров, отвечающего за вопросы инновационного развития, научно-технического совета с привлечением внешних независимых экспертов; введение должности директора, отвечающего за развитие инновационной деятельности);
  • • реализацию системы мер, направленных на расширение научной и производственной кооперации, включая механизмы экспертизы поступающих предложений по использованию новых технологических решений, расширения практики кооперационного взаимодействия с научными и технико-внедренческими организациями, организациями инновационной инфраструктуры (в том числе в рамках инновационных кластеров);
  • • формирование системы управления интеллектуальной собственностью (патенты, лицензии, ноу-хау);
  • • формирование системы непрерывного образования и системы «управления знаниями».

Для достижения поставленных целей, интеграции предприятия в инновационный процесс необходимо иметь стратегический план его инновационного развития. Согласно результатам проведенного исследования, у 84% предприятий такой план есть и в настоящее время он активно реализуется.

Большинством предприятий привлекаются инвестиции для разработки инновационных продуктов в большом объеме. Еще более четверти предприятий привлекают не столь значительное финансирование инновационных проектов.

Практически все предприятия для разработки инновационных продуктов привлекают государственные субсидии. Большинство предприятий, помимо этого, стимулирует свое развитие с помощью собственных источников, а также внешних коммерческих инвестиций. Иностранные инвестиции также играют определенную роль в обозначенном процессе: данный вид источника финансирования присутствует у 45,8% предприятий.

Основную долю в финансировании предприятий имеют государственные субсидии (43,1%). Собственные источники находятся на втором месте (31,5%), внешние коммерческие инвестиции - на третьем (19,8%). Иностранные инвестиции занимают только 5,6% от общего объема финансирования.

Практически все предприятия осуществляют маркетинг рынка аналогичной или родственной продукции: 62% - регулярно, 22% - по мере потребности.

Не все предприятия полностью готовы к включению в инновационный процесс. Тормозом для дальнейшего развития выступает, с одной стороны, отсутствие в значительном числе случаев на предприятиях необходимых современных технологий, с другой, - износ оборудования, необходимость его модернизации. Одним из основных условий внедрения на предприятии новых инновационных технологий, выпуска наукоемкой продукции является соответствие возможностей имеющегося оборудования данным технологиям. Вместе с тем, большинство предприятий нуждается в смене оборудования для начала производства конкурентоспособной инновационной продукции (56%). Лишь только в трети случаев модернизация имеющегося оборудования не требуется (34%).

Средний возраст основного технологического оборудования, используемого в главных процессах производства, - 12,7 лет.

При этом практически все оборудование имеет ту или иную степень морального и/или физического износа, половина - общего износа.

Вместе с тем, степень общего износа оборудования — 23,7%, физического износа - 18,5%, морального износа - 16,9%.

Большинство экспертов характеризует экономическую ситуацию для предприятия, сложившуюся в настоящее время, как благоприятную: очень благоприятную - 12%, в целом благоприятную - 50%.

Согласно результатам проведенного исследования, основной проблемой, которую необходимо решить на предприятии в ближайшее время для того, чтобы начать производство конкурентоспособной инновационной продукции, является внедрение новых управленческих механизмов. Актуальной проблемой также является переподготовка и обучение персонала. Эксперты в данной связи указали на необходимость внедрения новых мотивационных механизмов и существенную модернизацию промышленных площадей.

Основной проблемой, которая тормозит переход предприятия на активное производство инновационной продукции, является нехватка высококвалифицированных творчески мыслящих специалистов. На втором месте здесь находится недостаток государственной поддержки, на третьем - недостаточность финансирования для ресурсного обеспечения исследовательской, конструкторско-проектной деятельности и коммерциализации идей.

Вопросы развития необходимого кадрового потенциала для модернизации экономики решаются на уровне каждого региона, но при условии целенаправленной государственной кадровой политики, способствующей развитию общего, среднего и высшего профессионального образования на каждой территории. В свою очередь, большинство мероприятий, направленных на управление кадровым потенциалом, реализуются на уровне предприятия и организации, а органы региональной и муниципальной власти оказывают им информационную, нормативно-правовую и другие виды поддержки.

К основным мероприятиям по развитию кадрового потенциала региона можно отнести:

  • • развитие системы непрерывного образования;
  • • внедрение в учебные программы вузов дополнительных образовательных программ в сфере инновационной деятельности;
  • • подготовку менеджеров предприятий в сфере внедрения и управления инновационной деятельностью;
  • • разработку образовательных программ для реализации инноваций в формирующихся основных кластерах региона, субсидирование обучения в них.

Практически все эксперты (94%) признают в регионах наличие позитивной зависимости между уровнем образования населения и характером экономического развития: с ростом уровня образования растет интенсивность экономического развития региона. Более половины экспертов отметили, что в регионе существует некоторая проблема трудовых ресурсов (54%).

Главным проявлением проблемы трудовых ресурсов является недостаточный уровень квалификации работников (63,0%). На втором месте здесь находится высокая миграция (37,0%), на третьем - трудонедостаточность (11,1%).

Региональные органы власти заинтересованы в повышении уровня регионального инновационного потенциала и интенсификации инновационной деятельности субъектов хозяйствования, поскольку использование инноваций обеспечит соответствующим структурам, функционирующим на определенной территории, а соответственно и территории в целом, конкурентные преимущества, высокий предпринимательский доход. Это позволит усилить конкурентоспособность региона на межрегиональном и международном рынках. Наиболее действенным механизмом стимулирования развития инноваций в регионах можно назвать согласованные действия правительства, бизнеса, науки, образования, финансовых организаций и средств массовой информации. Во всем мире именно регионы рассматриваются как первая ступенька инновационной деятельности развития всей страны.

Возможность вовлечения региона в инновационный процесс во многом определяется продукцией, которая выпускается предприятиями региона, степенью ее конкурентоспособности как на региональном, а также российском рынке в целом, так и на международном рынке. Практически вся продукция, выпускаемая предприятиями региона, имеет спрос в субъектах Российской Федерации (92%). Подавляющее большинство из производимых товаров также реализуется непосредственно в регионе (82%). Помимо этого, значительная часть продукции имеет спрос на международном рынке (40%).

Результаты экспертного опроса свидетельствуют о том, что регионы Российской Федерации имеют значительный потенциал роста как с точки зрения изменения и обновления инфраструктуры, нацеленной на жизнеобеспечение населения, так и с точки зрения повышения доходов населения. Расширение в регионе инновационной составляющей, увеличение числа предприятий, университетов, научно-исследовательских организаций, финансовых структур, задействованных в инновационном процессе, позволит регионам придать значительный импульс своему дальнейшему развитию.

Большинстве случаев в регионах наблюдается небольшая инвестиционная активность (60%). О высокой инвестиционной активности заявляют 4% экспертов. Вместе с тем, более трети участников опроса указали на то, что в регионах отмечается застой инвестиционной активности (36%).

В регионах существуют средние предпринимательские риски (72%). О том, что подобные риски высокие, заявил каждый десятый участник опроса (10%). О низких рисках говорили более шестой части экспертов (18%). Вместе с тем, никто из экспертов не отметил, что в регионах предпринимательских рисков не существует.

Как показали результаты исследования, собственные источники инвестиционных ресурсов предприятий региона либо минимальны (64%), либо их практически нет (24%). Только менее восьмой части экспертов говорят о наличии запаса подобных инвестиционных источников (12%). Необходимым условием интеграции предприятий региона в инновационный процесс является их техническая оснащенность высокопроизводительным оборудованием. В целом лишь более четверти предприятий полностью отвечают данному условию (28%). Остальные предприятия имеют те или иные «пробелы» в своей технической оснащенности: техническая оснащенность неполная, но современная - 54%, техническая оснащенность полная, но не современная - 10%, техническая оснащенность неполная и не современная - 8%.

Важным условием функционирования предприятия является доступность сырья для изготовления продукции, в том числе и инновационной. В большинстве случаев экономятся значительные ресурсы (финансовые, временные) при условии, что сырьевая база находится непосредственно в регионе, где располагается предприятие. При этом уровень востребованности предприятиями собственной сырьевой базы региона в среднем составляет 45,7%.

Социально-экономическое положение региона - комплексная характеристика, отражающая как накопленный в регионе воспроизводственный потенциал (включая емкость регионального рынка, сравнительную бюджетную обеспеченность территории и др.), инфраструктурную оснащенность территории, так и текущие результаты хозяйственной деятельности, в том числе, сравнительную эффективность региональной экономики, финансовое состояние предприятий, инвестиционную и инновационную активность, а также важнейшие социальные характеристики, в том числе, качество жизни населения региона.

Согласно результатам проведенного исследования, уровень развитости необходимой инфраструктуры, обеспечивающей определенный уровень социально-экономического положения населения, по различным направлениям находиться около 70% и выше: от 68,8% в направлении пропускной способности дорог общего пользования до 83,4% в направлении обеспеченности населения объектами социальной сферы. В то же время, уровень износа инфраструктуры социальной сферы, а также степень износа дорог общего пользования в среднем находятся на уровне 35%.

Таким образом, как свидетельствует анализ результатов экспертной оценки, научное взаимодействие производственных компаний, вузов и исследовательских организаций складываются не вполне удачно. От партнерского взаимодействия отошли большинство исследовательских организаций, в результате чего основная масса партнерских научных тем разрабатываются производственными компаниями только совместно с вузами. Слабое взаимодействие исследовательских организаций с производственными компаниями и вузами - результат общего кризиса научных организаций, долгие годы не связанных с прикладными исследованиями, потерявших часть ведущих ученых (и по причине возраста, и по причине миграции), недостаточностью современной техники и оснащенных опытных лабораторий, испытательных баз и полигонов.

Научное взаимодействие исследовательских организаций, вузов и производственных компаний затрудняют еще 2 фактора: различие в стиле работы творческих коллективов на производстве, с одной стороны, и в научных и образовательных учреждениях, с другой стороны; различия в понимании стадии завершенности прикладного исследования и оценках характера и степени риска.

В первом случае речь идет о том, что ритм работы творческого коллектива производственной компании тесно связан с ритмом технологии производства материального продукта, он более динамичен, прагматичен, ориентирован на экономический продукт, практически применимый в инновационном производстве. Исследователи исследовательских организаций и особенно вузов в большей степени ориентированы на теоретическую форму завершения прикладного исследования в виде отчета, не обременены динамическим ритмом реального производства, поэтому временные интервалы исследования значительно увеличены, по сравнению с исследователями, реализуемыми на производстве.

Сохраняется проблема четкого определения функций науки в случае партнерского взаимодействия производственных компаний и организаций генерации научных знаний. Слишком большое число научных исследований выдаются за фундаментальные, в то время как их фундаментальность заключается только в том, что конечный результат исследования завершается вербальным отчетом.

Мнению представителей большинства партнерских организаций о соответствии имеющихся технологических, технических и финансовых предпосылок требованиям успешного выполнения научной программы противостоит неуверенность представителей большинства вузов и исследовательских организаций относительно соответствия уровня компетентности менеджмента требованиям эффективной реализации программы, неспособности определить максимальную длительность во времени рентабельного использования компаниями конечных результатов реализации программы, а также в укрепления позиций компании на внутреннем и международном рынке товаров и услуг в опоре на произведенный совместно научный продукт. То есть, у партнерских организаций не проработана маркетинговая составляющая совместного проекта.

Согласно экспертным оценкам складывается впечатление, что многие участники программы в большей степени обеспокоены процессом освоения целевых денег, чем конечным продуктом партнерского взаимодействия. Основные мероприятия реализованы (реализуются) в первую очередь компаниями, а вузы и исследовательские организации подключаются к этим мероприятиям, но вдвое - втрое реже. Особенно слабым является участие вузов и исследовательских организаций в реализации таких мероприятий, как оценки рисков социального, научно-технического, экологического и форс-мажорного характера, определение оптимальных циклов обновления технологий с учетом рыночных факторов, разработка финансового плана реализации инновационного проекта с учетом наличных ресурсов, поиск новых источников и механизмов финансирования совместного инновационного проекта. То есть вузы и исследовательские организации слабо участвуют в разработке мероприятий, связанных с вопросами технологии производства и его финансирования.

В связи с этим представляется, что востребованность производственными компаниями научной продукции не имеет однозначной направленности. Складывается впечатление, что по характеру и конечному результату для трансфера в инновационный продукт широкого потребления пригодны не более 30% итоговой научной продукции совместной научной программы. Сроки реализации совместного научной программы превышают 2 года, что затрудняет прогноз конъюнктуры спроса на внутреннем и внешнем рынке планируемой инновационной продукции.

В бизнес-планах партнеров, участвующих в государственной научной программе, практически не проработана стратегия оценки рисков на различных этапах: от разработки научной продукции и до продвижения на рынок инновационного продукта, что вносит много неопределенностей в целесообразность научной программы с позиции производства.

С позиции инновационного производства рациональность не менее 60% научных проектов сомнительна, так как большинство научной продукции не планируется довести до промышленной стадии. Кроме того, требуется совершенствование механизма отбора научных тем, планируемых для совместной разработки. Основным критерием при отборе тем должна быть их целесообразность с точки зрения инновационного производства, которая в свою очередь должна измеряться индикаторами спроса на внутреннем или внешнем рынке аналогичной продукции.

Основываясь на результатах экспертных опросов и экспертной дискуссии при обсуждении аналитических результатов опросов сформировалось мнение о необходимости совершенствования следующих положений Постановления Правительства № 218 от 09.04.2010 года «О мерах государственной поддержки развития кооперации российских образовательных организаций высшего образования, государственных научных учреждений и организаций, реализующих комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства, в рамках подпрограммы «Институциональное развитие научно-исследовательского сектора» государственной программы Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013-2020 годы»:

1) Необходимо совершенствование механизма отбора научных тем, планируемых для совместной разработки. Основным критерием при отборе тем должна быть их целесообразность с точки зрения инновационного производства, которая в свою очередь должна измеряться индикаторами спроса на внутреннем или внешнем рынке аналогичной продукции. Все еще актуальна задача исключения параллелизма при выборе научных тем для разработки, определение идентичности которых затруднено из-за того, что схожие по содержанию научные темы разрабатываются в рамках различных приоритетных направлений науки.

Чтобы оптимизировать выбор перспективных тем для научной программы, целесообразно на федеральном уровне создать общедоступный «банк инновационных проектов» предназначенный для автоматизации накопления, проверки, поиска и актуализации информации, связанной с инновационной деятельностью университетов, исследовательских организаций и производственных компаний. Предлагаемый «банк инновационных проектов» может функционировать, в частности, при Российском научном фонде (РНФ). «Банк инновационных проектов» сможет обеспечить потенциальным инвесторам доступ к данным об инновационных проектах. Этот важно потому, что согласно Постановлению №218, «участвующая в субсидировании производственная компания проект, предусматривающий выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ российскими высшими учебными заведениями», однако компания: а) не всегда может достоверно определить вуз или исследовательскую организацию, обладающую научным «заделом» и специалистами необходимой квалификации для разработки выбранной компанией научной темы. Банк инновационных проектов должен отвечать следующим требованиям:

  • • гарантия свободного доступа к перечню инновационных проектов с помощью современного интерфейса;
  • • создание рубрикатора и классификации информации о технологиях и инновационных проектах для обеспечения отбора информации по заданным критериям;
  • • создание алгоритма для оперативного поиска информации;
  • • гарантия полноты и достоверности информации;
  • • гарантия надежности хранения информации и защиты интеллектуальной собственности.
  • 2) Результаты исследования свидетельствуют о том, что наиболее несовершенным является планирование выполнения научной программы из-за универсального характера показателей по срокам выполнения исследования, в то время как практика, охарактеризованная экспертами, чаще всего не позволяет соотнести конкретные этапы исследования со сроками, а порой и объемом финансирования программы. Суть проблемы в том, что, с одной стороны, Постановлением предусмотрено финансирование выполнения научного проекта на период 1-3 года. Это предполагает:
    • а) различие научных программ по капиталоемкости работ;
    • б) различие научных программ по степени теоретической и прикладной разработанности темы; в) допустимость реализации только одной или нескольких автономных задач научной программы. При этом допустим риск технологической нереализуемости задачи по объективным причинам. С другой стороны, Постановлением предусмотрено, что «организация, отобранная в результате конкурса, являющаяся исполнителем проекта, обязана предоставлять в течение не менее 5 лет после окончания действия договора (соглашения) информацию о высокотехнологичной продукции, разработанной в рамках проекта, а также о ходе реализации проекта и об объемах выпускаемой продукции», что превентивно предполагает для всех проектов завершенность цикла от постановки научной задачи и разработки высокотехнологичной продукции (то есть и трансфера), допуская свободу действий участников программы только на стадии выхода с инновационной продукцией на рынок.

Согласно данным экспертного опроса, такая универсальность постановки задач в научном проекте «не работает». Анализ практики реализации научной программы за прошедшие 5 лет (2010-2015 годы) показал, что средний срок более-менее целостной реализации проекта, и то, при наличии серьезного научного задела, требует 2,5 лет. Следовательно, за 1-2 года удается решить только задачу, которая до начала реализации научной программы разработана на 25% (если субсидия на 2 года) или на 65% (если субсидия на 1 год). Но такой отбор заведомо создает барьер для отбора перспективных тем, но пока мало разработанных, ведет квыбору более легкого пути и параллелизму, а то и новой разработке того, что ранее уже было разработано.

Мешает выбору перспективных тем для разработки и то, что согласно Постановлению «не менее 20 процентов указанных средств используется на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы». Такая предопределенность стимулирует разработчиков научного продукта, с одной стороны, к потребительскому расходованию средств (прежде всего на фонд оплаты труда), во вторых, сковывает исследовательскую инициативу тем, что исходит не из реального объема необходимых затрат на реализацию собственно исследования, а из суммы (квоты) выделенных средств.

Предложение по совершенствованию планирования научной программы.

  • а) При определении сроков субсидирования проекта необходимо определить имеющийся научный, технологический задел и капиталоемкость реализации проекта на крупных стадиях, которых может быть 4: 1) стадия научного поиска, то есть собственно исследование или процесс разработки; 2) процесс материализации результатов исследования или разработки в научную продукцию, включая стадию испытания или верификации;
  • 3) трансфер научной продукции в инновационный продукт; 4) изучение конъюнктуры и емкости рынка иопре- деление масштабов спроса на инновационную продукцию.

Более того, отдельные проекты целесообразно разделить на обозначенные 4 вида автономных работ, гарантируя субсидию только для каждой автономной стадии и с автоматической пролонгацией субсидирования следующей стадии работ при положительной результативности предыдущей стадии. Это может потребовать длительность реализации всего проекта более 1-3-х лет и временные интервалы каждой стадии могут порой существенно различаться. Преимущества такой формы субсидирования заключаются всокращении рисков и экономии средств, в случае неперспективности работ либо по причине исполнителя, по причине форс-мажорных обстоятельств у партнера - производственной компании, по причине изменения конъюнктуры рынка.

  • 3) Еще один критерий дифференциации величины субсидирования или приоритета субсидирования научной программы - характер рынка востребованности инновационного продукта, то есть региональный, федеральный, международный. Речь идет не о том, чтобы по этому критерию происходила дифференциация оплаты работ - они по каптиталозатратам могут быть эквивалентны, а о приоритетах субсидирования. С позиции интересов государства предпочтительными являются разработки, имеющие международную и федеральную значимость, а исследования показывают, что доминирует региональная значимость разработок. Если такой критерий приоритета при отборе исполнителей не ввести, тогда сохранится следующая рыночная сегментация производимой инновационной продукции: практически вся продукция (92%), выпускаемая предприятиями, имеет спрос в федеральном масштабе, подавляющее большинство (82%) из производимых инновационных товаров реализуется непосредственно в регионе. Это при наличии положительной тенденции на внутреннем рынке: спрос на продукцию, выпускаемую большинством предприятий, начиная с 2010 года, неуклонно растет. За период 2010-2014 годы он увеличился практически в 2 раза: если о росте спроса в 2010 году заявляли 36% экспертов, то в2014 году - 70%.
  • 4) Требуется улучшить отбор производственных компаний, выступающих в качестве партнеров по реализации научной программы. При подборе необходимо учитывать такой критерий, как состояние технического и технологического фонда, как необходимого условия доведения научной продукции хотя бы до стадии трансфера.

Как показывают результаты опроса экспертов, не все предприятия полностью готовы к включению в инновационный процесс. Тормозом этого выступает, с одной стороны, отсутствие в значительном числе случаев на предприятиях необходимых современных технологий, с другой, - износ оборудования, необходимость его модернизации. Средний возраст основного технологического оборудования, используемого в главных процессах производства, - 12,7 лет, витоге большинство компаний (56%), участвующих в научной программе, нуждаются в смене оборудования для начала производства конкурентоспособной инновационной продукции; лишь 34% компаний модернизация имеющегося оборудования не требуется.

  • 5) В качестве важного критерия принятии решения о субсидировании научной программы должен быть качественный состав исполнителей. В качестве такового сегодня используется в основном ученая степень или наличие патентования. Целесообразно придать первостепенное значение такому критерию, как наличие разработанной инновационной продукции. Как показал опрос экспертов, слабый качественный состав кадров участников научного проекта - «повседневность», на что указали 63% опрошенных экспертов.
  • 6) Следует и впредь сохранять определенную долю государственного субсидирования научных программ, так как недостаточность собственных источников финансирования вынуждает предприятия для разработки инновационных продуктов привлекать государственные субсидии. Лишь 60% предприятий для инноваций используют собственные средства и внешние коммерческие инвестиции. У 45% предприятий имеется возможность привлечь для инноваций иностранные инвестиции, однако они занимают не более 6% в общем объеме финансирования научного проекта. Сейчас государственная доля инвестиций составляет 50%, этот показатель целесообразно сделать динамичным, если научные проекты будут сегментированы на составные части по этапам работ, как это предложено в пункте 2), увеличивая государственную долю финансирования при увеличении ясности трех критериев: а) степени приближения работ к трансферу научной продукции и производству инновационного продукта; б) ясности характера масштабов востребованности инновационной продукции и характера рынка (региональный, федеральный, международный) его сбыта; в) наличии достоверной оценки сроков и параметров рентабельности инновационной продукции.
  • 7) Мнению представителей большинства партнерских компаний о соответствии имеющихся технологических, технических и финансовых условий требованиям успешного выполнения научной программы противостоит неуверенность представителей большинства вузов и исследовательских организаций относительно соответствия уровня компетентности менеджмента требованиям эффективной реализации программы, неспособности определить максимальную длительность во времени рентабельного использования компаниями конечных результатов реализации программы, а также в укрепления позиций компании на внутреннем и международном рынке товаров и услуг в опоре на произведенный совместно научный продукт. То есть, у партнерских организаций не проработана маркетинговая составляющая совместного проекта. Более того, с позиции инновационного производства рациональность не менее 60% научных проектов сомнительна, так как большинство научной продукции не планируется довести до промышленной стадии.

Выход из этой ситуации может опираться на следующее решение: а) необходимо ввести правило, при котором соглашение о субсидии на выполнение научной программы заключается только при наличии завершенного бизнес плана от постановки задачи до конечной продукции; б) два в соглашениях следует заменить ныне принятую форму технического задания с предписанием форм работ и условным (по аналогии) расчетом их стоимости на бизнес план коммерческого характера. Кроме того, бизнес план в обязательном порядке должен разрабатываться производственной компанией и только согласовываться с соисполнителями - вузом и/или исследовательской организацией.

Производство и распространение наукоёмких технологий - один из важнейших элементов развития отечественной экономики. Социокультурный анализ данного феномена показывает, что особое значение имеет технологическая креативность среды - интегральный макропоказатель, который определяет возможности и степень реализации данных процессов. Создание технологически креативной среды есть результат синергетического, взаимообусловленного и системного действия институциональных, техногенных и социальных факторов. По сути, речь идёт о той концептуальной модели технонауки, которая рассмотрена в последнем разделе книги. Основные социально и институционально обусловленные факторы, которые оказывают особое влияние на создание креативных сред и которые в рамках классической парадигмы технического развития обычно оставались «за скобками», следующие[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]:

  • Коллективные ценности. Определяют уклад жизни в каждом конкретном обществе. Влияние устоявшегося статус-кво, традиций, обычаев, правил и приверженности прецеденту всегда было мощным препятствием для инноваций и развития. Например, в обществе, в котором основным орудием труда является индивид, богатство и социальный престиж определяется числом «рабов» и, соответственно, такое общество наименее склонно к использованию машин, экономящих труд, делающих рабов ненужными. Дж. Мо- кир, историк техники, отмечал: «В обществе, в котором образованные не работают, а те, кто работают, необразованны, бессловесность производящих классов станет препятствием для распространения и внедрения новой технологии в том маловероятном случае, если она будет создана»59. От себя к этому обстоятельству добавим, что не следует также забывать о существующих конфессиональных ценностях и ограничениях, поскольку любое изобретение - это, в конечном счёте, игра против природы и её Творца.
  • Состояние (социальный статус) науки и техники. Наука, как известно, обеспечивает понимание процессов иявлений, а техника несет практическую выгоду, облегчая человеку выполнение многих операций и высвобождая время на другие виды деятельности (Ортега-и-Гассет). Любой специалист, сдавший кандидатский экзамен по философии техники знает, что технологии имеют эпистемологическую природу. Они подобны науке, культуре, искусству и существуют исключительно в человеческом сознании или же в тех артефактах, которые ими порождены. Однако любой артефакт неизбежно материально разрушается и, в конце концов, перестаёт существовать, а знания о нём продолжают оставаться. Процессы рождения новых идей, которые могут приживаться в виде технологий, изучаются сегодня в рамках междисциплинарного направления - эволюционной эпистемологией, благодаря которой удалось установить, что состояние науки и техники определяется отнюдь не только размерами совокупного финансирования отрасли, а прежде всего числом и профессиональным уровнем научных сотрудников и учёных.
  • Сопротивление инновациям. Оно может проявляться в виде контрпродуктивной деятельности конкурентов. Часто компания препятствует продвижению более эффективной технологии, если эта технология находится в руках конкурентов (контрлоббирование). Тогда происходит переориентация на прикладные и возможно маргинальные технологические разработки, которые могут принести немедленно выгоду, но являются тупиковыми с точки зрения дальней эволюции - например, самозавязывающиеся галстуки или кроссовки, «летающие автомобили».
  • Открытость информации и коммуникаций. Здесь речь идёт о создании специализированных площадок в виде конференции, симпозиумов, научной периодики, в том числе, в виртуальной форме (форумы, сетевые сообщества учёных и изобретателей, по типу ResearchGates или Academ. edu), где возможен свободный обмен идеями и проектами вне оценки их социальной значимости, последствий и коммерческой привлекательности. По этому поводу известный специалист по российской науке Л. Грэхэм писал: «я видел, что русские учёные были изолированы от остального мира, и я понимал, что ключом к решению этой проблемы будет помощь в создании связей этих учёных с внешним миром для экспорта знаний. А вот развивающимся рынкам, таким как тропическая Африка, было необходимо другое - помочь наладить связи для импорта знаний, направленных на решение местных проблем. Однако ответ в обоих случаях был один: помочь изолированным людям соединиться»[8].
  • Демографические факторы, которые с ростом численности населения и увеличивающейся нагрузкой на природные ресурсы стимулируют развитие трудоинтенсивных и высоконаучных технологий. Правда, при этом может изменяться норма совокупного дохода на душу населения, но, в конечном счёте, это регулируется системой распределительных отношений и проводимой политикой. В любом случае, рост населения ведёт к техническим инновациям в развитых странах, поскольку экономит природные ресурсы и сохраняет капитал.
  • Государственная политика также является очень важным фактором для трансфера технологий. История техники содержит множество примеров тому, как в государстве с минимальной централизацией власти шансы на технический прогресс становятся достаточно высокими. В качестве объяснения этого приводится аргумент, что устойчивость политического режима косвенно поддерживается настороженным отношением к инновациям во всех сферах жизни. Всякий раз, как в Европе укреплялась церковь и возрастала интеллектуальная нетерпимость (например, XIV век) техническое развитие ощутимо замедлялось. Именно государство задаёт тональность отношения к нон-конформистам, которыми почти всегда являются учёные и изобретатели, а также обеспечивает защиту новых технологий от их жертв - компаний, которые страдают от введения инноваций.

Перечисленное не исчерпывает все факторы, определяющие креативность среды. В стороне остались, например, военно-политический, национально-этнический факторы. Изучение и создание креативных сред требует сочетания самых различных подходов со стороны политики, менеджмента и права, культурологии и коммуникативистики, социологии ценностей, эволюционной экономики и эпистемологии. По замечанию Дж. Мокира, технологическая креативность западного общества опиралась на два краеугольных камня: материалистический прагматизм, основанный на убеждении в возможности и даже в желательности манипуляций над природой ради повышения экономического благосостояния, и непрерывную борьбу между политическими игроками за политическую и экономическую гегемонию[9].

На что может опереться технологическая креативность современного российского общества? Один из возможных ответов предусматривает поиск оснований в самобытности российской цивилизации. Нельзя не признавать социокультурную самобытность, от которой напрямую зависит успех в создании креативных сред, например, Сибири, с её консервативным и в чём-то старообрядческим отношением к внешнему миру, который находится «где-то там, за Уралом»; Центральных регионов со столицами и доминирующим потребительским стереотипом жизнедеятельности; Русского севера с его сочетанием предприимчивости и патриархальности; Юга России, население которого симпатизирует традиционным ценностям казаков и перенимает некоторые черты поведения своих южных соседей.

Помимо социкультурных факторов ситуация осложняется слабой развитостью некоторых институтов, от которых напрямую зависит успех в описываемой сфере. Так, несмотря на очевидную протекционистскую, в позитивном смысле этого термина, и достаточно последовательную федеральную политику (поддержка венчурного инвестирования, развитие региональных инновационных кластеров и ряд других мер) существуют почти непреодолимые для субъектов инноваций преграды в виде нормативно-правовых ограничений или отсутствия таковых. В результате, на сегодняшний день происходит либо «игра без правил», либо игра вовсе не может начаться. Всё это сопровождается потерями и издержками, которые несут инвесторы и экономика в целом.

Еще два замечания в качестве выводов.

Первое. Вопрос эффективности инноваций в сфере технонауки имеет особое значение, поскольку ожидания бизнес- и политических элит не всегда оправдываются. На начальном этапе реализации инновационной политики оценивать ее успешность вполне возможно с помощью таких микропоказателей, как динамика роста числа и объема инновационных проектов, абсолютный и удельный рост количества малых и средних предприятий, увеличение доли расходов на НИР и НИОКР, затраченное время на переход от опытных и концептуальных образцов высокотехнологичной продукции к серийным и тиражируемым продуктам и технологиям. Однако, уже на следующем этапе, по мере роста значений основных показателей проекта (бюджет, ожидаемые выгоды...) появляется реальная опасность превращения инновационной экономики в экономику «мыльного пузыря». На сцене появляются финансовые институты (в том числе международные), которые при помощи своих специфических средств (кредитование, «венчуризация»...), уводят активы инновационной политики (лицензии, патенты, финансовые капиталы...) с рынков национальных товаров и услуг и вместо реинвестирования обращают их в финансовые спекуляции.

Второе. С социологической точки зрения важно понять, насколько широко инновационный процесс затрагивает различные слои населения, или остается ограниченным сферой технонауки. Это особенно актуально, если общество (на макроуровне) не готово к восприятию результатов инновационного процесса. Например, если существующая структура рабочей силы имеет низкие показатели в интеллектуалоемких отраслях, то это означает, что «трансфер высоких технологий» не рентабелен или просто не возможен. Это почти азбучная истина - готовность к инновациям, их генерации и потреблению во многом определяется профессиональным составом населения. Даже если речь идет не о высоких технологиях, а просто о готовности к восприятию нового на повседневном уровне, об открытости к изменениям и трансформациям. Такая черта поведения (в статистически значимых показателях) присуща не всей, а только вполне определенной части населения.

Это, прежде всего, управленцы и работники образования и здравоохранения, культуры и науки. Именно в этой среде формируется и сохраняется стереотип творческой самореализации, без опоры на который высокие технологии вряд ли окажут серьезное влияние на социально-экономическое развития страны.

Означает ли сказанное, что прогноз развития креативных сред в области высокотехнологичной продукции для национальной экономики следует считать неутешительным? Отчасти да, по причинам, которые указаны выше. Природа инновационной и креативной деятельности, в силу своей специфики, плохо поддаётся прогнозированию. Изобретения и инновации почти всегда связаны с известной готовностью идти на риск, а значит, найдутся те, кто вопреки сложившимся традициям и условиям, будут продолжать создавать новое и использовать его для улучшения качества жизни. Причём, как показывает нынешний опыт, это уже не одиночки-изобретатели, а реальные коллективные субъекты инновационного процесса. Кроме этого, из опыта истории известно, что отстающие, но догоняющие цивилизации могут на определённых этапах занять прочное место в группе лидеров, как это произошло, например, с японской экономикой.

  • [1] 58 В отличие от социальных, базовые (техногенные) принципы (факторы) трансфера технологий хорошо известны и здесь лишь кратко перечислим их (приводится по [Грэхэм, 2014: 177]: Принцип допустимого ущерба - риск ущерба от применения данной технологии не долженпревышать допустимого риска для гражданского населения; 2) Принципзащиты от нештатных ситуаций - всегда должны быть механизмы -технологии ликвидации негативных последствий нештатных ситуаций;
  • [2] Принцип замещения технологии - каждая технология имеет свой пе
  • [3] риод жизни, по окончании которого она не вписывается в технологическое пространство и создаёт угрозы безопасности; 4) Принцип открытости технологии - потребитель должен быть проинформирован об основных параметрах технологии и пределах её допустимого использования,а также о возможных рисках и угрозах, связанных с её использованием;
  • [4] Принцип устойчивости технологий - отклонения от технологическо
  • [5] го процесса не должны приводить к выпуску продукции, не отвечающей
  • [6] заданным параметрам.
  • [7] 59 Мокир Дж. Рычаг богатства. Технологическая креативность и экономический прогресс. М.: Из-во Института Гайдара, 2014, стр. 276.
  • [8] Хван, В., Хоровит Г. Тропический лес. Секрет создания следующейСиликоновой долины. Томск: Издательство ТУСУР (Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники). 2012,стр. 197.
  • [9] Мокир Дж. Рычаг богатства. Технологическая креативность и экономический прогресс. М.: Из-во Института Гайдара, 2014, стр. 473.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >