Экономические кризисы в постсоветской России

О чем пойдет речь

  • • По каким критериям можно оценить устойчивость и риск погружения в кризисы для страны?
  • • Применяем критерии: оцениваем кризисоустойчивость России.
  • • В чем особенности экономических кризисов современной России?

По каким критериям можно оценить устойчивость и риск погружения в кризисы для страны?

Становление рыночной экономики в России поставило перед обществом ряд новых проблем, одной из которых является неустойчивость финансово-экономической системы, результатом которой является частое погружение в кризисы как экономики страны в целом, так и отдельных компаний. Несмотря на то, что повышение экономической устойчивости является одной из важнейших задач государства, само это понятие пока однозначно не определено, нет единых критериев оценки устойчивости и, соответственно, ориентиров, к которым надо стремиться.

В данном учебнике мы выделяем ограниченный круг общих критериев устойчивости на уровне государства, каждый их которых может агрегировать частные индикаторы, углубляющие понимание устойчивости развития по разным направлениям. На наш взгляд, в группу общих критериев устойчивости на макроуровне следует включить:

  • • частоту кризисов по сравнению с:
    • – развитыми странами,
    • – другими постсоциалистическими странами,
    • – странами бывшего СССР,
    • – быстро развивающимися странами;
  • • степень зависимости экономики страны от внешних факторов (уровня внешнеэкономического долга и его структуры, волатильности притока иностранного капитала по годам и оттока капитала из России, зависимости экономики страны от цен на основные экспортируемые товары);
  • • сбалансированность доходов и расходов бюджета, наличие дефицита бюджета;
  • • уровень экономической самостоятельности регионов, степень зависимости их развития от межбюджетных отношений, частота

пересмотра условий перераспределения средств между Федеральным бюджетом и субъектами РФ;

  • • эффективность налоговой политики, оптимизация на каждый данный момент эффекта фискальной и стимулирующей функций налогов;
  • • уровень выполнения государством функций в финансовой сфере (обеспечение доступности кредитов для реального сектора и населения, насыщение экономики "длинными деньгами" для инновационных проектов, обеспечение динамики валютного курса рубля, стимулирующего развитие экономики; успехи в преодолении инфляции, институциональная поддержка развития российского рынка ценных бумаг);
  • • степень диверсификации экономики (преодоление сырьевой ориентации для повышения экономической безопасности, успехи в области демонополизации, создания условий для "честной" конкуренции, развития малого бизнеса);
  • • уровень поддержки инновационного развития, науки, образования;
  • • социальное и демографическое развитие страны (уровень безработицы с учетом скрытой или частичной, динамика индексов потребительских цен по сравнению с другими странами, динамика численности населения по возрастным группам, реальные средние доходы населения).

Применяем критерии: оцениваем кризисоустойчивость России

Реформы, осуществленные в конце XX – начале XXI в., привели к тому, что в результате разработки соответствующего законодательства, включения других элементов рыночных институтов в России осуществлена приватизация, функционируют рынки товаров и услуг, кредитный и фондовый рынки, либерализована внешняя торговля, относительно устойчив курс рубля и относительно невысока безработица. В то же время ведущими аналитиками признается, что положительные результаты пока носят неустойчивый характер, высока опасность ухудшения финансово-экономической ситуации, возникновения кризисов. Это находит свое проявление в следующем.

  • 1. В основе государственной финансовой системы по-прежнему лежат преимущественно перераспределительные межбюджетные отношения, снижающие деловую активность регионов с высоким потенциалом развития и в то же время стимулирующие иждивенческий стиль поведения у других регионов. Реализуемая государством концепция поддерживает текущую финансово-экономическую устойчивость, однако в долгосрочной перспективе разрушает ее.
  • 2. Контроль использования бюджетных средств не всегда привязан к конечным результатам, достижению цели – в частности, из-за непроработанности критериев и регламентов такой оценки.
  • 3. Налоговая политика носит во многом фискальный характер, ее стимулирующая роль по-прежнему невелика.
  • 4. За годы реформ не удалось создать мощный банковский сектор, в полную меру обеспечивающий финансовыми ресурсами реальную экономику. Даже краткосрочные кредиты так и не стали привычным источником финансирования компаний, а долгосрочные кредиты реальны преимущественно только для стратегических предприятий. Активы российских банков не превышают 65% ВВП, а в странах западной Европы они больше ВВП в 2–3 раза.
  • 5. Высока зависимость российской экономики от иностранного капитала, при этом в периоды колебаний мировой конъюнктуры иностранный капитал первым уходит с российского рынка, тем самым обрушивая его, увеличивая нестабильность экономики.
  • 6. В целом инвестиционная активность остается низкой, несмотря на высокую потребность бизнеса в обновлении и инновациях.
  • 7. Основное внимание при работе с бизнесом традиционно уделяется системообразующим предприятиям-гигантам с государственным участием, при этом принимаемые в их отношении меры, как правило, направлены не на повышение результативности работы, а на поддержку их существования и содержание образованных вокруг них городов.
  • 8. Условия функционирования крупного "рыночного" бизнеса пока не соответствуют потребностям: риски высоки из-за несовершенства законодательства, содержащего множество лазеек, используемых для недружественных поглощений и рейдерства; не выдерживаются нормы правоприменения; отсутствует полноценная информационная база; транспарентность бизнеса остается на невысоком уровне, в частности, из-за недостатков регулирования деятельности холдингов как широко распространенной в России формы организации бизнеса.
  • 9. Декларируемая поддержка малого бизнеса пока не дошла до бенефициаров или не принята ими из-за недостаточности стимулов, неготовности регламентов применения. По экспертным оценкам, 50% предпринимаемых в последние годы мер связаны с проблемами крупного бизнеса, около 35% направлены на поддержку малого предпринимательства (точнее микробизнеса), и только 15% мер связаны с поддержкой среднего и "развернутого" малого бизнеса. Немаловажным фактором здесь является то, что крупный бизнес имеет бо́льшие возможности для лоббирования своих интересов за счет доступа на различные уровни исполнительной и законодательной власти.
  • 10. Неизменными остаются отраслевые приоритеты промышленной политики – автомобилестроение, оборонно-промышленный комплекс, агропромышленный комплекс, жилищное строительство, нефтегазовый комплекс, хотя с точки зрения диверсификации нашей промышленности и снижения зависимости от импорта перспективными также являются химическая промышленность, лесопромышленный комплекс, золоторудная промышленность и ряд других отраслей.
  • 11. Институт банкротства, несмотря на его постоянное совершенствование, еще не стал действенным инструментом ликвидации неэффективного бизнеса и поддержки временно неплатежеспособных компаний в качестве инструмента антикризисного управления. 95% открывающихся дел о несостоятельности приводят к ликвидации бизнеса, что говорит о том, что восстановительные процедуры под защитой Закона о несостоятельности не работают. Системообразующие предприятия в соответствии с российской концепцией выведены в отдельную группу и не подлежат банкротству.

В целом, по оценкам аналитиков, рыночный механизм обеспечения устойчивости экономики сформировался примерно на 30%. Сохранение большой роли государственного вмешательства в экономику подтверждает присутствие государства в уставных капиталах множества крупных предприятий, парадигма создания больших централизованных резервных фондов. Широкое использование этих инструментов в ходе кризиса 2008–2010 гг., хотя и не допустило развития кризиса в России по катастрофическому сценарию, но привело к селективной поддержке многих предприятий в традиционных сферах без серьезного обоснования, при том, что использование выделенных ресурсов контролировались поверхностно.

Пример 1.3

Рассмотрим динамику индикаторов социально-экономического состояния России.

В течение всего трансформационного периода прослеживается высокая степень износа основных фондов и потребность в инвестициях. Несмотря на ряд относительно успешных лет, износ основных фондов нарастал и в 2012 г. достиг 49% (хотя в 1992 г. составлял 42,5%). Увеличение износа основных фондов происходило на фоне снижения доли долгосрочных инвестиций в экономику: в 2012 г. они составили лишь 10%, тогда как в 2010 г. были на уровне 21%. Следует также отметить высокую волатильность темпов роста производства: хотя в ходе мирового кризиса 2008–2009 гг. промышленное производство упало во всех странах, в России отдельные отрасли "просели" больше: производство стали в России сократилось на 27%, а в других странах – на 10–15%, производство автомобилей – в 2–3 раза больше, чем в других странах.

Исследования свидетельствуют о недооценке инноваций, хотя декларируется их приоритет. Число научных организаций сократилось на четверть, численность персонала – более чем в 2 раза. Доля затрат на науку из госбюджета сокращается и, по последним данным, составляет лишь 0,6% внутреннего валового продукта (ВВП) или 1,6% бюджета, при этом госбюджет обеспечивает более 65% всех затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. О стагнации в области инновационного развития свидетельствует и то, что удельный вес организаций, осуществляющих технологические инновации, в общем числе организаций в последние годы составляет менее 10% (организационные инновации – менее 4%); доля инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме в последние годы составляет 5–6%; удельный вес инвестиций в нематериальные активы сокращается.

В результате реальные средние доходы населения значительно отстают от передовых стран и находятся на уровне чуть выше 400 евро. Учитывая определенное снижение миграционных барьеров, можно утверждать, что сохранение подобного отставания может привести к еще более серьезному оттоку важнейшего вида ресурсов России – человеческому капиталу.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >