Политико-правовые учения Западной Европы второй половины XIX в.

Во второй половине XIX в. продолжалось развитие и укрепление гражданского общества в странах Запада. Внедрение в жизнь демократических институтов обеспечивало включение в политический процесс все более широких слоев населения.

Капиталистическая экономика постепенно вступала в полосу монополизации, а наемные работники создавали организации, способные противостоять эгоизму предпринимателей. Почти во всех странах возникли профессиональные союзы. В ряде стран были созданы социал-демократические партии.

Политические и правовые учения того периода в основном продолжали развитие идей либерализма первой половины XIX в. Общей методологической базой оставался философский позитивизм. Однако наметилась тенденция перехода от фактографии к широкому использованию философии, социологии и психологии.

Учение Маркса и Энгельса о государстве и праве

В целом марксизм как направление общественной мысли проявился в самых различных областях гуманитарного знания — экономической теории, социологии, философии, в том числе в науке о государстве и праве. Основоположниками данного направления были немецкие мыслители Карл Маркс (1818—1883) и Фридрих Энгельс (1820—1895). В дальнейшем их учение получило развитие в трудах последователей — К. Каутского и Э. Бернштейна в Германии, П. Лафарга во Франции, А. Лабриолы в Италии, Г. Плеханова, В. Ленина, Л. Троцкого, И. Сталина в России.

Представляется целесообразным остановиться на взглядах Ф. Энгельса, изложенных в работе "Происхождение семьи, частной собственности и государства".

Специфика марксистского подхода к изучению государства и права — анализ явлений политической и правовой жизни в первую очередь как органических составных частей (моментов) классовой общественно-исторической формации, отказ от усмотрения в политико-юридических институтах феноменов религиозного, психологического, этнического и тому подобного порядка. Упомянутый подход зиждется на идее зависимости государства и права прежде всего и главным образом от уровня общественного разделения труда, классовой структуры и соотношения классовых сил в обществе.

Суть историко-материалистического подхода к государству и праву состоит в понимании этих образований как надстроек по отношению к экономической структуре общества. Уподобление государства и права надстройке — исследовательский прием, призванный доказать тот факт, что данные явления коренятся в "материальных жизненных отношениях", опираются на "реальный базис" и в своем бытии зависят от него.

"Реальный базис", производственные отношения не только лежат в основании политической и юридической надстройки, но и образуют ее условие, определяют ее саму: "способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще". К государству и праву от экономической структуры идет и линия причинно-следственной зависимости. Конечную причин) и решающую движущую силу всех важных исторических событий марксизм находит в экономическом развитии общества. По словам Энгельса, "конечные причины всех общественных изменений и политических переворотов надо искать... в изменениях способа производства и обмена..."

В книге Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства" была сделана попытка дать научный анализ процессов государствообразования.

В 1877 г. вышло фундаментальное исследование Льюиса Г. Моргана "Древнее общество", в котором на основе достоверных данных прослеживался процесс становления цивилизации.

Маркс внимательно изучил эту книгу и в 1880—1881 гг., составил ее конспект. При написании работы "Происхождение семьи, частной собственности и государства" Ф. Энгельс использовал и сделанный Марксом конспект книги Л. Моргана, и саму книгу. Основываясь на марксистском анализе фактических данных, приведенных в книге Л. Моргана, Ф. Энгельс изложил версию возникновения частной собственности, классов, политики и государства.

"Нитью Ариадны" для марксизма в данном вопросе явилось развитие материального производства, определившее другие стороны развития первобытного общества.

Как в действительности возникли отношения господства и подчинения, а также классы? Согласно марксизму в ходе разложения первобытнообщинного строя "они возникли двояким путем".

Один путь заключался в том, что необходимое для существования любого общества, в том числе и первобытнообщинного, осуществление общих функций, сосредоточиваясь в руках отдельных лиц, все более обособлялось от общества, превращалось в наследственные функции, приводило к противопоставлению господствующих групп и подчиненных им масс. "Нам нет надобности, — писал Ф. Энгельс, — выяснять здесь, каким образом эта все возраставшая самостоятельность общественных функций по отношению к обществу могла ее временем вырасти в господство над обществом; каким образом первоначальный слуга общества, при благоприятных условиях, постепенно превращался в господина над ним; каким образом господин этот выступал, смотря по обстоятельствам, то как восточный деспот или сатрап, то как греческий родовой вождь, то как кельтский глава клана и т.д.; в какой мере он при этом превращении применял в конце концов также и насилие и каким образом, наконец, отдельные господствующие лица сплотились в господствующий класс".

Это общее пояснение очень важно. Оно предупреждает против ошибочного мнения, согласно которому описанный Ф. Энгельсом процесс имеет отношение только к далекому прошлому, а не к дню сегодняшнему. В странах Африки, да и не только в них, а вообще при формировании новых государственных структур всегда сохраняется опасность превращения слуг общества в господ над ним. Продолжая свою мысль, Ф. Энгельс писал: "Нам важно только установить здесь, что в основе политического господства повсюду лежало отправление какой-либо общественной должностной функции и что политическое господство оказывалось длительным лишь в том случае, когда оно эту свою общественную должностную функцию выполняло".

Другой путь возникновения отношений господства и порабощения был связан с постепенным повышением производительности труда, благодаря чему рабочая сила приобретала ценность, порождая тем самым стремление к ее присвоению и порабощению. Как раз этот процесс связан с появлением прибавочного продукта и его накоплением в руках отдельных личностей. "Производство развилось уже настолько, — отмечал Ф. Энгельс, — что человеческая рабочая сила могла произвести теперь больше, чем требовалось для простого поддержания ее; средства для содержания большего количества рабочих сил имелись налицо, имелись также и средства для применения этих сил; рабочая сила приобрела стоимость. Но сама община и союз, к которому принадлежала эта община, еще не выделяли из своей среды свободных, избыточных рабочих сил. Зато их доставляла война, а война так же стара, как и одновременное существование по соседству друг с другом нескольких общинных групп. До того времени не знали, что делать с военнопленными, и потому их попросту убивали, а еще раньше съедали. Но на достигнутой теперь ступени "хозяйственного положения" военнопленные приобрели известную стоимость; их начали поэтому оставлять в живых и стали пользоваться их трудом. Таким образом, насилие, вместо того чтобы господствовать над хозяйственным положением, было вынуждено, наоборот, служить ему. Рабство было открыто".

Ф. Энгельс отмечал, насколько важным был именно это! "варварский" путь становления и развития человеческой цивилизации. "Только рабство сделало возможным, — писал он, — в более крупном масштабе разделение труда между земледелием и промышленностью и таким путем создало условия для расцвета культуры древнего мира — для греческой культуры". Нетрудно заметить, что возникновение частной собственности, эксплуатации и классов было естественноисторическим, закономерным процессом, развертывавшимся спонтанно, стихийно.

Процесс возникновения государства существенно отличался от процесса возникновения классов. Главное, принципиальное отличие состояло в том, что, хотя становление государства, так же как и возникновение классов, было вплетено в естественноисторический процесс развития тогдашнего общества, т.е. являлось неотъемлемой частью общего спонтанно, стихийно происходившего общественного развития, тем не менее формирование государства осуществлялось сознательно, в результате осмысленной перестройки родовых органов управления в органы государства. Этот процесс протекал в результате реализации наперед заданной цели — поддержания порядка и сохранения эффективной организации человеческой общности, использования ее возможностей для прогресса.

Как это осуществлялось практически? В любой человеческой общности — уже в первобытной общине, роде, племени — существуют общие интересы, требующие исполнения общих функций. Сюда относятся разрешение споров, наказание лиц, превышающих свои права, распределение производственных функций, надзор за орошением, религиозные функции и т.д., т.е. все то, что связано с организацией повседневной жизни бесклассовой общности людей, объединенных вначале по кровнородственному принципу.

Существовавшая в то время "самодействующая вооруженная организация населения" представляла собой бесклассовую родоплеменную общность людей. Из совокупности подобных общностей и состояло тогдашнее человечество, в рамках которого господствовали неполитическая демократия и принцип самоуправления. "Но люди не везде остановились на этой ступени. В Азии они нашли животных, которых можно было приручать и в дальнейшем разводить в прирученном состоянии. За самкой дикого буйвола нужно было охотиться, прирученная же — она ежегодно приносила теленка и, кроме того, давала молоко. У некоторых наиболее передовых племен — арийцев, семитов, может быть уже и у туранцев — главной отраслью труда сделалось сначала приручение и лишь потом уже разведение скота и уход за ним. Пастушеские племена выделились из остальной массы варваров — это было первое крупное общественное разделение труда. Пастушеские племена производили не только больше, чем остальные варвары, но и производимые ими средства к жизни были другие". Это впервые сделало возможным регулярный обмен. Поскольку главным предметом, которым обменивались пастушеские племена со своими соседями, был скот, именно он и "сделался товаром, посредством которого оценивались все другие товары и который повсюду охотно принимался и в обмен на них,— одним словом, скот приобрел функцию денег и служил деньгами уже на этой ступени".

В силу естественноисторического развития "произошло второе крупное разделение труда: ремесло отделилось от земледелия. Непрекращающийся рост производства, — писал Ф. Энгельс, — а вместе с ним и производительности труда, повышал ценность рабочей силы человека, рабство, на предыдущей ступени развития только возникавшее и носившее спорадический характер, становится теперь существенной составной частью общественной системы; рабы перестают быть простыми подручными; их десятками гонят теперь работать на поля и в мастерские. С разделением производства на две крупные основные отрасли, земледелие и ремесло, возникает производство непосредственно для обмена — товарное производство, а вместе с ним и торговля, причем не только внутри племени и на его границах, но уже и с заморскими странами".

С возникновением частной собственности и эксплуатации, эксплуататоров и эксплуатируемых к общим функциям управления с целью поддержания повседневной жизни общества прибавилась функция держания в узде эксплуатируемых с помощью государства. "...Государство, — писал Ф. Энгельс, — никоим образом не представляет собой силы, извне навязанной обществу... Государство есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожирали друг друга и общество в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах "порядка". И эта сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >