Полная версия

Главная arrow Культурология arrow История русской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Демократическая сатира

Этот жанр идет из народной смеховой культуры, тесно связан с фольклором и анонимен. Самый известный памятник подобного рода – "Повесть о Ерше Ершовиче". Происходящий из "детишек боярских" Ерш попросился на малое время пожить в Ростовское озеро к "крсстьянишкам" Лещу и Головлю, а затем "озером завладел насильством". В повести прозрачно пародируются условия социальной жизни на Руси.

В смеховом мире все шиворот-навыворот. В "Калязинской челобитной" монахи жалуются архиепископу Тверскому и Кашинскому Симеону на своего архимандрита Гавриила, который "велит часто в церкви ходить, а мы, богомольцы твои, в то время круг ведра с пивом без порток в кельях сидим". Монахам также досталось от "демократической сатиры", как и светским людям.

В "Сказании о роскошном житии и веселии" изображен идеальный мир, в котором все есть. "Да там же есть озеро не добре велико, пополнено вина двойнова. И кто хочет, – испивай, не бойся, хотя вдруг но две чашки. Да тут же близко пруд меду... Да близко ж того целое болото пива". Данный текст пародирует утопию русской устной культуры с ее градом Китежем и Беловодьем, которое заставляло людей сниматься с насиженных мест и отправляться неведомо куда.

Одно из наиболее популярных произведений русской смеховой литературы – "Повесть о Фоме и Ереме". Характеристика этих героев представляет собой карикатуру на контраст. "Ерема был крив, а Фома с бельмом". Так все в их жизни и даже в смерти: "Ерема упал в воду, Фома на дно".

Героем смеховой литературы часто бывает дурак. Но парадокс шутовской философии гласит, что мир сплошь населен дураками, а самый большой дурак тот, кто не догадывается, что он дурак. Признавая реальную действительность абсурдной, смеховая литература строит художественную действительность по законам абсурда. Она говорит "голую правду" устами "голого и небогатого" человека. В XVIII в. смеховая литература распространяется еще шире в составе лубка.

Демократическая сатира преследовалась церковью, как и вся смеховая культура, языческая в своей основе с ее скоморохами и песнями. Средневековый русский христианский моралист писал: "Смех не созидает, не хранит, но погубляет и созидание разрушает; смех Духа Святого печалит, не пользует и тело растлевает; смех добродетели гонит, потому что не помнит о смерти и вечных муках. Отыми, Господи, от меня смех и даруй плач и рыдание".

Еще не отделились друг от друга сатира, юмор, ирония, но смеховая культура приобретает свою обособленность, составляя существенный момент русского Возрождения.

В XVIII в. появляется авторская сатирическая литература, выдающимся представителем которой стал Д. И. Фонвизин, продолживший традиции "демократической сатиры" XVII в.

Денис Иванович Фонвизин (1745–1792)

Он учился в гимназии при Московском университете, который затем и закончил. Работал дипломатом, был секретарем Никиты Панина. После смерти Панина ушел в отставку и написал комедию "Недоросль", в которой высмеял невежество и нежелание учиться. Знаменитое фонвизинское "Не хочу учиться, а хочу жениться!" связано с запретом молодым дворянам в петровское время жениться, пока они не "превзойдут науку". Многим "Недоросль" не понравился: "Простаковых" в то время было достаточно. "Умри, Денис, лучше не напишешь", – пророчески сказал князь Григорий Потемкин после чтения "Недоросля" в 1782 г. (в том же году пьеса была поставлена). Последующие произведения Фонвизина менее значительны.

В конце XVII в. через Польшу в Россию проникают западные рыцарские романы, не отягощенные моралью. На их основе создавались оригинальные произведения типа сказаний о Бове Королевиче и Еруслане Лазаревиче. Сюда же относится знаменитое "Описание жизни славного российского мошенника Ваньки-Каина" (историческая личность). Впервые в русскую повествовательную литературу проникает сердечная лирика. Как отмечает Π. Н. Милюков, "введение любовного элемента было первым завоеванием, сделанным литературой у жизни, и первым приобретением, заимствованным жизнью у литературы". С этого момента русская литература пошла в направлении, которое через век привело ее к сентиментализму как еще одной составной части Возрождения. Переворот, "предсказанный на Западе Дантом и осуществленный Петраркой", пишет Милюков, совершился, наконец, в нашей литературе ко времени Петра Великого. Возникает оригинальная русская беллетристика и в конце века достигает своего расцвета в творчестве Η. М. Карамзина.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>