Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow РЕЛИГИОВЕДЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Принципы религиоведческой экспертизы

Под принципами религиоведческой экспертизы следует понимать руководящие, основополагающие начала, определяющие как предназначение, так и характер данного документа.

Принципы выполняют важные регулятивные функции и способствуют установлению руководящих начал правового регулирования религиоведческой экспертизы.

Принципы, лежащие в основе религиоведческой экспертизы, можно разделить на три группы:

  • 1) общие правовые принципы, которые закреплены в Конституции РФ, хотя к ним может быть отнесен всего один — принцип соблюдения права на свободу совести и свободу вероисповедания, иных прав и свобод человека и гражданина, а также прав религиозных организаций;
  • 2) профессиональные принципы:
    • — независимость эксперта,
    • — объективность, всесторонность и полнота исследований,
    • — комплексность проведения религиоведческой экспертизы;
  • 3) общенаучные принципы.

Рассмотрим каждый из названных принципов подробнее.

Общие правовые принципы

Принцип соблюдения права на свободу совести и свободу вероисповедания, иных прав и свобод человека и гражданина, а также прав религиозных организаций. Важность данного принципа обусловлена тем, что Конституция РФ признает человека, его права и свободы высшей ценностью (ст. 2) и устанавливает, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл и содержание деятельности органов государственной власти (ст, 18). Закрепление данного принципа за религиоведческой экспертизой свидетельствует о приоритетности гарантирования конституционной свободы вероисповедания при выполнении экспертных задач. Реализация принципа соблюдения права на свободу совести и свободу вероисповедания является необходимой предпосылкой свободы мировоззренческого выбора, самоопределения человека в своем отношении к религии. Статья 28 Конституции РФ гарантирует право на совместное исповедание и распространение своей религии, что подразумевает:

  • 1) право на свободу объединения в религиозные организации, образуемые по мировоззренческому выбору;
  • 2) право основывать и содержать свободно доступные места собраний и богослужений;
  • 3) право на свободу выражать и распространять свои убеждения или религиозные верования и обычаи без какого-либо принуждения и вмешательства со стороны государства и посторонних;
  • 4) право на свободу приобретать и содержать места поклонения, проводить и посещать религиозные службы и мероприятия;
  • 5) право управлять объединениями, образуемыми по мировоззренческому признаку, на основе самоуправления в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой, в том числе выбирать, назначать и заменять свой персонал согласно своим требованиям;
  • 6) право производить, покупать, импортировать, экспортировать и распространять мировоззренческую и религиозную литературу, печатные и аудиовизуальные материалы и другие предметы, используемые для религиозной и иной деятельности;
  • 7) право создавать частные школы и управлять ими, а также заниматься образовательной, культурной, благотворительной и социальной деятельностью;
  • 8) право искать и получать добровольную материальную и финансовую помощь от физических и юридических лиц для обеспечения своей деятельности.

Как отметил в своем Определении от 25 января 2012 г. № 115-0-0 Конституционный Суд РФ: «Из статьи 28 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 13 (часть 4), 14, 19 (части 1 и 2) и 30 (часть 1) следует, что свобода вероисповедания предполагает свободу создания религиозных объединений и свободу их деятельности на основе принципа юридического равенства, в силу чего федеральный законодатель, реализуя полномочия, вытекающие из статей 71 (пункты «в» и «о») и 76 Конституции Российской Федерации, вправе урегулировать гражданско-правовое положение религиозных объединений, в том числе условия признания религиозного объединения в качестве юридического лица, порядок его учреждения, создания, государственной регистрации, определить содержание правоспособности религиозных объединений. Однако вводимые им меры, относящиеся к учреждению, созданию и регистрации религиозных организаций, не должны искажать само существо свободы вероисповедания, права на объединение и свободы деятельности общественных объединений, а возможные ограничения, затрагивающие эти и иные конституционные права, должны быть оправданными и соразмерными конституционно значимым целям»1.

Вместе с тем следует отметить, что, несмотря на гарантированность свободы совести и свободы вероисповедания Конституцией РФ, данные свободы не являются абсолютными и могут быть ограничены.

Ограничения на выражение религиозных убеждений могут налагаться только тогда, когда они соответствуют трем дополнительным наборам требований.

  • 1. Ограничения должны быть «предписанными законом», т.е. представлять собой установленные нормы, которые согласуются с правовыми принципами[1] [2]. При этом правовые нормы не могут быть чрезмерно расплывчатыми или подлежать неоправданно широкой свободе усмотрения при их применении[3].
  • 2. Ограничения позволительны только если они направлены на сохранения общественной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности, или защиту прав и свобод других лиц[4].
  • 3. Ограничение должно быть необходимым в демократическом обществе[5].

Другими словами, даже если определенное ограничение на свободу

религии удовлетворяет критериям, «предусмотренным законом» и входящим в число «допустимых легитимирующих оснований», оно допустимо только в том случае, если действительно является необходимым1.

В связи с этим в Постановлении от 23 ноября 1999 г. № 16-П Конституционный Суд РФ отметил, что государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угрозой применения насилия и т.п.[6] [7]

Исходя из сказанного выше на религиоведческую экспертизу возложена важнейшая миссия не только признания или не признания организации в качестве религиозной, но и выявления вопроса о том, несет ли вероучение потенциальную угрозу обществу, имеются ли элементы экстремизма в религиозной литературе.

Вместе с тем поскольку посредством религиоведческой экспертизы право на объединение и совместное исповедание и распространение религии может быть существенным образом ограничено, законодательное закрепление принципа соблюдения права на свободу совести и свободу вероисповедания является безусловно важным.

Не менее важным при производстве религиоведческой экспретизы является соблюдение иных прав и свобод человека и гражданина, а именно, права на частную жизнь, личную и семейную тайну, запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, права на свободу мысли и слова, права на объединение и др.

  • [1] Определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2012 г. № 115-0-0 «По жалобеМестной религиозной организации Евангельских христиан-баптистов города Мытищи“Библейская миссия” па нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 8Федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях"».
  • [2] См., например: н. 30 постановления ЕСПЧ но делу от 26 апреля 1979 г. «Санди Таймспротив Соединенного Королевства», жалоба № 6538/74 // Доступ из СПС «Консультант-Плюс»; п. 15 постановления ЕСПЧ по делу от 25 мая 1993 г. «Коккииакис против Греции» //Марате Р. В. Указ. соч. С. 126, 139.
  • [3] Evans С. Freedom of Religion under the European Convention on Human Rights.: Publishedto Oxford Scholarship Online: March 2012 ; Print ISBN-13: 9780199243648. - C. 138-142.URL: http://www.oxfordscholarship.com/view/10.1093/acprof: oso/9780199243648.001.0001/acprof-9780199243648 (дата обращения: 08.10.2016).
  • [4] Дурем К. Роль законодательства о религиозных объединениях в обеспечении свободырелигии и убеждений // Свобода религии и убеждений: основные принципы / под ред. ТореЛиндхольма, Кола Дурэма и Бахи Тахзиб-Ли. М.: Изд-во НИЧУ «Институт религии и права» ;Центр по изучению религии и права Университета Бригма Янга ; ТЦ Юнсско, 2010. С. 322.
  • [5] См.: п. 3 ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах.
  • [6] Дурем К. Указ. соч. С. 323.
  • [7] Постановление Конституционного Суда РФ от 23 ноября 1999 г. № 16-П «По делуо проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года “О свободе совести и о религиозных объединениях”в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения “Христианская церковь Прославления”».
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>