Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow РЕЛИГИОВЕДЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Общенаучные принципы религиоведческой экспертизы

Классическая наука, в основе которой лежит механистическая картина мира, в качестве нормы провозглашает объективность, т.е. соответствие наших представлений об объекте внешнего мира или о каком-то внешнем явлении самим этим объекту или явлению. Это, в свою очередь, предполагает элиминацию (устранение) субъекта, т.е. отстраненность от его личностных характеристик, мировоззренческих ориентаций, шкалы ценностей.

Возникшая на рубеже XIX—XX вв., как следствие кризиса в физике в результате открытий на уровне микромира, в частности, квантовой механики, неклассическая наука опирается на познавательные способности субъекта. Следствием этого становится «допущение» субъекта в мир объектов, а идеи тождества восприятий и вещей, языка и реальности являются весьма популярными во многих философских концепциях XX в. Эмансипация субъекта познавательной деятельности вызвала интерес к проблеме субъектности в целом, а взаимодействие индивидов в социальном процессе нашло отражение в актуализации проблемы «Я» и «Другой», в соответствии с решением которой выстраиваются не только модели межличностного взаимодействия, но и координации взаимодействия социальных групп и систем, в том числе и религиозных.

Постнеклассический этап в развитии современной науки, начавшийся в 1970-х гг., предполагает определенную интеграцию различных научных направлений, междисциплинарность научных исследований. Этому способствуют компьютеризация науки, предполагающая новые подходы к получению и хранению информации, невозможность решить ряд научных задач без комплексного использования знаний различных научных дисциплин, без учета места и роли человека в исследуемых системах. Поэтому постнеклассическая наука в определенном смысле способствует конвергенции естествознания и социально-гуманитарных наук.

Метод «объективного» или «внешнего» описания объектов и (или) явлений, в первую очередь социальных, в этой связи был дополнен методом их изучения «изнутри» — с точки зрения людей, образующих социальные, в том числе религиозные, структуры и действующих в них. Здесь приоритетное значение остается за постижением (экспликацией) смысла, когда в качестве основной методологической процедуры используется не столько объяснение (как в естественных науках), сколько понимание. Недостаточным в данном случае является и описание исследуемых процессов, которое имеет большое значение в естествознании. Оно дополняется интерпретацией текста в широком значении этого понятия. Еще гностики говорили о важности интерпретации, исходя из того, что все мы видим одно и то же, но воспринимаем по-разному.

Религиоведение как отдельная отрасль научного знания возникает в парадигме классической науки, объективность и беспристрастность для которой являются важнейшими критериями научности. Наука изучает только то, что существует само по себе и независимо от субъекта. Ее не интересует, почему это есть, что могло бы быть, что должно быть и насколько это хорошо или плохо. То есть, строго говоря, сослагательные и аксиологические суждения научный подход исключает.

В целом, наука базируется на доказательстве, поэтому для нее имеет смысл только го, что можно подтвердить или опровергнуть. На сегодняшний день научным сообществом признается ряд критериев научности, среди которых можно выделить следующие основополагающие принципы.

  • 1. Принцип верификации (от лат. verus — истинный и facere — делать), в силу которого научным является только то знание, которое можно подтвердить. Этот принцип был предложен Бертраном Расселом.
  • 2. Принцип фальсификации (от лат. false — ложь и facere — делать), в силу которого только то знание является научным, которое можно изменить: опровергнуть или дополнить. Этот принцип предложен Карлом Поппером.
  • 3. Принцип объективности — постулирование того, что принадлежит объекту и не зависит от субъекта, т.е. тех явлений или процессов, которые не зависят от воли или желания познающего субъекта (отдельного ученого или научного сообщества).
  • 4. Принцип рациональности (от лат. ratio — разум). Рациональность — это относящееся к разуму, обоснованность разумом, доступное разумному пониманию, в противоположность — иррациональности как чему-то неразумному, недоступному разумному пониманию. В методологии научного познания рациональность понимается двояко. Чаще всего она истолковывается как соответствие законам разума — законам логики, методологическим нормам и правилам. Иногда под рациональностью понимают целесообразность, некое целеполагание, предполагающее определенные логически выверенные шаги по достижению поставленной цели. Рационально то, что способствует достижению цели, а то, что этому препятствует, — нерационально. Рождение феномена рациональности связывается с коренным реформированием европейской философии в Новое время, выразившимся в ее сциентизации и методологизации. Основоположником этой реформы принято считать

Р. Декарта, призывавшего разум человека освободиться и от «оков мистики и откровения», и от рассудочной ограниченности схоластики.

  • 5. Принцип методичности — последовательность логических процедур, заранее нацеленная на достижение определенной цели.
  • 6. Принцип истинности, под которым подразумевают соответствие знания (шире — информации) познаваемому предмету (шире — объекту). В самом общем сысле истинно то, что соответствует действительности.
  • 7. Принцип системности, при котором только та информация является научной, которая должным образом структурирована. Структуризация позволяет легко определять ее роль и место в общей системе знаний, т.е. обеспечивает возможность поиска нужной информации.
  • 8. Принцип изменяемости частей, где только та информация является научной, составные части которой можно изменить, т.е. опровергнуть или дополнить.
  • 9. Принцип интерсубъективности выражает свойство общезначимости, общеобязательности, всеобщности знания (шире — информации) в отличие, например, от мнения, характеризующегося необщезначимостыо, инди- видуалистичностыо.
  • 10. Принцип аксиологической нейтральности, предполагающий недопустимость вынесения оценочных суждений об исследуемом объекте.

Поскольку религиоведение является наукой, отвечающей всем критериям научности, постольку религиоведческая экспертиза не может быть ни вненаучной, ни тем более антинаучной. При ее осуществлении эксперт обязан руководствоваться вышеуказанными принципами научности.

Рассматривая общенаучные принципы применительно к религиоведческой экспертизе, необходимо обратить внимание на следующее: только в случае применения общенаучных принципов при подготовке экспертных заключений, можно говорить о действительно религиоведческой экспертизе. Таким образом, эксперт обязан руководствоваться принципами верифицируемое™, фальсифицируемости, объективности, рациональности, методичности, истинности, системности, изменяемости частей, интерсубъективности и аксиологической нейтральности.

Рассмотрим «работу» этих принципов на конкретном примере. Например, необходимо провести экспертное исследование и сделать экспертное заключение на тему, является ли некая община, провозглашающая себя религией, действительно религиозной организацией. Помимо анализа ее правоустанавливающих документов, применяя принципы научности, мы осуществляем религиоведческую экспертизу в соответствии с принятым в современном религиоведении пониманием: а) структуры религии; б) типологии религиозных организаций; в) классификации религий.

С позиций современного религиоведения, всем развитым религиям свойственна единая в принципе структура. Она включает в себя четыре основных элемента:

  • • религиозное сознание, вероучение;
  • • религиозная деятельность;
  • • религиозные отношения;
  • • религиозные организации.

Рассуждая о типологии религиозных организации, в основе которой лежат выработанные еще X. Р. Нибуром, Э. Трельчем и М. Вебером представления о наличии таких типов религиозных организаций, как церковь, секта, деноминация и культ (правда, некоторыми авторами эти типы существенно дополняются за счет более дифференцированного подхода, иногда доходя до 15 разновидностей, отличия которых, на мой взгляд, не принципиальны), необходимо обратить внимание на то, что в юриспруденции данная типология не «работает», поскольку в соответствии с ФЗ о свободе совести деление российских религиозных организаций осуществляется лишь на централизованные и местные (ст. 8), на религиозные объединения и религиозные группы (ст. 7), т.е. по чисто внешнему (организационному), а не внутреннему (вероучительному, культовому и др.) признаку.

При рассмотрении классификации религий в религиоведении выделяется ряд признаков тех или иных классов религий. В строгом соответствии с наличием таких признаков, независимо от личных симпатий и антипатий исследователя, он относит ту или иную религию (или религиозное направление) к ранним религиозным верованиям, к этно-локальным (народностно-национальным), мировым религиям или к новым религиозным движениям (новым религиям). Так, например, известно, что этно- локальным религиям свойственны политеизм, сложная обрядность с присущими ей жертвоприношениями, наличие профессионального жречества и т.д. В отличие от этно-локальных, для мировых религий характерны универсализм, эгалитаризм, отмена сложных обрядов и жертвоприношений и т.д.

При осуществлении религиоведческой экспертизы религиоведы применяют научные принципы:

  • верифицируемость — проверка религиозной организации на наличие в ней всех элементов религиозного комплекса — вероучения (шире — религиозного сознания), религиозных отношений, религиозной деятельности и религиозной организации как таковой;
  • фальсифицируемость — где имеется в виду, что полученное экспертом знание может видоизменяться и дополняться с учетом развития иных изменений в данной религиозной организации;
  • объективность, где представления о конкретной религиозной организации обязаны совпадать с ее основными свойствами и характеристиками. Религиоведы ничего не домысливают, не приписывают и не умалчивают ни о каких свойствах религиозной организации;
  • рациональностьу где перед учеными стоит определенная задача, которая решается ими путем процедур, в основе которых лежат принципы формальной логики;
  • методичностЬу при которой логично и последовательно достигаются поставленные перед экспертным исследованием цели;
  • истинность, когда в экспертном заключении представляются знания специалиста о данной религиозной организации соответствующие состоянию и функциям этой религиозной организации;
  • системность, которая проявляется в том, что информация в экспертном заключении должна быть четко структурирована, что позволяет легко определить го или иное свойство и характеристику религиозной организации;
  • изменяемость частей предполагает возможности для дополнения информации, содержащейся в экспертном заключении или замены каких-то его отдельных деталей при сохранении целого, т.е. общих выводов;
  • интерсубъективность экспертного заключения указывает на то, что содержащаяся в нем информация о религиозной организации является общезначимой и не зависящей от личного мнения эксперта;
  • аксиологическая нейтральность, тесно связанная с интерсубъективностью, предполагает устранение каких-либо пристрастий эксперта, а также констатирование и анализ конкретных фактов, свойств, отношений, характеристик религиозной организации, т.е. предполагает некую «элиминацию» (устранение) эксперта, как субъекта.

Ученый-религиовед заведомо обязан следовать данным принципам при составлении экспертного заключения, даже если они им специально не прорефлексированы[1].

  • [1] Подробнее см.: Элбакян Е. С. Научность религиоведческой экспертизы: возможность и необходимость // Новые вызовы свободе совести в современной России / под ред.Е. С. Элбакян. М.: «Древо жизни», 2012. С. 139—150.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>