Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow РЕЛИГИОВЕДЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Субъекты государственной религиоведческой экспертизы и их полномочия

Термин subjection, или «субъкт», переводится с латинского языка как «подлежащее» и является философской категорией. Субъект первоначально (например, у Аристотеля) понимался как носитель некоторых свойств, состояний и действий. Однако начиная с XVII в. понятие субъект стало употребляться, прежде всего, в гносеологическом смысле. Под субъектом в философии стан пониматься активно действующий и познающий, обладающий сознанием и волей человек1.

Оценивая существующие представления о субъекте права, сформировавшиеся в рамках общей теории права, можно отметить следующее. Субъект права есть явление многоаспектное, не сводимое к формальной право- дееспособности. Субъект права может быть рассмотрен: как правовое лицо; как правовая воля; как единое множество правовых связей, отношений; как целостная система правовых представлений, чувств, эмоций, переживаний (индивидуальное правосознание); как высшая социально-правовая (само) ценность, определяющая в праве все иные ценности; как правовой деятель — источник всякой правовой активности, от которого исходят правовые акты, юридические действия, поступки; и т.д.[1] [2]

Субъектами государственной религиоведческой экспертизы являются юридические и физические лица, участвующие в государственной религиоведческой экспертизе в качестве задействованной стороны и имеющие соответствующие полномочия.

В частности, субъектами (видами субъектов) ГРЭ являются: орган, назначающий экспертизу, Экспертный совет при Минюсте России, экспертные советы по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Управлении Минюста России в субъекте РФ и религиозные объединения.

  • 1. Правомочные субъекты (субъекты, которые имеют право назначать экспертизу). В качестве субъекта, назначающего государственную религиоведческую экспертизу, выступает специально уполномоченный государственный орган. Согласно и. 1 Порядка проведения ГРЭ правомочным субъектом является Минюст России и его территориальные органы.
  • 2. Субъекты, выступающие в роли экспертов.

Государственную религиоведческую экспертизу на сегодняшний день уполномочены проводить Экспертный совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте России и Экспертные советы по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Управлениях Минюста России в субъектах РФ[3].

До недавнего времени на региональном уровне порядок проведения ГРЭ регулировался соответствующими нормативными правовыми актами органов государственной власти субъектов РФ1. Учрежденные при органах государственной власти субъектов РФ региональные советы вследствие нерешенности организационной, финансовой обеспеченности практически не функционировали; к концу 2006 г. их число по России составляло менее 30[4] [5]. Так, из 11 субъектов Северо-Западного федерального округа экспертные советы функционировали лишь в г. Санкт-Петербурге, Калининградской области и Республике Карелия[6]. При этом следует отметить, что практически во всех субъектах РФ, имеющих региональные советы, процедура ГРЭ практически дословно повторяла положения федерального порядка проведения государственной религиоведческой экспертизы.

Анализ Порядка проведения ГРЭ и Положения об Экспертном совете, утвержденных приказом Минюста России от 18 февраля 2009 г. № 53, показывает, что радикальным изменениям подвергнута вся концепция прежнего порядка государственной религиоведческой экспертизы. В организационном плане это означает создание единой системы экспертных советов как организационных подразделений Минюста России и его территориальных управлений[7].

В соответствии с п. 2 Положения об Экспертном совете Экспертные советы по проведению ГРЭ (далее — Совет) формируются из должностных лиц, государственных служащих органов государственной власти, ученых-религиоведов, специалистов в области отношений государства и религиозных объединений, включение которых в его состав осуществляется но согласованию. К работе Совета могут привлекаться консультанты. В качестве консультантов привлекаются специалисты, не являющиеся его членами, а также представители религиозных организаций.

Авторы солидарны с мнением ряда ученых и юристов, которые считают, что привлечение в качестве экспертов государственных служащих органов государственной власти нарушает принцип объективности и независимости эксперта.

Несмотря на то что в соответствии с требованиями ст. 17, 18 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в ходе прохождения гражданской службы служащему предписывается не оказывать предпочтение каким-либо религиозным объединениям и соблюдать нейтральность, учитывать особенности различных конфессий и способствовать межконфессиональному согласию, слишком велика вероятность его административной зависимости от органа, в котором он служит.

Недопустимо, чтобы членом экспертного совета являлся представитель какой-либо конфессии. При наличии реальной религиозной конкуренции передача представителю одной конфессии функции государственного эксперта либо специалиста-консультанта может вызвать предвзятую и неадекватную оценку других вероучений, поскольку сложившиеся стандарты мышления зачастую мешают подняться над уровнем привычных конфессиональных представлений, что, в свою очередь, может спровоцировать межконфессиональный конфликт1.

Также вряд ли целесообразно привлечение к работе советов в качестве консультантов представителей религиозных организаций. В том случае, если речь идет о регистрации входящих в централизованную религиозную организацию местных религиозных организаций участие в качестве консультанта представителя данного религиозного объединения бессмысленно. Поскольку в данном случае представитель будет выступать как заинтересованное лицо. Если же регистрируется религиозная организация с иным вероучением, нежели исповедует представитель религиозной организации, привлекаемый в качестве консультанта, то со стороны такого консультанта возможно противодействие в регистрации. В обоих случаях решение такого консультанта не будет объективным[8] [9].

Одной из существенных проблем действующего законодательства является отсутствие правового регулирования статуса эксперта-религиоведа. Такой важный вопрос, как правовой статус эксперта при производстве ГРЭ, также до сегодняшнего дня остается неисследованным и незаслуженно обойденный вниманием законодателя.

В методологии гуманитарных наук экспертом зачастую называют любого информанта, к которому обращаются за советом или суждением по какой-либо конкретной проблеме, либо добровольно высказывающего свое мнение по публично сформулированному вопросу (например, в интернет пространстве). Так, например, в социологии это называется «методом экспертных оценок» и подразумевает под собой нечто такое, что фактически безгранично расширяет понятие «эксперта». Это приводит к смешиванию понятий «экспертиза» и «репрезентативный опрос», в то время как разница между этими понятиями в отношении личности опрашиваемого чрезвычайно велика: в экспертной деятельности респондентом выступает носитель специального знания, что подразумевает наличие профессионального образования и определенного профессионального опыта, а в опросах респондентами выступают чаще всего случайные люди, а результат опроса — репрезентативное мнение, продукт комплексной оценки мнений. Так, экспертное мнение принято считать объективным, более глубоким и объемным, чем мнение среднего информанта1.

Исследователи Д. А. Леонтьев и Г. В. Иванченко полагают, что в специальной российской литературе последних лет фигура эксперта принимает практически сакральный характер. В качестве примера приводится цитата из книги В. И. Ярской «Методология конструирующей экспертизы: из опыта работы эксперта»: «Эксперт — это хороший аналитик, подлинный ученый-исследователь, блестящий администратор <...> искусный и мудрый оценщик, знаток нужной сферы, спец в определяемом и научном пространстве, настоящий ас среди родственных профессионалов»[10] [11]. По мнению Леонтьева и Иванченко, в российском сознании эксперт стоит выше профессионала[12].

Специализированные словари по экспертной деятельности указывают несколько основных признаков, позволяющих считать человека экспертом. Безусловно, обязательным является наличие высшего образования у эксперта. Желательной является квалификация, подтвержденная ученой степенью кандидата либо доктора наук в области религиоведения, а также опыт участия эксперта в проведении междисциплинарных исследований. Немаловажен опыт профессиональной деятельности и ее успешность. Эксперт должен быть компетентен в своей предметной сфере, его область компетенции должна быть близка к объекту экспертирования, хотя и ие обязана быть точно той, в которой задается вопрос. Так, например, целесообразно привлечение специалиста по протестантизму в процессе экспертирования религиозной организации протестантского толка, или специалиста по новым религиозным движениям для экспертирования, например, религиозной организации Свидетелей Иеговы. Узкая специализация ученого предполагает наличие у него большего объема специальных знаний, необходимых для данного конкретного экспертного исследования[13].

В качестве примера скрупулезности в подборе эксперта-религиоведа уместно привести допрос в американском суде одного из выдающихся религиоведов современности Джона Гордона Мэлтона. Речь идет о типологически сходной судебной религиоведческой экспертизе. Так, судья вначале тщательно выясняет уровень образования эксперта, его научный и педагогический стаж, количество и содержание написанных им книг, в том числе подробно о книге «Энциклопедия американских религий», вплоть до количества книг в библиотеке эксперта. «Судья: Не могли бы Вы сообщить суду, какое приблизительно у Вас в библиотеке количество религиозных книг? Д-р Мэлтон: в момент выхода книги (“Американская энциклопедия религий”. — Авт.) в моей библиотеке насчитывалось около 18000 книг. Сейчас их около 25 тысяч»1.

Именно такой скрупулезный подход должен лежать в подборе экспертов для работы в экспертных советах по проведению государственной религиоведческой экспертизы.

Тем не менее не каждый человек, даже специалист высокой квалификации, способен к необходимым обобщениям, уточнениям, конкретизациям, правильному выстраиванию причинно-следственных связей. Одна из основных задач в этом смысле — организация мышления эксперта, а для этого необходимо учитывать специфику предмета, который экспортируется. Так, религиоведение, как и любая другая гуманитарная наука, имеет ряд особенностей, пониманием которых должен владеть специалист-религиовед.

От эксперта, принимающего участие в комплексной религиоведческой экспертизе, требуется способность делать выводы в более широком контексте, чем это традиционно принято в научной среде. Исходя из этого было бы целесообразным, чтобы эксперт мог пройти соответствующую подготовку, по окончании которой выдавался бы специальный сертификат. Подобная практика уже существует. Например, в Российском федеральном центре судебной экспертизы сертификацию проводят специализированные лаборатории внутри самого Центра. Экспертов-лингвистов готовят и аттестуют в лингвистической лаборатории, экспертов-психологов — в лаборатории психологии и т.д. По окончании стажировки выдается сертификат который требует подтверждения прохождением аттестации раз в 3—5 лет.

Подобную аттестацию экснертов-религиоведов можно было бы осуществлять также в крупнейших религиоведческих центрах России — Центре изучения религий Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), кафедре религиоведения МГУ им. М. В. Ломоносова и др.

От медицинской и психиатрической экспертиз требуют строгого соответствия определенным методическим стандартам. В религиоведческой экспертизе, как правило, специалист используется только как эрудит в соответствующей области[14] [15]. При этом, поскольку законодательно не определены требования к эксперту-религиоведу, данного рода экспертизу нередко проводят люди, не только не имеющие ученой степени и научных трудов по данной тематике, но порой и высшего образования.

Пункт 10 Положения об Экспертном совете предусмотрены нрава и обязанности экспертов (членов Совета). При проведении экспертизы член Совета имеет право: а) знакомиться со всеми документами, представленными на экспертизу;

  • б) по согласованию с руководящими органами религиозного объединения присутствовать при проведении богослужений, религиозных обрядов и церемоний, иных мероприятий;
  • в) письменно излагать особое мнение по результатам экспертизы, которое прилагается к экспертному заключению;
  • г) по поручению председателя представлять Совет в органах государственной власти РФ, органах местного самоуправления, иных органах и организациях.

Член Совета обязан:

  • а) осуществлять всесторонний, полный, объективный и комплексный анализ представленных на экспертизу документов;
  • б) соблюдать установленные сроки и порядок проведения экспертизы;
  • в) обеспечивать сохранность предоставленных объектов исследования;
  • г) не разглашать сведения, содержащие информацию ограниченного доступа, которые стали ему известны при проведении экспертизы.

В гл. 3 Положения об Экспертном совете закреплены полномочия председателя и ответственного секретаря Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы.

В соответствии с и. 8 Положения об Экспертном совете к полномочиям председателя относится:

  • а) назначение заседаний Совета в течение 10 дней но получении запроса Минюста России;
  • б) обеспечение контроля за соблюдением процедуры и сроков проведения экспертизы, полноты и качества проводимых исследований, не нарушая принцип независимости экспертов;
  • в) при необходимости обращение с ходатайством в Минюст России о привлечении к работе Совета консультантов, не являющихся его членами, если их специальные знания необходимы для подготовки экспертного заключения.

Согласно п. 9 Положения об Экспертном совете к полномочиям ответственного секретаря Совета относится:

  • а) организация документационного обеспечения деятельности Совета, ведение переписки Совета, получение под роспись адресованных Совету документов, регистрация входящей и исходящей корреспонденции, отправление исходящих писем и иных документов Совета (повестки заседаний, заверенных копий протоколов заседаний Совета), контроль за сроками работы с документами, ведение и оформление соответствующих номенклатурных дел;
  • б) обеспечение подготовки заседаний Совета;
  • в) информирование членов Совета о месте, времени проведения заседания Совета, обеспечение их необходимыми документами.
  • 3. Заинтересованные субъекты (субъекты, чьи интересы затрагиваются при назначении экспертизы). Заинтересованными субъектами при проведении ГРЭ выступают религиозные организации.

Вопросы создания и государственной регистрации религиозных объединений традиционно являются сложными и проблемными в государственно-конфессиональных отношениях. Это объясняется тем, что, являясь одним из видов некоммерческих организаций и частью социальной структуры общества, религиозные объединения за последние годы стали одними из наиболее активных ее элементов. Отсюда повышенные требования к религиозным объединениям в плане соблюдения ими установленного государством правопорядка и правил обеспечения безопасности общества, прав и интересов самих верующих и окружающих их лиц. Для этого государство уже на стадии создания религиозной организации устанавливает контрольные механизмы получения статуса юридического лица1.

Религиозные организации в зависимости от территориальной сферы своей деятельности подразделяются на местные и централизованные.

Согласно п. 5—6 Порядка проведения ГРЭ проведение экспертизы в отношении централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территории двух и более субъектов РФ, осуществляется Экспертным советом но проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте России.

Проведение экспертизы в отношении местных религиозных организаций и централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территории одного субъекта РФ, осуществляется Экспертным советом по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Управлении Минюста России в субъекте РФ.

Правовой статус заинтересованных субъектов регламентирован ФЗ о свободе совести подробно. Если рассматривать права религиозных организаций в области государственной религиоведческой экспертизы, то можно выделить следующие:

  • — право на свободу совести и свободу вероисповедания;
  • — право на создание религиозной организации;
  • — осуществление деятельности в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой и др.

В качестве обязанностей можно выделить:

  • — осуществление деятельности в соответствии за законодательством РФ;
  • — подача в регистрирующий орган документов, содержащих достоверные сведения, и др.

  • [1] См.: Философский словарь / под ред. М. М. Розенталя, П. Ф. Юдина. М.: Политиздат,1968. С. 347.
  • [2] Архипов С. И. Субъект права (теоретическое исследование) : дис. ... д-ра юрид. наук.Екатеринбург, 2005. С. 4.
  • [3] См. подробнее: Загребина И. В. Государственная религиоведческая экспертиза: теорияи практика. М.: ИД «Юриспруденция», 2012. С. 37—50.
  • [4] См., например: Положение об Экспертном совете но вопросам государственной религиоведческой экспертизы на территории Санкт-Петербурга, утвержденное постановлениемПравительства Санкт-Петербурга от 25 февраля 2005 г. № 188 // Вестник АдминистрацииСанкт-Петербурга. 2005. № 3.
  • [5] См.: Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческаяэкспертиза. Нормативные акты. Судебная практика. Заключения экспертов / сосг. и общ.ред. А. В. Пчслинцева и В. В. Ряховского. 2-е изд., испр. и доп. М. : ИД «Юриспруденция»,2006. С. 25; Текущий архив Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации.
  • [6] См.: Положение об Экспертном совете но вопросам государственной религиоведческойэкспертизы, утвержденное постановлением Главы администрации (губернатора) Калининградской области от 19 марта 1999 г. № 134. Доступ, из справ. — правовой системы «Кон-сультантПлюс»; Об организации проведения государственной религиоведческой экспертизыв Республике Карелия, утвержденное постановлением Правительства Республики Карелияот 7 июля 1998 г. № 435 // Собрание законодательства Республики Карелия. 1998. № 16—17;Карелия. 2007. 17 марта.
  • [7] Со Л. Л. Конституционно-правовые основы свободы вероисповедания и деятельностирелигиозных объединений в Российской Федерации (на примере субъектов Северо-Западного федерального округа) : дис.... канд. юрид. наук. СПб., 2009. С. 21.
  • [8] Пчелинцев А. В. Государственная религиоведческая экспертиза в системе правовыхгарантий свободы совести и вероисповедания // Основы религиоведческой экспертизы :сборник научных статей / под общ. ред. А. В. Пчелинцева. М. : Изд-во НИЧУ «Институтрелигии и права», 2002. С. 8.
  • [9] Дозорцев П. II. Возможна ли объективная религиоведческая экспертиза? // Религияи право. 1998. № 3. С. 26.
  • [10] Леонтьев Д. А., Иванченко Г. В. Комплексная гуманитарная экспертиза: методологияи смысл / М.: Смысл, 2008. С. 33.
  • [11] Ярская В. Н. Методология конструирующей экспертизы: Из опыта работы эксперта //Современное российское общество: Власть экспретизы : межвуз. научи, сб. / Саратов: Изд-воСаратовского мед. ун-та, 2003. С. 8.
  • [12] Леонтьев Д. А., Иванченко Г. В. У каз. соч. С. 37.
  • [13] См. подробнее: Пчелинцев А. В., Загребина И. В. Образование и мировоззрение экспертакак факторы государственной религиоведческой экспертиза // Право и образование. 2011.№ 2. С. 102-1 ll'.
  • [14] Говорят эксперты : пср. с англ. Анхайм : «Живой поток», 1999. С. 24—25.
  • [15] Тихонравов Ю. В. О методике религиоведческой экспертизы // Религия и право. 1999.№ 2. С. 25.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>