Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История политических и правовых учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

16.3. Политические взгляды И. В. Сталина

Развитие марксизма-ленинизма во многом связано с теориями сподвижников В. И. Ленина. Наибольший вклад в развитие ленинского учения внесли: Н. И. Бухарин (1888—1938); Г. Е. Зиновьев — партийный псевдоним, настоящая фамилия Апфельбаум, он же Радомысльский (1883—1936); Л. Б. Каменев (Розенфельд) (1883—1936); И. В. Сталин (Джугашвили); Л. Д. Троцкий (Бронштейн).

Политико-правовое учение марксизма-ленинизма в своем историческом развитии связано с И. В. Сталиным (1879— 1953), воплотившим его в жизнь в доктрине с названием "сталинизм". Политическая доктрина Сталина такая же противоречивая и неоднозначная, как и все его учение. В заслугу и в вин) Сталину можно предъявить бесспорные исторические факты. Он принял Россию нищей страной, а оставил ее страной-победительницей, сверхдержавой, обладающей атомным оружием, заставившей считаться с собой весь мир. Примерно такую характеристику Сталину дал его современник У. Черчилль.

Справедливо и то, что в результате политики Сталина в советской стране сформировалась не демократия, а тоталитарный режим. ГУЛАГ унес миллионы жизней его соотечественников, а последствия исторического эксперимента XX в. ощущаются и по сей день.

Сталин родился в грузинском городе Гори в семье сапожника. После окончания духовного училища он поступил в семинарию, откуда в 1899 г. был исключен за пропаганд) марксизма. С этого времени Сталин вступил на путь профессиональной революционной борьбы, занимался самообразованием (надо сказать, успешно, судя по его политической работе и многочисленным сочинениям). Ближайший соратник Ленина, он в 1922 г. стал Генеральным секретарем ЦК РКП(б), сосредоточил в своих руках всю полноту власти в стране. Одновременно с политической деятельностью Сталин был крупнейшим теоретиком коммунистического движения. Из многочисленных работ, которые Сталин писал сам или в которых принимал участие, необходимо назвать следующие: "Об основах ленинизма", "К вопросам ленинизма", "О проекте конституции СССР" (1936), "Краткий курс истории ВКП(б)", "Экономические проблемы социализма в СССР", "Марксизм и вопросы языкознания". Кроме того, Сталин лично готовил Отчетные доклады к XVIII (1939) и к XIX (1952) съездам ВКП(б).

Политико-правовая преемственность сталинского учения и марксизма-ленинизма сформулирована в аксиоме того времени "Сталин — это Ленин сегодня".

Многие работы Сталина актуализируются в конкретике своего времени. Например, в работах 1920—1930-х годов Сталин теоретически обосновал длительный процесс диктатуры пролетариата, необходимый для ликвидации сопротивления буржуазии. Знаменитой стала формула об усилении классовой борьбы по мере построения коммунизма, выведенная Сталиным. Теоретические построения Сталина были в полной мере претворены в жизнь, о чем свидетельствуют не прекращавшиеся репрессии, затронувшие миллионы судеб. Как класс или фактически были уничтожены и несогласные с этой политикой, и вполне лояльные к режиму люди, объявленные "врагами народа", шпионами разных разведок и т.д.

Диктатура пролетариата по сталинскому учению — это целая историческая эпоха, характеризующаяся союзом рабочего класса и крестьянства. Сталин учил, что в эпоху диктатуры перед пролетариатом и его союзниками стоит задача не только уничтожения буржуазии как класса, но и проведения широкомасштабных социально-экономических реформ. В частности, необходимо было создать централизованную экономику в сельском хозяйстве, превратить страну из аграрной в индустриальную. На практике эта теория построения социализма воплотилась в политике коллективизации и индустриализации в годы первых пятилеток.

Укрепление пролетарского государства также представлялось одной из задач, стоявших перед пролетариатом и его авангардом — партией большевиков.

С пролетарским государством Сталин связывал становление советской демократии. Однако демократия (власть народа, права и свободы) понималась лидером большевиков иначе. Сталин был в принципе против демократии — "буржуазной стихии", а под "пролетарской демократией" подразумевал в основном участие трудящихся в управлении страной. Реальные же права и свободы сводились к праву на труд (низкооплачиваемый или бесплатный) и социальные льготы (касались далеко не всех). Волеизъявление трудящихся, демократические выборы в принципе не отвергались, но становились простой формальностью, поскольку "наша демократия должна ставить на первое место только общие интересы", а не интересы личности. Личным, эгоистическим, буржуазным интересам противопоставлялись также общественное сознание, активность масс. Такая активность должна была воспитываться в трудящихся через участие в общественных организациях, в качестве комсомольца, большевика (или члена профсоюза), а также через активное участие в Советах (или в выборах).

Само государство Сталин формулировал как "машину в руках господствующего класса для подавления сопротивления своих классовых противников". Исходя из определения сущности государства, характеризуются его функции (внутренняя и внешняя).

Внутренняя (т.е. политическая, экономическая, культурная) функция государства, если исходить из приведенного определения государства, Сталину более чем удалась. Страна действительно преобразилась. Однако советское государство при таком изначальном к нему подходе не стало демократическим, поскольку опорой тоталитаризма может быть только бюрократия, преданная "хозяину" (так и называли Сталина представители многочисленной номенклатуры, т.е. чиновничества). Проявлением культурной функции стала культурная революция., но она проявилась не только в образовании, воспитании, развитии культуры, но и в идеологической обработке масс.

Внешняя функция государства была определена Сталиным так: "расширение территории своего господствующего класса за счет территории других государств или защита территории своего государства от нападений со стороны других государств". Как показывает история, эту функцию сталинское государство выполняло не менее удачно.

Право в работах Сталина, посвященных Конституции 1936 г., и в других трудах также понималось с классовых позиций. Окончательно утвердившаяся марксистская формулировка права (возведенная в абсолют воля правящего класса) получила развитие и в Основном Законе страны. Под правящим классом подразумевался пролетариат, авангардом которого была партия большевиков (во главе со Сталиным). Следовательно, в Конституции закреплялась роль ВКП(б) как руководящего ядра государственных и общественных организаций. Сама же "Сталинская конституция" — это не только закон, отражавший социально-экономические достижения того времени (а они, несомненно, были), но и декларативный акт тоталитарной эпохи.

Юридическая наука в это время находилась на стадии формирования. Согласно большевистской концепции, бытовавшей в эпоху диктатуры пролетариата, в ближайшее время будет построен коммунизм и государство отомрет. Следовательно, место права займут социальные нормы коммунистического общежития. В соответствии с этим заблуждением юридические факультеты после Октябрьской революции были закрыты. Только когда стало ясно, что перспектива коммунизма откладывается на неопределенный срок, в начале 1930-х годов вновь вернулись к организации юридического образования. Возник вопрос и о преподавании истории, тем более что она читается на первых курсах обучения. Потому довольно интересным может оказаться и экскурс в тему о влиянии Сталина на историческую науку.

В качестве историка о Сталине можно судить по "Краткому курсу истории ВКП(б)", учебникам по "Истории СССР", в работе над которыми он принимал активное участие. История партии большевиков выдержала несколько изданий, по мере усиления репрессий и культа личности книга переписывалась, исторические факты либо искажались, либо извращались окончательно. Конечно же, Сталин сознательно шел на фальсификации, что вполне характеризует его и как историка, и как приверженца принципам исторического материализма. Относительно "Истории СССР" можно сказать то же самое.

Несколько слов об историко-правовой науке. В советское время она претерпела значительные изменения. Во исполнение решений ЦК ВКП(б) и советского правительства о необходимости установления неразрывной связи в изучении государственных и правовых институтов наука истории права стала называться "историей государства и права". Такая необходимость назрела давно и независимо от идеологических установок. Многие досоветские историки права задолго до этого определяли предмет своего исследования не только отраслевым правом, предупреждали, что формальный юридический подход вредит историко-правовой науке, а сам предмет делает схоластическим и неинтересным. Однако главным аргументом в переименовании предмета "история права" в "историю государства и права" было учение Ленина-Сталина, которые отмечали необходимость тесной связи в изучении государства и права. Объективно, что предметом изучения должно было стать и молодое Советское государство. Таким образом, расширение предмета науки можно охарактеризовать как положительный момент, на необходимость которого указывали многие ученые.

До середины 1930-х годов советская историческая наука находилась на стадии своего формирования, в конкретных исторических вопросах отмечался некоторый плюрализм. В 1934—1936 гг. было принято решение об утверждении марксистско-ленинской методологии изучения истории. Предписывалось преодолеть пережитки старого буржуазной: подхода и в историко-правовой тематике. Досоветская историография была признана реакционной. Особенно неприемлемыми стали концепции, расходящиеся с марксизмом-ленинизмом. Однако признавались не все положения К. Маркса и Ф. Энгельса, а только те, которые согласовались с аналогичными положениями в работах Ленина и Сталина. Новые теоретические разработки по общественным наукам теперь стали обязательными для любого научного исследования. Вскоре появились и вузовские учебники по историко-правовой тематике, построенные строго в соответствии с марксистско-ленинской наукой.

Итак, сталинизм как продолжение марксизма-ленинизма — это политико-правовое учение, претворявшееся в жизнь на протяжении по крайней мере трех десятилетий. Неоднозначные итоги этой эпохи и самого учения были подведены и озвучены самим Сталиным, который как бы оправдывался перед потомками, когда говорил: "Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны, прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже... И мое имя будет оболгано, оклеветано, мне припишут множество злодеяний".

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>