Полная версия

Главная arrow Финансы arrow ИСТОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Модернизация по Витте и ее роль в развитии российского бизнеса

Если следовать традиции, после петровской эпохи нужно переходить к реформам второй половины XIX в. Но и здесь есть разное понимание модернизации. Например, Д. Никологорский сразу переходит к реформам, идеологом которых был С. Ю. Витте. Аналогичной точки зрения придерживается и норвежский исследователь Э. Райнерт, который считает, что С. Ю. Витте запустил процесс индустриализации[1]. Что, в общем-то, не совсем точно.

Логичней выглядит позиция, в соответствии с которой модернизация России этого периода началась с реформ 1861 года. При Александре II набирали силу либеральные идеи, как в политике, гак и в экономике. Но государство не уходило из производства, что приводило к непоследовательности политики и не давало положительных результатов по повышению благосостояния общества. Выбор был ограничен — либо углублять реформы, либо возвращаться к жесткому авторитаризму. Многие считают, что у царя-освободигеля не хватило политической воли принять одно из решений. Но известно, что именно в день убийства Александр II нодписал документ о созыве Всероссийского земства — прообраза российского парламента.

В России происходят контрреформы, но при этом начинается реальный экономический рост. Усиление роли государства в тот момент оказалось объективно необходимым при проведении политики индустриализации. Наша страна не является исключением из правил. Еще меркантилисты не просто считали вмешательство государства в экономический процесс возможным, а определяли его как обязательное условие успешного развития стран, находящихся на стадии первоначального накопления капитала.

Необходимость ускоренной индустриализации России требовала еще более интенсивного государственного вмешательства потому, что она отстала по времени проведения первоначального накопления капитала от развитых стран на 100, а то и на 200 лет. Выбранный вариант догоняющего развития принес весомые результаты. За 1890—1900 гг. объем промышленного производства увеличился на 100%, из них только за последние пять лет XIX в., с 1895 но 1900 г., — на 59%, несмотря на кризис начала 1890-х гг., охвативший ведущие экономические страны мира. Особенно преуспело железнодорожное строительство, масштабы которого за те же годы увеличились в 11 раз и достигли в 1899 г. небывалой величины - 5248 км построенных дорог. Были закончены крупные железнодорожные линии Великого Сибирского пути — Сибирская и Маньчжурская.

С 1859 г., когда общая протяженность железных дорог в России составляла всего 3 тыс. км, и вплоть до начала Первой мировой войны благодаря успешному внедрению концессий и жесткому контролю со стороны государства общая протяженность российских железных дорог возросла до 60 тыс. км. Как видно, во второй половине XIX в. в России ежегодно строилось порядка 1 тыс. км железнодорожных путей. Для сравнения: в 1992 г. протяженность железнодорожных путей сообщения составила 88 тыс. км, а в 2008 г. — 86 тыс. км. Таким образом, тезис о том, что российская экономика существует на останках советской хозяйственной империи, оказывается не совсем корректным. Более правильным было бы упомянуть о паразитировании на экономическом наследии царских времен[2]. С 1995 по 2010 г. протяженность авто- и железнодорожной сети почти не увеличилась, составив 750 тыс. и 786 тыс., 87 тыс. и 86 тыс. км соответственно[3].

Специалисты, считающие центральным звеном модернизации прогрессивные изменения в производительных силах, обходят стороной реформы П. А. Столыпина. Никологорский называет деятельность выдающегося реформатора «корректировкой» политики Витте[4].

Витте использовал принципы немецкого экономиста Фридриха Листа (1789—1846), чьи работы перевел на русский язык. И можно доказать, что основные экономические цели советского периода плановой экономики в точности совпадают с принципами, продвигавшимися Листом и Витте: огромный и диверсифицированный промышленный сектор, только при другой экономической системе[5]. Такой подход представляется узким хотя бы потому, что модернизации должны подлежать не только производительные силы, но и экономические отношения. Тогда из рассмотрения нс выпадают реформы Екатерины II и Столыпина, которые производили самые сложные модернизации — трансформацию экономических отношений.

И уж тем более становится невозможным отождествление реформ Витте и модернизации советской экономики 1930-х г., которая проводилась на базе совершенно других общественных отношений.

  • [1] Райнерт Э. Реформирование России: раунд третий. Соревнование или сравнительноепреимущество? // Эксперт. 2010. № 36 (720). 13 септ.
  • [2] Принуждение к инновациям: стратегия для России : сб. статей и материалов / под ред.В. Л. Иноземцева. М : Центр исследований постиндустриального общества, 2009. С. 16.
  • [3] Российский статистический ежегодник. 2011 : статистический сб. М., 2011. Табл. 17.24.
  • [4] Никологорский Д. Модернизация как этап развития // Экономист. 2010. № 6. С. 30.
  • [5] Райнерт Э. Указ. соч.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>