Полная версия

Главная arrow Менеджмент arrow ДЕЛОВАЯ КУЛЬТУРА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Этическая проблема соотношения «должного» и «сущего»

Моральные регулятивы действуют, прежде всего, и в основном на уровне «должного». Однако «сущее» (реальная социальная действительность и практические действия людей) далеко не всегда соответствует «должному». Реально существующие экономические, политические, социальные условия бытия также выступают в роли мощных нравственных регулятивов.

Традиция рассмотрения этических проблем замыкается на выяснении того, что является должным для человека, т.е. соответствует неким законам человеческого бытия. Среди мыслителей, занимающихся и занимавшихся проблемами этики, отсутствует единство в этом вопросе. Так, И. Кант в предисловии к «Критике практического разума» предложил метафорический образ этического регулятива, сопоставив величие и незыблемость морального закона внутри нас и звездного неба над головой. Действительно, и то и другое свидетельствует об эфемерности человеческого бытия по сравнению с моральными законами и вместе с тем о способности человеческого разума постигать их и восхищаться ими.

Ф. М. Достоевский показал, что этические проблемы в принципе невозможно разрешить рационалистическим образом. Свою жизнь он фактически превратил в экспериментальную лабораторию для решения нравственных проблем, особенно касающихся нравственности обладания богатством, что позволило выявить неоднозначность природы человека с точки зрения морали. В последнее время демонстрация неправедно нажитых состояний и связанных с этим моральных проблем вызывает ожесточенную критику идеологов и исполнителей либерально-демократических реформ. Сам Ф. М. Достоевский двойственность человеческой природы и нравственную трагедию человека выразил словами: «Дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердце человеческое». Но именно от выбора человека зависит, кто в конечном итоге будет торжествовать как в душе конкретного человека, так и в истории в целом.

Австрийский зоолог К. Лоренц в своих работах рассматривал нравственные нормы как простое продолжение и усложнение животных инстинктов. Главными из них он называет борьбу за сохранение и продолжение рода, которая дает начало таким добродетелям, как любовь, забота, жалость, ответственность; борьбу за существование, охрану территории проживания, что проявляется в конкурентности и агрессивных началах человека. В итоге, по мнению К. Лоренца, необходимо признать, что природа человека, а следовательно и ведение бизнеса, строится по биологическим законам и, таким образом, агрессивность в деловых отношениях неизбежна, поэтому нужно научиться управлять агрессивностью, снизить ее влияние.

Сторонники генетической концепции морали (Р. Докинз и др.) утверждают, что характер нравственного поведения человека определяется его генетической структурой. Сами гены рассматриваются как элементарные информационные единицы, являющиеся средством (хранителем и передатчиком) информации, способом биологического и социального наследования на молекулярном уровне индивидуального и коллективного опыта живого. Вопрос о морали здесь сводится к тому, чтобы выявить гены, отвечающие за нравственное или безнравственное поведение человека, т.е. выявить «ген добра» и «ген зла». Само добро здесь понимается как ориентированность особи на обеспечение жизнедеятельности общества как целого, поэтому «ген добра» называется «геном альтруизма». Зло рассматривается как асоциальное, а потому и эгоистическое поведение индивида — «ген зла» называется «геном эгоизма». Ген-эгоист допускает формы поведения, связанные с альтруизмом, но лишь выгодные для его выживания и распространения. В тех обстоятельствах, где выгодно и нужно, ген-эгоист будет (и способен) любить другого. С этих позиций природа альтруизма — это проекция эгоистического поведения. Человек выступает машиной для вынашивания генов, а мораль — изобретением эгоистов для обеспечения большей безопасности для самих себя. Добро и зло рассматриваются как своеобразные генетически обусловленные программы поведения человека.

Необходимо отметить, что если «должное» и «сущее» не противостоят друг другу в значительной степени, то этические концепции гуманистической направленности, положенные в основу нравственного воспитания, и моральные регуляторы, усиленные нравственно-позитивной социальной действительностью, дают в итоге нравственное здоровье, человекоориентированную экономику и стабильное общество. Если же действие этих регу- лятивов противоречит друг другу, то возникает ситуация нравственного кризиса как на социальном, гак и индивидуальном уровнях, что требует корректировки обеих сторон противоречия.

Глубинный смысл этики состоит в том, что при решении практических задач она заставляет считаться с чем-то далеко выходящим за предел указанных задач. Казалось бы, с точки зрения достижения цели, удобнее не считаться с моральными ориентирами. И довольно часто современные деловые люди именно так и поступают. Хороший с точки зрения морали поступок, как подсказывает здравый смысл, очень часто противоречит сиюминутной выгоде. Как возлюбить ближнего как самого себя, если ближний является конкурентом в бизнесе? Не проще ли конкурента устранить? Зачем придерживаться норм нравственности, если другие их постоянно нарушают? И все же исторический опыт подсказывает, что отказ от нравственных требований, в конечном счете, не только может подорвать деловую репутацию и имидж делового человека, но и пагубно сказаться на его судьбе, жизни его близких и общества в целом.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>