Полная версия

Главная arrow Менеджмент arrow ДЕЛОВАЯ КУЛЬТУРА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Способ производства, его структура и духовно-нравственные основы

Труд как всеобщая созидающая сила является центральной категорией при рассмотрении второго компонента экономической жизни общества — способа производства, который включает в себя два составляющих элемента: производительные силы и производственные отношения.

Личностным элементом производительных сил выступает непосредственно трудящийся, а их вещественную сторону составляют средства производства. Взаимодействие этих двух элементов и есть внутренний источник развития производительных сил. Средства производства являются средством удовлетворения определенных потребностей людей. Следовательно, средства производства включены в механизм хозяйствования и сопряжения человека с действительностью в социальном плане.

История эволюции человека связана с развитием средств производства. Далеко не сразу техника достигла своих нынешних высот. Первоначально, на этапе ручного труда, средства производства имели инструментальное значение; они продолжали, расширяли возможности естественных органов человека, увеличивали его физическую мощь. Па этапе машинизации средства труда как бы отделились от человека, который, однако, должен был находиться рядом и управлять ими. Теперь не только машина является продолжением человека, но и сам человек порой становится придатком машины, он дополняет ее возможности. На третьем этапе развития средств производства в результате комплексного развития автоматизации человек, передавая автомату функции управления, выступает как создатель технологий, организатор и контролер производства. На первый план выходят уже не физические возможности человека, а сила его интеллекта, реализуемая посредством технологий.

Известно, что уровень развития производительных сил является показателем степени господства человека над природой. Однако создаваемые технологии и виды производств традиционно строятся на принципах, не соответствующих «технологиям» самой природы. Бурно развивающееся производство входит в противоречие с природой, растет ее загрязнение, тают невозобновимые природные ресурсы, возникает ситуация экологического кризиса. Творя добро в виде развития производительных сил, человек порождает зло в форме обострения противоречия с природой. Возникает ситуация нравственного выбора — чему отдать предпочтение: наращиванию производства или сбережению природы. Именно возникновение такой нравственной проблемы вызывает к жизни новую форму этики — экологическую этику как разновидность этики ответственности, предполагающую необходимость предвидения не только экономических, но и нравственных последствий производственной деятельности людей.

Ускоряющийся научно-технический прогресс обусловливает значительные и быстрые изменения в традиционной профессионально-производственной структуре общества.

Люди, десятилетиями работавшие в рамках одной профессии или специальности, оказываются невостребованными в условиях нового производства или новых технологий. Это сопровождается увольнениями, временной безработицей, моральным стрессом, растерянностью. Не всем удается самостоятельно справиться с ситуацией. В этом случае необходима не только моральная поддержка, но и действенная помощь людям в их переобучении на новую специальность и обретении нравственной уверенности в себе и своих силах.

Производственные отношения составляют вторую сторону способа производства, социальную форму существования и развития производительных сил. Они включают в себя: отношения по поводу собственности на средства производства, отношения обмена деятельностью или продуктами деятельности и отношения распределения произведенных продуктов или их денежных эквивалентов. Отношения собственности являются определяющими во всей системе социальных производственных отношений. Собственность бывает частная и общественная (государственная, собственность юридических лиц, совместная собственность физических лиц). С точки зрения морали, каждая из них содержит в себе как положительные, так и отрицательные свойства.

Положительное значение частной собственности заключается в следующем:

  • • владение ею делает человека более независимым не только экономически. Оно создает лучшие условия для проявления свободы воли, свободы выбора и личной независимости при разрешении нравственных проблем;
  • • она в большей степени стимулирует личную ответственность за результаты своей деятельности;
  • • ориентирует человека в основном рассчитывать на себя и, таким образом, стимулирует его активность, предприимчивость и т.д.

Вместе с тем частная собственность является экономической основой эгоизма и индивидуализма. Она в значительной степени нравственно разъединяет и обособляет людей, ослабляет позиции общественного интереса по сравнению с частным. Стремление к увеличению богатства и приращению собственности зачастую толкает людей на аморальные и незаконные действия, имеющие целью увеличение богатства. Частная собственность, составляя основу экономического неравенства людей, невольно становится предпосылкой многовариантного социального неравенства и формирования отношений господства и подчинения между людьми.

Безусловное обладание собственностью в ее различных формах является одним из естественных прав человека. В этом плане процесс приватизации, наращивания частной собственности оправдан и экономически, и морально. Однако здесь возникает вопрос о средствах, способах обретения собственности. Они могут быть гуманными, справедливыми (реализация трудовых доходов, банковский кредит на приобретение, предприимчивость в рамках закона и т.д.). А могут быть (и часто бывают) несправедливыми, грабительскими, незаконными. Вопросы о собственности как таковой и способах ее обретения по-разному рассматриваются с экономической, правовой и нравственной точек зрения. Зачастую они (умышленно и неумышленно) отождествляются, что порождает противоположные нравственные оценки частной собственности и богатства.

Необходимо учитывать и то, что в обществе, где господствующее положение занимает частная собственность, действуют две этики: протестантская, исповедующая трудолюбие, рачительность, честность, умеренность в потреблении, и вариант хозяйственной этики аморализма, стремящейся вывести экономическую деятельность за пределы нравственной оценки, оправдать бездушный расчет, культ «золотого тельца» и допускающей приемлемость любых средств и способов действий ради наживы.

Вместе с тем нельзя не отметить, что отдельные представители крупного бизнеса как ранее, так и теперь осуществляют благотворительную деятельность в самых различных формах ее проявления. Мотивы ее разные: от «замаливания грехов» за прошлые деяния до действительно глубокого осознания нравственного долга перед обществом. В любом случае нравственная оценка ее положительна. Однако лучшим социальным и нравственным вариантом является такой общественный строй, при котором экономическая потребность в благотворительности минимальна.

Влияние общественной собственности на средства производства на нравственность двоякое. С одной стороны, она способствует утверждению коллективистской морали, упрочению отношений взаимопомощи и сотрудничества между людьми, формированию морального единства всего общества и трудовых коллективов. Зачастую коллективная, общинная форма владения и трудовой деятельности обусловлена природно- климатическими условиями, обеспечивающими наилучшую возможность выживания людей. В свою очередь, это влияет на формирование традиций в сознании и образе деятельности людей, в результате чего коллективизм, общинность, соборность приобретают характер нравственной нормы и обычая.

В то же время тотальное обобществление средств производства в форме государственной собственности, как свидетельствует исторический опыт России, оказывается малоэффективным экономически и небезупречным в нравственном отношении. У трудящегося (особенно на большом промышленном производстве) утрачивается чувство реального хозяина, снижается личная экономическая мотивация к эффективному производительному труду в условиях уравнительной системы материального (денежного) вознаграждения. Значительную роль стали играть внеэкономические методы стимулирования производительности труда — выполнение планов к определенным датам, опора на энтузиазм, повышенная зависимость от начальства, в руках которого находятся рычаги фондов общественного потребления и распределения. Все это нравственно обесценивало труд, экономические приписки выполнения планов порождали двойную мораль, стимулировали общественный и индивидуальный обман, мздоимство и т.д. Утверждалась этика безразличного отношения к общественному богатству и его разбазаривания. В силу этого действия, направленные на отход от тотального огосударствления собственности, в том числе на средства производства, приватизацию ее части и оживление частного бизнеса, были оправданы экономически и нравственно. Другой вопрос, как это было осуществлено и к каким экономическим, социальным, нравственным последствиям привело. Практическое решение данной проблемы в полной мере обнаружило противоречие между целями, средствами и результатами как экономическими, так и нравственными.

Таким образом, любой тип собственности на средства производства, а следовательно, и тин производственных отношений имеет экономическое и нравственное основания своего существования, а одновременно и негативные нравственные стороны.

При рассмотрении третьего компонента материально-производственной сферы — механизма ее функционирования — также не обойтись без анализа роли морали.

Мораль не может и не должна тормозить развитие экономики. Наоборот, поддерживая и пропагандируя основные ценности экономики, труд и собственность, она должна создавать условия для развития производственных сил и производственных отношений. Производитель (предприниматель) обязан сконцентрироваться на профессиональной деятельности, реализуя свои моральные устремления в честном следовании предписываемым здесь нормам и законам. Этические же усилия должны предприниматься на ином этапе, а именно на этапе формирования этих норм, установления «рамочного» порядка в экономике. Это соотношение иллюстрируется аналогией правил и ходов в игре: цели игры задаются при разработке правил, отдельные ходы могут лишь соответствовать правилам, не более того. Только справедливая система ценностей может породить «нравственную» экономику, которая будет к тому же и эффективной. Отсюда вытекает и то, что ограничение предпринимателя поведенческими требованиями недостаточно для полноценной этики. Целый комплекс мотивационных установок появляется лишь на институциональном уровне, в частности в условиях возникновения конкуренции.

Конкуренция — центральная характеристика рыночной экономики и всей материально-производственной сферы. Посредством механизма конкуренции реализуются законы рынка и производства, в которых заложены экономический рост, рост предложения, ассортимент продукции, снижение цен. Блокирование же этого механизма ведет к обратным результатам — картельным соглашениям, монополизации, деформации соотношения спроса и предложения, повышению цен, замедлению экономического роста. Более всех выигрывает от развития конкуренции потребитель, и в этом проявляется ее этическая ценность. По мнению многих ученых, конкуренция справедливее, чем государственное распределение. Она является результатом рациональной регуляции обществом экономической жизни. При этом этические задачи не противоречат конкурентному порядку, а полностью следуют и соответствуют собственным задачам экономики. Поэтому такая конкурентная регуляция экономики, в отличие от социалистической идеи перераспределения, для стимулирования экономики продуктивна, а не ущербна. Конкуренция утверждается законом и устанавливается для всего, что является условием добровольного признания предпринимателями устанавливаемых правил. «Исключения» разрушают конкуренцию. Ее легко уничтожают льготы, субсидии, протекционизм и прочие мероприятия, направленные на поддержку определенных хозяйственных групп, но при этом часто нарушающие условия их развития. Это не означает, однако, что конкуренция универсальна. В ряде случаев конкуренция неблагоприятна для общества, в первую очередь это касается областей деятельности, которые с трудом регулируются рынком или вообще не могут регулироваться им: общественный транспорт, обеспечение национальной безопасности, армия, образование, экология и т.д. Никто не должен по экономическим основаниям быть лишен этих благ, никто не должен превращать их в объект личного интереса и выгоды. Вместе с тем полное изъятие «общественных» сфер из области конкуренции ведет, как правило, к неэффективности их управления. Кроме того, никто не будет инвестировать в условиях, когда результаты инвестирования будут «эксплуатировать» другие. Решение лежит в дифференцированном подходе: есть области, где экономическая конкуренция недопустима, есть сферы, где она допустима в ограниченных масштабах, где ей необходимы простор и стимулирование.

Очевидно, что российской экономике не хватает такого «культурного» явления, как конкуренция. Не хватает умения жить в условиях конкуренции и справедливых условий конкуренции, которые бы уравнивали позиции всех экономических агентов. Отсутствие конкуренции в экономике определяется эрозией всего социального порядка, который при прежнем режиме структурировался иерархически в рамках единого субъекта — государства и не мог допустить плюрализма субъектов и равенства горизонтальных отношений. Немногие понимают, что конкуренция создается для того, чтобы подвигнуть предпринимателей именно к моральным решениям. Конкуренция утверждается нормами права и одновременно является экономически и нравственно оправданным выражением закона прогрессивного развития общества.

Конкуренции и рынку в экономическом отношении противостоят как механизм жесткого планового регулирования всех сфер хозяйственной деятельности, так и «олигархический капитализм». При существенных различиях их объединяет одно — стремление монополизировать экономическую деятельность, не допустить конкуренции. В ряде случаев государственный монополизм экономически, социально и морально приемлем: монополия на производство алкогольной продукции, наркотических средств, фармацевтический и экологический контроль и др. Однако в целом монополизм во всех сферах и областях его утверждения — явление негативное как в экономическом, так и в нравственном отношении.

Влияние морали на экономическую сферу выражается, прежде всего, в нравственной оценке различных сторон экономической деятельности как на рациональном, так и на чувственно-эмоциональном уровне. В зависимости от экономического положения и степени образованности людей она колеблется в противоположных пределах. Как правило, эта оценка в наибольшей степени отражает субъективное положение человека в системе экономических отношений и уровень его материального достатка.

Что же касается регулятивного воздействия морали на экономику, то оно также далеко неоднозначно. Оно значительно эффективнее в развитом гражданском демократическом обществе, где общественное мнение обладает реальной силой влияния и учитывается властью. В авторитарном обществе с низшим уровнем развития демократии это влияние незначительно.

Кроме того, следует различать две стороны влияния морали и этики на экономику: а) учет морально-этических норм в экономической теории; б) их учет в деятельности хозяйствующих субъектов, т.с. на практике. Один из основоположников экономической теории, А. Смит, говорил о методологической двойственности экономической науки как науки объективной и как нравственной философии. В университете он читал курс нравственной философии, и обе его знаменитые книги «Теория нравственных чувств» и «Исследование о природе и причинах богатства» глубоко взаимосвязаны. Экономическую науку он понимал как науку о богатстве отдельного человека и нации в целом. Он видел реальное противоречие корысти (выгоды) и добра, но полагал, что вера в Бога может примирить мораль и хозяйствование. Видный западный экономист Дж. Кейнс, не обращаясь к идее Бога, а отталкиваясь от философии рационализма, утверждал, что экономика должна руководствоваться системой нравственных ценностей как необходимых норм, на которых должны строиться экономическая теория и хозяйственная деятельность. Он считал, что экономическая теория является «нравственной дисциплиной», «частью этики» и должна способствовать продвижению общества к гуманизму.

В современных российских условиях нравственный аспект «не звучит» как в предполагаемых экономических концепциях, а тем более в реальной хозяйственной деятельности, хотя и недостатка в заявлениях о социальной ориентации экономики нет. Корысть парализует нравственное сознание предпринимателей и нравственную волю власть имущих. Возвращение этики в экономику — одна из насущных социально-экономических задач.

Таким образом, взаимосвязь морали с экономической жизнью общества носит необходимый, объективный, противоречивый, развивающийся характер.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>