Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ И ЖУРНАЛИСТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЖУРНАЛИСТИКА В СВЕТЕ ДИНАМИЧЕСКОЙ, ИСТОРИОМЕТРИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ

Наука о динамике природных и социальных систем

Рассмотрев константные, структурные характеристики журнализма, его место в метаинформационных, цивилизационных и социономных системах, мы должны проанализировать его особенности в процессе функционирования и развития во времени, т.е. рассмотреть его как динамический феномен. И здесь особенно важно познакомиться с философскими и научными парадигмами, связанными с зависимостью информационных и социальных систем от природных, космических, а также с идеями цикличности исторического и информационного времени, соотношения эволюционных и бифуркационных (связанных с выбором пути в точке резкой смены процессов или катастроф) процессов изменения природных и социальных систем.

Издавна философов интересовала сущность, особенности развития цивилизации. Развивалась ли она эволюционным, постепенным путем либо путем катастроф, уничтожения всего бывшего ранее? Воззрения эти обобщены в книге Н. Н. Моисеева «Человек и ноосфера», где он вводит два термина для характеристики типов развития Вселенной:

адаптационный, эволюционный, который связан с именем Ч. Дарвина;

фуркационный, пороговый, катастрофический, связанный с именем Ж. Кювье, французского зоолога, который в 1812 г. изложил свою идею в книге «О ветвях и типах». Отстаивая религиозные представления о сотворении и неизменяемости видов, об отсутствии переходных форм, он выдвинул теорию катастроф, или катаклизмов, когда в результате стихийных бедствий на значительной части земного шара погибало все живое и замещалось новыми формами. Слово «бифуркация» восходит к фр. la bifurcation — раздвоение, которое в свою очередь образовано от лат. bifurcus — раздвоенный.

Анализируя эти два подхода к развитию, Н. Н. Моисеев считает, что справедливы и тот, и другой. «Катастрофические состояния биосферы, порождающие бифуркации, были столь же естественными элементами эволюционного процесса, как и адаптация и внутривидовая борьба» К

Последователи теории катастроф Кювье насчитали в геологической истории Земли 27 катастроф, во время которых якобы погибал весь органический мир. После каждой катастрофы в результате очередного «акта творения» создавались совершенно новые растения и животные, не связанные с ранее существовавшими, и каждый раз они были более сложно организованными. И, но мнению этих ученых, в периоды между катастрофами они не изменялись. Это согласовывалось с библейской историей миротворения. В первой половине XX в. эти идеи были реанимированы. Немецкий геолог X. Штиллен и немецкий палеонтолог О. Шиндевольф утверждали, что фазы складчатости, горообразования и мутации одновременны на всей Земле, и связывали их с радиацией.

II. II. Моисеев, синтезируя два подхода, считает, что «однажды в силу тех или иных причин эволюционный поток выходит на “площадь” — пересечение нескольких каналов эволюции. И теперь вступают в действие механизмы, которые, следуя терминологии

А. Пуанкаре, мы назвали бифуркационными. На перекрестке каналов возникает бифуркация (или катастрофа, если использовать язык Уитни и Тома). Характер развития качественно изменяется. Но самое главное — возникает несколько вариантов дальнейшего развития эволюционного процесса. И этих вариантов столько, сколько каналов эволюции выходит на перекресток. И выбор нового капала неопределенен — какова будет новая организация системы, предсказать невозможно... ибо этот выбор зависит (окончательно определяется) от тех случайных факторов, которые неизбежно присутствуют в момент выхода системы на перекресток каналов эволюции»[1] [2]. Ученый вслед за В. И. Вернадским считает, что процесс развития характеризуется постоянным усложнением системы по закону дивергенции. А по мере увеличения сложности системы периодичность катастроф возрастает и процесс самоорганизации ведет к непрерывному росту числа организационных форм.

Обнаружив в истории развития свыше 20 этносов и проанализировав механизм их функционирования, Л. Н. Гумилев вводит два термина для характеристики народов:

  • статические («персистентные»), у которых жизненный цикл повторяется в каждом поколении без изменений;
  • динамические — народы, которые развиваются.

Л. Н. Гумилев дает периодизацию различных фаз развития этносов.

  • 1. Явный период подъема.
  • 2. Акматическая фаза, когда этнос предельно активен, а давление на ландшафт уменьшено.
  • 3. Фаза надлома, когда анропогенное давление максимально и деструктивно.
  • 4. Инерционная фаза, в которой идет накопление технических средств и идеологических ценностей; ландшафт в это время поддерживается в том состоянии, в которое он был приведен ранее.
  • 5. Фаза обскурации, во время которой нет забот ни о культуре, ни о ландшафте.

После этого наступает фаза гомеостаза. Первые две фазы длятся примерно по 300 лет, третья — 150—200, остальные могут быть весьма неопределенной длительности, но в целом период существования этноса занимает примерно 1200—1500 лет. Этот период и можно назвать мегациклом[3].

Ф. Бродель, выделил в истории Европы четыре вековых цикла, начиная с 1250 г. и до 1974 г.: 260, 230, 160 и 78 лег.

Американский футуролог О. Тоффлср обнаружил три волны в истории человечества:

  • — первая началась в неолитической революции и породила аграрную цивилизацию;
  • — вторая началась с промышленной революции и стала началом индустриальной цивилизации;
  • — третья (постиндустриальная) началась с конца XX в.

А. Тойнби отметил, что в истории человечества была 21 цивилизация, и сгруппировал их в три поколения, причем сейчас, по его мнению, мы живем в цивилизациях третьего поколения, в ряду которых: западно-христианское, православно-христианское, исламское общество, индуистское общество и дальневосточное общество. Ученый полагал, что если возраст человечества равняется приблизительно 300 тыс. лет, то возраст цивилизаций равен менее чем 2% данного срока. И на этой временной шкале жизни все выявленные А. Тойнби цивилизации распределяются не более чем в три поколения и сосредоточены в пределах менее пятой части времени всей жизни человечества. По мнению ученого, «цивилизации представляют собой не статические формации, а динамические образования эволюционного типа и подвержены ритмизму».

Российский ученый Н. М. Дьяченко выделил за 40 тыс. лет восемь исторических циклов, и последний, который начался в 50-е гг. XX в., он назвал посткапитализмом.

Самой парадоксальной оказалась теория математика А. Т. Фоменко, который, анализируя на основе математических методов историческую хронологию, приходит к выводу о существовании как бы параллельных, почти буквально повторяющихся исторических событий и параллельности исторических судеб[4]. Он считает, что история сдвинута на несколько столетий, а различные исторические деятели, живущие в разные века, — якобы одни и те же лица, только носившие разные псевдонимы. Например, он утверждает, что Ярослав, отец Александра Невского = Батый = Иван Калита; Дмитрий Донской = Тахтамыш; Великий Новгород = Ярославль; Куликово поле = конкретное место в Москве[5].

Автор полагает, что «в русской истории имеется династический параллелизм, сдвиг примерно на 410 лет: ранняя история России является отражением (дубликатом) ее истории периода от 1350 г. до 1600 г.».

А. Т. Фоменко и сам не настаивает на абсолютной истинности своих идей, это скорее научная гипотеза. Я полагаю, что ложная. Однако в его грандиозных изысканиях по хронологии всех времен и народов (составлена глобальная хронологическая карта в интервале от 4000 г. до н.э. до 1800 г. н.э.) есть поразительные открытия, а именно зеркальность, параллелизм эпох, совпадение портретов исторических периодов и исторических деятелей, форм их правления и близость их биографий. Думаю, что это ярчайшее доказательство именно цикличности истории, ее ритмо- логичности, а не сдвига во времени, как считает А. Т. Фоменко. Более того, эти параллелизмы часто как бы с противоположным знаком. «В результате обширного эксперимента, в ходе которого были обработаны сотни текстов, содержащих десятки тысяч имен и сотни тысяч строк, неожиданно были обнаружены пары эпох, стоящих в традиционной истории независимыми, разными (во всех смыслах), однако, как оказалось, имеющих чрезвычайно близкие, а иногда практически неотличимые графики своих количественных характеристик»[6]. По изысканиям автора, эти временные сдвиги (или, по-нашему, временные циклы) составляют 300—400 лет и около 700 лет, что совпадает с крупными циклами, указанными другими учеными, и нашим собственным анализом исторических дат.

Известный российский ученый С. П. Капица исследовал и обобщил имеющиеся данные о численности населения Земли за всю историю существования человечества и пришел к выводу, что необходимо рассматривать человечество как единую систему: «это удивительная устойчивость гиперболических законов роста в течение миллионов лет, а также относительная синхронность смен исторических эпох в различных регионах земного шара... Кроме того, в смене эпох была отмечена периодичность с частотой, возрастающей по тому же гиперболическому закону» (скорость роста населения пропорциональна не первой, а второй степени, квадрату числа людей. — Л. С.). Кроме того, им было отмечено, что на протяжении каждого из 11 прошедших до настоящего времени периодов па земном шаре жило одинаковое количество людей (около 9 млрд чел.). Относительная скорость роста численности людей при этом оказалась обратно пропорциональной удалению в прошлое от момента обострения. Такого рода скейлинг, на который

С. П. Капица обращает особое внимание в своих статьях, является «неотъемлемым свойством степенных автомодельных режимов»[7].

Обобщающей различные подходы к ритмологии концепцией можно считать концепцию Ю. В. Яковца ( «У истоков новой цивилизации», «История цивилизаций», «Истоки и перспективы постиндустриальной парадигмы обществоведения»), который полагает, что исторический процесс цикличен, а история поли- циклична, когда циклы разной длительности и глубины накладываются друг на друга: краткосрочные (5 лет), среднесрочные (8—12 лет), полувековые (40—60 лет), цивилизационные (длительностью несколько столетий), сунерциклы (объединяющие триаду родственных мировых цивилизаций).

На рубеже третьего тысячелетия, по Яковцу, развернулся переход к седьмой, постиндустриальной цивилизации, к третьему историческому суперциклу. Динамика локальных цивилизаций, подчиняясь общему ритму всемирной истории, имеет собственную неповторимую пульсацию, а исторические циклы имеют внутреннюю структуру, поскольку являются результатом действия совокупности демографических, технологических, экономических, социально-политических циклов, циклов духовной сферы, и одновременно тесно связаны с природно-экономическими циклами, которые существенно влияют на ход исторического процесса.

Однако циклическая динамика общества, по мнению ученого, становится «все более независимой от природно-исторических циклов (что является главным признаком формирования ноосферы), но в то же время общество подошло к опасной черте, когда могущество разума и деятельности человечества может не только привести его к самоубийству, но и нанести непоправимый ущерб биосфере, прервав ход эволюции»[8].

  • [1] Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. М., 1990. С. 47.
  • [2] Там же. С. 48.
  • [3] См.: Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1997.
  • [4] См.: Фоменко А. Т. Критика традиционной хронологии Античности и Средневековья (какой сейчас век?). М.: Изд-во МГУ, 1998.
  • [5] Там же. С. 196.
  • [6] Фоменко А. Т. Указ. соч. С. 68.
  • [7] Капица С. ПКурдюмов С. Я, Белавин В. Я. Математическая модель глобальных демографических процессов. М., 1996. С. 4—5.
  • [8] Леонардо да Винчи XX века. К 100-лстию А. Л. Чижевского. М., 1997. С. 155.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>