Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЯЗЫК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ

Как явление социальное язык является достоянием всех людей, принадлежащих к одному коллективу. Язык создается и развивается обществом. На эту связь языка и общества обратил внимание Ф. Энгельс, писавший в «Диалектике природы»: «Формировавшиеся люди пришли к тому, что у них появилась потребность что-то сказать друг другу»[1].

Однако как следует понимать общественную природу языка? Вопрос о связи языка и общества имеет разные решения. Согласно одной точке зрения, связь языка и общества отсутствует, так как язык развивается и функционирует по своим законам (польский ученый Е. Курилович), согласно другой — эта связь является односторонней, так как развитие и существование языка полностью определяется уровнем развития общества (французский ученый Ж. Марузо) или наоборот — язык сам обусловливает специфику духовной культуры общества (американские ученые

Э. Сепир, Б. Уорф). Однако наибольшее распространение получила точка зрения, согласно которой связь языка и общества является двусторонней.

О влиянии языка на развитие общественных отношений свидетельствует прежде всего тот факт, что язык — один из консолидирующих факторов образования нации. Он является, с одной стороны, предпосылкой и условием ее возникновения, а с другой — результатом этого процесса, поэтому, несмотря на социальные катаклизмы, потрясающие общество, он сохраняет единство народа. Именно язык является самым ярким и устойчивым показателем этноса, в отличие от других признаков, а именно признака единства территории, этнического самосознания, государственного образования, экономического уклада, антропологического типа, которые исторически могут меняться. Не случайно понятия «язык» и «этнос» в некоторых культурных традициях передаются одним словом язык (ср. Пушкинское: И назовет меня всяк сущий в ней язык). Кроме того, об этом свидетельствует и роль языка в воспитательной и образовательной деятельности общества, так как язык является орудием и средством передачи от поколения к поколению знаний, культурно-исторических и иных традиций. «Язык не просто средство общения, — писал В. Гумбольдт, — он заложен в самой природе человека и необходим для развития его духовных сил и формирования мировоззрения, а этого человек только тогда сможет достичь, когда свое мышление поставит в связь с общественным мышлением»[2]. Литературно обработанная форма любого языка, наличие норм его употребления оказывает воздействие на сферу бытового общения, способствуя повышению культурного уровня носителей языка.

Влияние общества на язык является опосредованным (например, в индоевропейском праязыке имелось прилагательное *patrio-s (лат. patrius) ‘отцовский’, но не было прилагательного со значением ‘материнский’, так как в древнем патриархальном обществе владеть чем-либо мог только отец). Одной из форм такого влияния является социальная дифференциация языка, обусловленная социальной неоднородностью общества (социальные варианты языка — профессиональная речь, жаргоны, просторечие, кастовые языки и т.п. обусловлены структурой общества). Яркой иллюстрацией такой социальной дифференциации языка являются изменения, которые произошли в русском языке после Октябрьской революции, когда в язык хлынуло огромное количество новых, социально окрашенных слов, нарушился прежний нормативно-стилистический уклад языка, произошло изменение традиций усвоения литературного языка, в частности, норм произношения. Известный русский ученый Л. П. Якубинский писал после Октябрьской революции в своих «Очерках по языку»: «Пролетариат как класс противопоставляет себя буржуазии... в способе использования общенационального языкового материала, в обращении с этим материалом, в способе отбора из него нужных для конкретной цели фактов». Таким образом, изменилось отношение людей к своему литературному языку, стало постепенно меняться и положение литературного языка в его взаимодействии с народной речью, диалектами и жаргонами, сама норма литературного языка (при всей ее подвижности) стала доступной более широкому кругу людей.

Социальной природой языка обусловлено не только возникновение новых слов, но и развитие новых значений у старых слов. В этом легко убедиться, если сравнить лексический состав «Толкового словаря русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова[3] с составом любого толкового словаря, опубликованного до 1917 г. Другой пример, из современной действительности: изменение политической обстановки в стране вызвало к жизни такое слово, как перестройка, имевшее ранее совершенно иное значение.

Таким образом, общественная природа языка проявляется и в создании нового, и в обновлении старого, в приведении его в соответствие с потребностями общества.

Социальная природа языка прослеживается не только в лексике, но и в грамматике, хотя общественные функции грамматики менее заметны, чем аналогичные функции лексики. Так, например, история формирования категории одушевленности в древнерусском языке свидетельствует о том, что первоначально она зарождалась как категория лица у существительных мужского рода, обозначавших общественно полноправных лиц (например, откць, лжжк, къна^ь и др.) и лишь позже она распространилась и на другие имена живых существ.

В истории романских языков категория грамматического рода была также социально обусловлена. При наименовании животных женский род оказывался маркированным лишь в тех случаях, когда соответствующее животное-самка играло в хозяйстве более заметную роль, чем животное- самец[4].

О социальной функции грамматики свидетельствует наличие особой «категории вежливости» в спряжении глаголов японского языка.

Эти примеры красноречиво свидетельствуют о том, что внутренние закономерности развития языка являются социально обусловленными. Общественная природа языка определяет не только условия его бытования, но и все его функции, особенно его лексики, грамматики и стилистики.

Влияние общества на язык проявляется и в дифференциации многих языков на территориальные и социальные диалекты (язык деревни противопоставляется языку города, языку рабочих, а также литературному языку). В языкознании различают следующие основные социальные формы существования языка:

идиолект — совокупность особенностей, характеризующих язык отдельного индивидуума;

говор — совокупность идиолектов, однородных в языковом отношении, характерных для небольшой территориально ограниченной группы людей;

диалект — совокупность говоров, объединенных значительным вну- триструктурным языковым единством, т.е. эта территориальная разновидность языка, которая характеризуется единством фонетической, грамматической и лексической системы, но используется как средство общения лишь на определенной территории (при этом признак территориальной непрерывности не является обязательным); для диалекта характерна прежде всего территориальная ограниченность, закрепленность за бытовой, обиходно-производственной сферой общения, ограниченность социальной среды распространения (в основном крестьян), существование нормы в виде узуса, а не кодифицированных правил, закрепленных в грамматиках или словарях и как следствие всего этого ограниченное стилевое разнообразие;

наречие — это самая крупная единица территориального членения национального языка, представляющая собой совокупность диалектов, объединенных внутриструктурным языковым сходством (в русском языке, например, выделяются севернорусское наречие, одним из характерных признаков которого является оканье, и южнорусское, которое отличает аканье);

язык (народности или нации) — совокупность диалектов, языковые различия между которыми могут определяться как собственно лингвистическими, так и социальными факторами;

литературный язык — высшая (наддиалектная) форма существования языка, характеризующаяся нормированностью, а также наличием широкого диапазона функциональных стилей.

О связи языка с обществом свидетельствует и факт стилистической дифференциации языка, зависимость использования языковых средств от социальной принадлежности носителей языка (их профессии, уровня образованности, возраста) и от потребности общества в целом (ср. наличие различных функциональных стилей, представляющих язык науки, делопроизводства, средств массовой информации и т.д.).

Связь языка с обществом является объективной, не зависящей от воли отдельных индивидуумов. Однако возможно и целенаправленное влияние общества (ив частности, государства) на язык, когда проводится определенная языковая политика, т.е. сознательное, целенаправленное воздействие государства на язык, призванное способствовать его эффективному функционированию в различных сферах. Чаще всего это выражается в создании алфавитов или письменности для бесписьменных народов, в разработке или усовершенствовании правил орфографии, специальной терминологии, кодификации и других видах деятельности. Однако иногда языковая политика государства может тормозить развитие национального литературного языка, как было, например, в России в XIX в., когда царское правительство запрещало печатание книг на украинском языке и преподавание в школах Украины велось на русском языке.

  • [1] Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 20. 2-е изд. М, 1955. С. 489.
  • [2] Гумбольдт фон В. Избранные труды по языкознанию. М., 1984. С. 51.
  • [3] Толковый словарь русского языка / под ред. Д. Н. Ушакова. М., 1935.
  • [4] Будагов Р. А. Что такое общественная природа языка? // ВЯ. 1975. № 3. С. 14.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>