Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ И СМЕШЕНИЕ ЯЗЫКОВ

Языковые контакты не исчерпываются процессами интеграции и дифференциации. Представляя собой сложное неодномоментное явление, они могут приобретать разные формы.

Интенсивные и долговременные контакты народов приводят часто к двуязычию (или билингвизму < от лат. Ы ‘двойной, двоякий’, lingua ‘язык’). Установлено, что около половины всего населения земного шара является либо двуязычным, либо многоязычным, причем во многих странах мира двуязычие является нормой (ср., например, ситуацию в России, на территории которой, наряду с русским, существуют такие языки, как татарский, башкирский, якутский, бурятский, осетинский и многие другие, в связи с чем население соответствующих республик владеет несколькими языками; или в Индии, в Западной Африке и Новой Гвинее, где жители обычно владеют местным, региональным вариантом языка и колониальным языком).

Двуязычие, таким образом, это функционирование двух языков в пределах одного общества, члены которого в повседневной жизни постоянно пользуются обоими языками: дома они, например, могут говорить на одном языке, а на работе или в магазине с легкостью переходить на другой. Многие образованные африканцы, живущие в городах, дома говорят на местном языке, а на государственной службе пользуются французским или английским.

Совместное существование языков в рамках одного общества (государства) нередко приводит к тому, что языки начинают дифференцироваться в функциональном отношении, вследствие чего возникает функциональное неравенство языков, когда один из них используется только в одной сфере общения, куда второй язык, как правило, не допускается. Так возникает явление функциональной диглоссии (< греч. di ‘два’, glossa ‘язык’, т.е. буквально ‘двуязычие’). Диглоссия характеризуется целым набором признаков: 1) функциональное распределение языков приводит к тому, что один из них используется в «высоких» сферах и ситуациях общения (например, в церкви, науке, образовании), тогда как другой — в повседневном общении или в некоторых, строго определенных жанрах письменности (например, в договорах, делопроизводстве, рекламе и т.д.); 2) в языковом сознании социума язык, использующийся в высоких сферах, обладает особой престижностью; 3) этот язык является надэтническим языком, т.е. он не является родным (материнским) языком ни для одной этнической группы населения; 4) овладение этим языком возможно только лишь в процессе специального обучения, ибо естественным путем (т.е. в семейно-бытовом общении) он не передается. Примером такой функциональной диглоссии может служить ситуация в Московской Руси до Петровских преобразований, когда два родственных языка — древнерусский и церковнославянский находились в отношениях функционального распределения: «правильным», нормированным языком русского средневековья был церковнославянский (на этом языке разговаривали с Богом, на него с греческого переводили богослужебные книги), тогда как в быту и в делопроизводстве (например, при описи имущества или принятии судебных решений) употреблялся древнерусский.

Языковые контакты ведут нередко к образованию так называемых контактных языков, являющихся вспомогательными смешанными языками с крайне бедным словарем и минимальной, неустоявшейся грамматикой. Контактный язык — это результат неудавшейся попытки выучить язык соседа, партнера но коммуникации, т.е. это язык межэтнического общения, гибридный по своему происхождению (так как фонетика и большая часть лексики восходят к одному из контактирующих языков), ограниченный по функции (используемый чаще всего как язык торговли в портах или на рынках). Среди таких языков-посредников различают лингва франка и пиджины.

Лингва франка (< итал. lingua franca ‘франкский язык’) — это торговый язык, который сложился в Средние века в Восточном Средиземноморье на основе французской и итальянской лексики и использовался как средство общения арабских и турецких купцов с европейцами. В современной социолингвистике этот термин расширил свое значение и стал обозначать любой контактный язык в межэтническом общении (например, упрощенный вариант суахили в Восточной и Центральной Африке).

Пиджин (< возможно, от китайского искаженного англ, business ‘дело’) — это устный язык торговых и деловых контактов, в основе которого лежит смешение элементов одного из европейских языков (английского, голландского, испанского, французского и др.) с элементами туземного языка. В этом языке, как правило, европейский словарь, а фонетика, словообразование и грамматика — туземные. Функциональное использование этого языка ограничено лишь деловым межэтническим общением (примером такого языка может служить морской пиджин бичламар на английской основе: он использовался на островах Океании в местах стоянок китобоев и на самих судах, так как команды комплектовались из матросов-океа- нийцев; другой пример — торговый пиджин — язык руссенорск, сложившийся в XIX в. и употреблявшийся норвежскими рыбаками и русскими купцами в пограничных районах: в нем всего 300 слов и довольно простая грамматика).

Иногда эти языки-пиджины могут расширять свои коммуникативные функции и использоваться не только как средство общения туземцев с европейцами, но и как средство общения местных этносов в межэтнических контактах.

Так возникает креольский язык, который постепенно становится родным языком определенной этнической общности. В этом языке расширяется словарь, усложняется фонетическая и грамматическая структура, т.е. язык-пиджин стремится стать естественным языком. Примером такого языка могут служить креольские языки на французской основе о. Гаити и о. Мартиника, которые стали родными для подавляющего большинства населения, а также возникший на английской основе креольский язык ток-писин, один из национальных языков Папуа Новой Гвинеи, являющийся средством социального общения между людьми, говорящими на разных языках, особенно в городах; эго основной рабочий язык в парламенте и в государственных учреждениях, язык печати, радио, телевидения, а в последнее время и школы, преподавание в которой традиционно велось на английском языке.

Креольские языки — это образец настоящего «смешанного» языка со своими субстратными и суперстратными элементами. Изучение их учеными дает возможность проследить становление и развитие грамматической системы языка, ибо все они обнаруживают удивительное структурное сходство.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>