Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РОДСТВО ЯЗЫКОВ И ЯЗЫКОВЫЕ союзы

Родство языков — это материальная близость двух или более языков, проявляющаяся в звуковом сходстве языковых элементов разных уровней. Сходство, как правило, наблюдается не только в словах, но и в минимальных значимых элементах (в корневых морфемах, в словообразовательных аффиксах, в грамматических формах и т.д.). В фонетической системе родственных языков прослеживаются звуковые соответствия, представляющие результаты исторической эволюции звуков языка-источника (например, русскому звуку «с» закономерно соответствует латинский звук «k»: рус. сердце, лат. сог).

Языковое родство устанавливается обычно при наличии целого ряда общих структурных элементов, представленных в совокупности. Однако наиболее доказательным является факт наличия системы закономерных звуковых соответствий, отражающих регулярный характер звуковых преобразований языковых единиц, восходящих к праязыку (ср., например, судьбу праславянского сочетания *tort, которое в русском языке развилось в torot: рус. ворона, в болгарском в trat блг. врана, в польском в trot: плс. шопа).

Степень языкового родства может быть разной: наряду с языками, родственные связи которых достаточно прозрачны (отсюда возможность почти беспрепятственного понимания их носителей, ср., например, русский, украинский и белорусский языки), существуют языки, родство которых установлено в результате специальных научных исследований (например, финно-угорские и самодийские языки: ненецкий, энецкий, селькупский, которые ранее не считались родственными финно-угорским языкам).

Совокупность родственных языков, произошедших из одного языка- предка (или праязыка) образует семью. Языковая семья, таким образом, — это генетическая общность языков, унаследовавших из праязыка значительную часть словаря (чаще всего это лексика, связанная с окружающей человека природой, с названиями частей тела, с терминами родства, с обозначениями размеров и т.д.), сходство в организации фонетической и грамматической систем. Каждая семья языков членится, как правило, на более мелкие группы (например, в индоевропейскую семью языков входят славянские, романские, германские, иранские и другие группы языков), хотя известны случаи, когда родственные языки в пределах языковой семьи являются одиночными (например, албанский или армянский языки в пределах индоевропейской семьи языков). Поэтому объем понятия «семья языков» в терминологическом отношении может меняться: одно и то же объединение родственных языков может быть названо и группой, и семьей (например, славянские языки по отношению к индоевропейской семье языков являются группой родственных языков, а по отношению к восточно-, южно- и западнославянским языкам — семьей).

В истории языкознания взгляды на проблему языкового родства неоднократно менялись: от абсолютизации модели «родословного древа» с его последовательным расщеплением на диалекты и ноддиалекты (А. Шлейхер) до ее полного отрицания (младограмматики) и выдвижения «теории волн», согласно которой процессы дифференциации, протекавшие в праязыке, представляли собой незаметные переходы между не имевшими четких границ диалектами, расходясь из эпицентров инноваций во все стороны, подобно волнам от брошенного в воду камня (И. Шмидт).

Исследования лингвистической географии показали, однако, что отношения между родственными языками не укладываются в эти жесткие схемы, поскольку в истории языковых семей имели место как процессы дифференциации, так и интеграции. Праязык не только расщеплялся, но и одновременно консолидировался, формируясь в ходе контактного развития родственных диалектов.

Если языки, входящие в одну языковую семью, характеризуются материальной близостью, унаследованной из эпохи их языкового единства (например, славянские языки унаследовали ее из праславянской эпохи), то близость языков, входящих в языковой союз, является приобретенной. Языковой союз — это ареально-историческая общность языков, проявляющаяся в наличии некоторого количества сходных признаков (структурных и материальных), которые сложились в процессе длительного и интенсивного взаимодействия этих языков в пределах единого географического пространства, т.е. в отличие от языковой семьи, эго общность не генетическая, а приобретенная. Термин «языковой союз» ввел в языкознание Н. С. Трубецкой, предложивший в статье «Вавилонская башня и смешение языков» различать понятия «языковой союз» и «языковая семья». Языковой союз, в понимании Трубецкого, — это группа языков, демонстрирующих существенное сходство прежде всего в морфологии и синтаксисе, обладающих общим фондом «культурных слов», но не связанных системой звуковых соответствий и сходством в элементарной лексике (например, в терминологии родства, флоры или фауны). Основным критерием определения языкового союза является комплексность разноуровневых схождений в контактирующих языках.

Классическим примером языкового союза является балканский языковой союз, объединяющий в своем составе болгарский, македонский, сербский (в основном через торлакские диалекты), румынский, албанский и новогреческий языки. Хотя эти языки относятся к разным группам индоевропейской семьи языков (а именно к славянской, романской, албанской, греческой), однако в процессе своего исторического развития они выработали ряд общих черт, например, совпадение дательного и родительного падежей (в албанском и греческом языках), отсутствие инфинитива (в греческом, румынском, болгарском и албанском языках), образование аналитического будущего времени при помощи вспомогательного глагола со значением ‘хотеть’ (в румынском, болгарском и греческом языках). Особенно наглядно это проявилось в употреблении артикля: если во многих европейских языках артикль стоит перед именем (ср. франц. la langue или нем. die Sprache ‘язык’), то в албанском, болгарском и румынском языках он стоит после имени (блг. езикът, рум. limbajut). Эго сходство в грамматических формах возникло вследствие ряда факторов: языковых контактов, двуязычия (как результат миграции населения после захвата и освоения территорий Оттоманской империи), смешения языков, которые происходили на протяжении долгой истории сосуществования этих языков в пределах единого географического пространства.

Другим примером языкового союза может служить поволжский (или волго-камский) языковой союз, куда входят финно-угорские языки (марийский, удмуртский) и тюркские (башкирский, татарский, чувашский). Его отличительными признаками являются такие разноуровневые соответствия, как явление редукции гласных, сходство в системе времен, сходство в образовании сослагательного наклонения, в способах построения прямой речи, в характере функционирования деепричастных оборотов и др.

Формирование языкового союза — процесс длительного, разностороннего взаимодействия ареально смежных языков. Он складывается в результате конвергентного развития контактирующих языков, а также под влиянием общих социальных условий, хозяйственного уклада, элементов культуры. В истории языков мира ситуация языковых союзов не была редкостью, напротив, они играли важную роль в развитии систем контактирующих языков, поскольку в структуре любого языка (если, конечно, он не развивался в изоляции) можно обнаружить различные напластования (причем не только лексические, но и грамматические), которые являются следствием вхождения языка в те или иные языковые союзы. В эпохи широких этнических миграций такие общности могли возникать на стыках самых разных культур и языков, приводя к появлению в них общих региональных инноваций.

В связи с этим некоторые ученые предложили выделять еще и культурно-языковые союзы, т.е. группы языков, объединенных общим культурно-историческим прошлым, отразившимся в сходстве словаря (особенно семантики ряда слов), в сходстве системы письма, стилистики, иногда — грамматики. В каждом таком объединении языков выделяются один-два языка, которые выполняли роль международных языков в данном регионе. Породив огромное количество интернационализмов, они обогатили остальные языки региона «культурной» лексикой.

Один культурно-языковой союз охватывает языки Европы, другой — страны Азии и Африки (где распространен ислам), третий — Индию и страны Юго-Восточной Азии, четвертый — Китай, Корею, Японию и Вьетнам.

Европейский культурно-языковой союз начал складываться с первых веков нашей эры. В формировании его важную роль сыграли два языка — греческий и латинский. Первыми примерами европейской интернациональной лексики были латинские заимствования из греческого языка, которые затем были усвоены всеми европейскими языками. Это была лексика, представленная в основном тремя тематическими группами: 1) наука и образование (атом, декан, доза, идея, хроника); 2) христианство (библия, апостол, дьявол); 3) названия экзотических растений, животных, веществ {анис, бальзам, дракон, коралл, тигр). В эпоху Средневековья единство европейского культурно-языкового союза поддерживалось господством латинского языка как главного языка письменности. Заимствования из латинского языка охватывали самые разные сферы: государственную {декрет, документ, канцлер, конвенция, конфискация, секретарь, юстиция), религиозную (кардинал, месса, орден), научную (аргумент, глобус, иллюзия, инцидент, пропорция, перпендикуляр, фигура, элемент), медицинскую {инфекция, медицина, мускул), искусство {автор, спектакль, статуя).

К эпохе Возрождения в европейских языках был накоплен такой запас греко-латинской лексики и морфем, что стало возможным создавать из этого материала новые слова, которых не было в древности. В русском языке, например, первые слова такого типа появляются в XVI в. — гуманист, инициатива, окулист, в XVII в. — геология, молекула, логарифм, в XVIII в. — материалист, оптимист, ностальгия, панорама и др. Эти слова являются подлинными европейскими интернационализмами. Сегодня они создаются сотнями и тысячами и охватывают практически все сферы науки и жизни (ср. оппортунист, милитаризм, империализм, инфляция, техника, телевизор, биология и т.д.).

Второй культурно-языковой союз сформировался в мусульманских странах. Здесь огромную роль сыграл арабский язык. Слова арабского происхождения доминируют в религиозной лексике {Hah ‘бог’, saitan ‘дьявол’, гтап ‘вера’, saih ‘духовный наставник’). Арабскими словами насыщена лексика науки, образования (Jann ‘наука’, adab ‘воспитание’, madrasa ‘школа’, tahsil ‘учение’, tahlil ‘анализ’), искусства, литературы {adabijat ‘литература’,

talif'cочинение’, sair1 поэт', rubai ‘четверостишие’). Арабские интернацио- нализмы представлены в общественно-политической и военной лексике (malik ‘царь’, mamlaka ‘страна’, daula ‘государство’, sulTan ‘султан’, sijasa ‘политика’, rais ‘глава’, asir ‘пленный’). Вторым по значению языком этого культурно-языкового союза стал персидский, породивший также немало интернационализмов (ср. darwis ‘дервиш’, diwan ‘сборник стихов’, wazir ‘визирь, министр’, bazar ‘базар’, sarai ‘дворец’, maidan ‘площадь’, namaz ‘молитва’, anbar ‘склад’ и др.).

Третий культурно-языковой союз формировался с древнейших времен в сфере влияния индийской культуры и санскрита (Индийский субконтинент, Тибет, Бирма, Индокитай, острова Малайского архипелага). Интернациональные слова индийского происхождения охватывают самые разнообразные сферы жизни.

В четвертом культурно-языковом союзе важную роль сыграл китайский язык, особенно китайская иероглифика. Китайские заимствования в корейском и японском языках до сих пор сохраняют старое иероглифическое написание.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>