Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЛИТЕРАТУРНО-ЯЗЫКОВАЯ НОРМА, ЕЕ КОДИФИКАЦИЯ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ

Литературно-языковая норма — это традиционно сложившаяся система правил использования языковых средств, которые признаны обществом в качестве обязательных. В сознании говорящих норма является своеобразным идеалом, обладающим качествами особой правильности, а потому она общеобязательна. Как совокупность стабильных и унифицированных языковых средств и правил из употребления, сознательно культивируемых обществом, норма является одним из характерных признаков литературного языка национального периода.

Норма — это категория, с одной стороны, собственно лингвистическая, а с другой — социально-историческая. Социальный аспект нормы проявляется в самом факте отбора и фиксации языковых средств (особенно ярко это выражается в классовом обществе, где речь «верхушки» общества, образованных и привилегированных слоев противостоит речи «низов», народных масс), а также в наличии системы их оценок («правильно/непра- вильно», «уместно/неуместно»). Лингвистический аспект выражается в характерной для нормы системности и связи со структурой языка.

Современная теория языковой нормы выделяет следующие ее признаки: 1) объективность нормы (норма не придумывается кем-то, а складывается постепенно, вырабатываясь в языке классической литературы); 2) изменчивость нормы (норма — это всегда результат развития языка, и изменения в его языковой системе неизбежно влекут за собой изменения в норме); 3) вариативность нормы (т.е. признание вариантов произношения или написания, так называемой «старшей» и «младшей» нормы, что позволяет сохранить целостность литературного языка и не допустить его омертвения); 4) социальная необходимость описания норм и обучения им в школе[1].

Степень устойчивости нормы на разных уровнях языка неодинакова. Решающим фактором является соотношение нормы и системы языка: в области орфоэпии, например, система языка целиком определяет норму, поэтому она обладает наивысшей степенью устойчивости; в области лексики решающим является содержательный план языковой единицы, ее смысловая точность и стилистическая уместность, отсюда широкое использование синонимических средств языка, вариативность, поэтому степень устойчивости нормы соответственно ниже.

Ядро литературной нормы составляют стилистически нейтральные и, следовательно, наиболее широко распространенные явления, периферию - явления архаические и новые, не получившие еще широкого использования в языке, а также те, которые имеют ограничения в сфере своего употребления (территориальные или профессиональные).

Норма может быть императивной (т.е. строго обязательной) и диспозитивной (т.е. не строго обязательной).

Императивная норма — это норма, не допускающая вариативности в употреблении языковой единицы, регламентирующая только один способ ее выражения. Нарушение этой нормы расценивается как слабое владение языком (например, ошибки в склонении или спряжении, в определении родовой принадлежности слова и др.).

Диспозитивная норма — это норма, допускающая вариативность, регламентирующая несколько способов выражения языковой единицы (например, чашка чая и чашка чаю, творог и творог и т.д.). Вариативность в употреблении одной и той же языковой единицы часто является отражением переходной ступени от устаревшей нормы к новой (ср., например, вариативность в произношении сочетаний согласных чт и [чн в русском языке: чтобы, но нечто, скучно, но сливочный).

Будучи достаточно устойчивой и стабильной, норма как категория историческая подвержена изменениям, что связано с самой природой языка, находящегося в постоянном развитии (ср., например, изменения в произношении возвратной частицы -ся (сь), которая в XIX в. произносилась с твердым согласным, о чем свидетельствует следующая стихотворная рифма: «Была покрыта чешуей ее спина, она вилась над головой моей не раз». М. Ю. Лермонтов «Мцыри»), Возникающая в этом случае вариативность не разрушает нормы, а делает ее более тонким инструментом отбора языковых средств.

Вместе с тем одним из самых важных признаков нормы является ее консерватизм. «Норма в литературном языке есть идеал, раз и навсегда достигнутый, как бы отлитый на веки вечные, — писал А. М. Пешковский в статье “Объективная и нормативная точки зрения на язык”. — Поэтому нормой признается то, что было, и отчасти то, что есть, но отнюдь не то, что будет. Консерватизм нормы способствует устойчивости литературного языка, благодаря чему язык может выполнять свою эпиетемическую функцию, т.е. функцию передачи культурных ценностей и накопленного опыта от поколения к поколению. Если бы литературный язык изменялся быстро, то каждое новое поколение могло бы пользоваться лишь литературой своего времени и предшествующего поколения. При таких условиях не было бы и самой литературы, так как литература любого поколения создается всей предшествующей литературой. Если бы Чехов уже не понимал Пушкина, то, вероятно, не было бы и Чехова. Если для общения людей необходим язык, то для культурного общения необходим язык нормируемый»[2].

В истории литературных языков нормы письменного языка складываются раньше, чем устного. Для большинства современных литературных языков характерно сближение норм письменного языка с нормами разговорной речи: под влиянием устных форм языка происходит некоторая либерализация норм литературно-письменного языка, что связано с приобщением широких социальных слоев общества к числу носителей литературного языка.

Норма культивируется в средствах массовой информации, в театре. Она является предметом школьного обучения языку. Представляя образцовое использование языковых (речевых) средств, норма в сознании говорящих обладает качествами особой правильности.

  • [1] Скворцов Л. И. Теоретические основы культуры речи. М., 1980. С. 45.
  • [2] Пешковский А. М. Объективная и нормативная точки зрения на язык // Звегинцев В. А.История языкознания XIX—XX веков в очерках и извлечениях. Ч. II. М., 1965. С. 288.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>