Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СЛОГ КАК АРТИКУЛЯЦИОННО-АКУСТИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА

Слог как артикуляционно-акустическая единица речи относится к числу сложнейших фонетических явлений. Единой теории слога в лингвистике пока нет, каждая из имеющихся теорий акцентирует внимание на одних сторонах слога, оставляя без объяснения другие. Существуют разные определения слога. Основное различие между ними связано с тем, какие признаки (артикуляционные или акустические) берутся за точку отсчета.

С артикуляционной точки зрения слог — это минимальная единица речевого потока (Л. В. Бондарко) или минимальная артикуляционная единица речи (Ю. С. Маслов). Иногда эти определения уточняют, расширяя их указанием на организацию дыхания в процессе речи: «Слог — это минимальная единица речи, произносимая одним выдыхательным толчком или одним импульсом мускульного напряжения» (Л. В. Щерба). Это так называемая экспираторная теория слога. Однако данные экспериментальной фонетики свидетельствуют о том, что число дыхательных толчков и число слогов не совпадают.

Существует и другая теория слога — сонорная, основанная на акустических критериях. При акустическом подходе слог определяют как волну нарастания и ослабления звучности. «Слог — это отрезок речи, ограниченный звуками с наименьшей звучностью, между которыми находится слоговой звук, звук с наибольшей звучностью» (Р. И. Аванесов). Этот наиболее звучный звук является слогообразующим, вокруг него группируются неслогообразующие звуки.

Существуют и другие, менее распространенные теории слога, например, динамическая, согласно которой слог — это волна силы, интенсивности звука. Самый интенсивный звук слога — слоговой, менее сильные звуки — неслоговые (Л. Л. Касаткин).

В русском языке (как и во многих других языках) слогообразующим является гласный. Именно гласный образует вершину слога, составляя его ядро, на периферии же располагаются согласные. Однако существуют языки (например, сербский, хорватский, македонский, чешский), в которых в роли слогообразующего могут выступать и согласные, но только сонорные (ср. сх. врх ‘верх’, мак. врба ‘верба’, чеш. vlk ‘волк’). В русском языке в потоке речи сонорные также могут иногда приобретать слоговость, однако только в позиции конца или начала слова при беглом произношении (ср. смотр, театр, рдеть, рты).

В языках мира существуют разные фонетические структуры слогов, так как в каждом языке действуют свои правила, которые разрешают одни последовательности звуков внутри слога и запрещают другие. Поэтому слоги могут иметь разную структуру: если элементы слога обозначить латинскими буквами С — сотопат ‘согласный’, V — vocalis ‘гласный’, то структуру слога можно представить следующим образом: CV (мо-ло-ко), CVV (.лау-ра), V (у-жас), CVC (о-вес), VC (ар-ка), CVVC (нем. Mans ‘мышь’), CCVVV (вьетнам. ngoai ‘снаружи’): в двух последних случаях один гласный, а именно [а], составляет ядро, а другие периферию и т.д.

В зависимости от того, на какой элемент заканчивается слог, различают открытые и закрытые слоги. Открытые слоги оканчиваются слоговым звуком (ма-ма), закрытые — неслоговым {у-тес). Учитывается не только качество звука, закрывающего слог, но и звука, с которого начинается слог. В зависимости от этого слоги подразделяются на прикрытые (начинающиеся с неслогового звука: бар-кас) и неприкрытые (начинающиеся со слогового звука: у-сы). В большинстве языков мира преобладают открытые слоги, хотя в рамках этих слогов существуют различия в сочетаемости входящих в них согласных (ср. возможную для русского языка в начальном открытом слоге сочетаемость четырех согласных типа встре-ча и невозможность подобных сочетаний во французском языке); есть языки (например, полинезийские), которые допускают только открытые слоги (ср., например, названия островов Тихого океана: Са-мо-а, Ра-па-ну-и, Ту-а-мо-ту или города Го-по-лу-лу), однако для германских языков более типичны закрытые слоги (тип CVC).

В истории языка тенденции в построении слога могут меняться, например, в древний период русского языка (X—XII вв.) преобладала тенденция к открытому слогу, которая имела силу закона, о чем свидетельствуют древнерусские памятники письменности, где встречаются написания типа кътоу сьиа и др., в которых первый слог заканчивает редуцированный гласный звук [ъ], называемый «ер». Однако со временем (после процесса «падения редуцированных») эта тенденция стала носить менее выраженный характер, так как появились и закрытые слоги (др.-рус. сь-нь > сон).

Конец одного слога и начало другого образует слогораздел, являющийся границей слога. На границе слога происходит, как правило, уменьшение звучности, что связано со строением слога. В современной фонетической литературе существует несколько теорий слогораздела. Согласно теории, разработанной Р. И. Аванесовым, каждый слог в русском языке строится по закону восходящей звучности, т.е. звуки располагаются в слоге от наименее звучного к наиболее звучному, поэтому слогораздел проходит всегда на месте спада звучности (в слове, имеющем слоговую структуру CVCV, слогораздел пройдет между гласным и последующим согласным CV-CV: во-да). Исходя из того, что наиболее звучными являются гласные, а из согласных — сонорные, Р. И. Аванесов предложил следующие правила слогораздела:

  • 1) сочетание шумных согласных между гласными (модель VCCV) отходит к последующему слогу, т.е. V-CCV: ко-стюм;
  • 2) сочетание шумного и сонорного согласного между гласными (модель VCCV) отходит к последующему слогу, т.е. V-CCV: до-бро;
  • 3) сочетание сонорных между гласными (модель VCCV) отходит к последующему слогу, т.е. V-CCV: ко-рма;
  • 4) сочетание сонорного и шумного между гласными (модель VCCV) имеет слогораздел внутри слога, т.е. VC-CV: пар-та, поскольку сонорный обладает большей звучностью, чем шумный. При таком слогоразделе следующий слог строится в соответствии с законом восходящей звучности;
  • 5) сочетание j с любым согласным между гласными (модель VCCV) имеет слогораздел внутри слога, т.е. VC-CV: лей-ка.

Однако эти правила слогораздела распространяются только на неначальные слоги, в начальных слогах закон восходящей звучности нарушается (ср. рта, льды, где имеются два «пика звучности» — на начальном сонорном и на гласном), иногда он может нарушаться и в неначальных слогах (ср. ло-[шка, где щелевой согласный [ш] более звучный, чем смычный [к]). В связи с этим появилась другая теория, согласно которой слогораздел всегда проходит после гласных (Л. В. Бондарко).

Существует, однако, еще одна теория, сформулированная Л. В. Щербой, в соответствии с которой граница слогораздела в русском языке тесно связана с ударностью слога:

  • 1) если ударным является первый слог, то следующий за ним согласный является сильным и примыкает к ударному гласному, образуя закрытый слог: шап-ка;
  • 2) если ударным является второй слог, то оба согласных в модели VCCV отходят к ударному слогу в связи с действующей в русском языке тенденцией к открытому слогу: до-стать;
  • 3) в сочетании сонорного и шумного согласных между гласными принцип ударности не действует, так как слогораздел проходит внутри слога, т.е. VC-CV: сол-дат.

Однако данные экспериментальной фонетики не подтвердили зависимости места слогораздела от локализации ударения, хотя признак ударности слога для слогораздела является значимым.

Законы слогораздела в языках мира неодинаковы (во французском языке, например, в отличие от русского, слогораздел, как правило, проходит между согласными, ср. tek-nik), они могут различаться в диалектах даже одного языка (ср., например, севернорусское и южнорусское слогоделение слова картошка', сев.-рус. кар-тош-ка, юж.-рус. ка-рто-шка).

В разных языках соотношение между членением слова на слоги и его морфемным членением складывается по-разному: в русском, например, связь между слоговым и морфемным членением отсутствует (ср. различие в слоговом и морфемном членении слова сбежали: слоговое членение сбе- жа-ли, морфемное с-беж-а-л-и). Об отсутствии влияния морфологической границы на слогораздел свидетельствует и тот факт, что согласный в абсолютном конце слова произносится в одном слоге с гласным, начинающим следующее слово, ср. [но-чу-жа-са]. Однако в китайском и вьетнамском языках (являющихся языками слогового строя) эта связь прослеживается: слог почти всегда выступает в качестве представителя морфемы, и границы слогов не могут перемещаться, ср. вьетн. bat ‘чашка’ и bat Ыёс ‘чашечка’.

Наша речь представляет собой поток звуков, и при членении этого речевого потока, кроме звука и слога, выделяются фонетическое слово, фонетическая синтагма (или речевой такт) и фраза, хотя выделение их происходит на разных основаниях — собственно фонетических, функциональных, смысловых и интонационных.

Фонетическое слово — это отрезок речевой цени, объединенный одним ударением. В русском языке это чаще всего сочетание знаменательного слова с примыкающим к нему служебным (ср. сон ли, на гору, чтобы прочитать), однако есть языки, где в этот отрезок могут входить три и более знаменательных слова (ср. франц. Elle est heureuse [s-ls-toe- ro:z] ‘она счастлива’).

Фонетическая синтагма — это отрезок речевой цепи, объединенный интонационно-смысловым единством входящих в него знаменательных слов, образующих одну ритмомелодическую группу (ср. Завтра вечером | туристская группа в полном составе возвращается на базу). В семантическом плане синтагма представляет собой отрезок осмысленно расчлененной речи, в противном случае речь теряет свою информативность (ср. нарушение смысла высказывания при ином его членении на синтагмы: Завтра вечером туристская группа в полном составе возвращается на | базу).

Фраза — это отрезок речевой цепи, заключенный между двумя паузами, обладающий интонационно-смысловой законченностью, имеющий определенную интонационную структуру и характеризующийся синтаксической связанностью. Фраза как фонетическая единица может состоять из одного или нескольких предложений (ср. фразу, которая представлена тремя предложениями: Вот вы сели, лошади тронулись, колокольчик зазвенел).

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>