Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ

В процессе номинации предметов и явлений внешнего мира используются не только слова, но и устойчивые сочетания слов — фразеологизмы, которые так же, как и слова, регулярно воспроизводятся в речи. Фразеологизм (или фразеологический оборот) — это лексически неделимая, воспроизводимая единица языка, состоящая из двух или более ударных компонентов, устойчивая в своем составе, структуре и целостная но своему значению (например, бить баклуши, закадычный друг, кот наплакал, во всю ивановскую и др.). Дифференциальными признаками фразеологизмов являются следующие: 1) лексическое значение, присущее всему обороту в целом;

2) компонентный состав, отличающийся своей устойчивостью; 3) наличие в их структуре грамматических категорий.

От свободного сочетания слов фразеологический оборот отличается:

  • 1) воспроизводимостью: фразеологизм не создается в процессе общения, а так же, как и слово, воспроизводится в виде целостной единицы (ср. рус. железная дорога и железный гвоздь, дать слово и дать книгу); с этим свойством фразеологизма связаны все остальные его признаки;
  • 2) целостностью своего значения, которое, как правило, не зависит от составляющих его элементов: во фразеологическом обороте происходит как бы «переосмысление» словосочетания, в результате процесса десеман- тизации входящих в него слов образуется новая единица со своим собственным значением (ср. рус. перемывать косточки ‘сплетничать’: ни у слова перемывать, ни у слова косточки нет значения ‘сплетничать’, однако оно появляется в результате переосмысления этих слов,);
  • 3) устойчивостью своего состава, постоянством тесно связанных между собой частей: компоненты фразеологического оборота располагаются друг за другом, как правило, в строго определенном порядке (ср. рус. из рук вон, но не вон из рук), всякое изменение состава фразеологизма ведет к образованию фразеологического неологизма (ср. у И. Ильфа и Е. Петрова: «Телега внутреннего сгорания»). В своих связях с составляющими его словами фразеологизм неделим на части, поэтому в предложении он выполняет роль одного из его членов (ср. «Наступило бабье лето», фразеологический оборот выступает здесь в функции подлежащего);
  • 4) непроницаемостью: большинство фразеологизмов не допускают вставку других слов (ср. рус. сломя голову, но невозможно сломя свою голову).

От слова фразеологический оборот отличается следующими признаками:

  • 1) структурной оформленностью: если слово состоит из морфем, которые вне слова употребляться не могут, то фразеологизм состоит из слов, которые могут употребляться и за пределами фразеологического оборота (ср. рус. держать язык за зубами ‘молчать’). В этом отношении фразеологический оборот соотносится со словом как единица высшего порядка с единицей низшего порядка;
  • 2) грамматической оформленностью: если слово, состоящее из морфем, выступает как единица целыюоформленная, то фразеологизм, состоящий из слов, — как единица раздельнооформленная. Компоненты фразеологизма при всей их связанности друг с другом являются самостоятельными словами, имеющими свое значение и систему грамматических форм (ср. рус. положа руку на сердце ‘чистосердечно’);
  • 3) акцентологической оформленностью: если слово имеет одно основное ударение (при условии, что оно не безударно), то фразеологический оборот может иметь два и более ударных компонента (ср. рус. смотреть сквозь пальцы ‘намеренно не обращать внимания на что-либо’). Этим признаком фразеологический оборот отличается от составных наименований типа изба-читальня, диван-кровать, а также от слов, возникших лексико- синтаксическим способом словообразования типа умалишенный, вышеизложенный, которые имеют одно ударение.

В качестве воспроизводимой единицы языка фразеологический оборот представляет собой единое смысловое целое. Однако соотношение значения фразеологического оборота и значения составляющих его компонентов может быть разным. С точки зрения семантической слитности фразеологического оборота, т.е. соотношения, существующего между его значением и значением образующих его слов, все фразеологические обороты (в соответствии с классификацией, предложенной Ш. Балли и В. В. Виноградовым) делятся на три группы:

  • 1) фразеологические сращения: фразеологические обороты с абсолютной семантической спаянностью частей. Значения сращений воспринимаются как совершенно немотивированные и непроизводные, лишенные, так сказать, своей «внутренней формы». Они представляют собой семантически неделимые фразеологические единицы, целостное значение которых не выводится из значения составляющих их слов (ср. рус. попасть впросак ‘оказаться в неловком положении’). Для фразеологических сращений характерна наивысшая степень семантической слитности частей. Она достигается благодаря: а) наличию в этих оборотах устаревших и в силу этого непонятных слов, так называемых лексических или семантических архаизмов (ср. рус. бить баклуши ‘бездельничать’, где баклуши ‘чурки для выделки щепных изделий’, что современному носителю языка уже неизвестно, как неизвестно и значение слова лясы в выражении точить лясы, ср. также англ, tit for tat ‘око за око’, в котором неясно значение слов tit и ta?) б) присутствию грамматических архаизмов (ср. оборот сломя голову ‘быстро, стремительно’, в котором сломя в современном русском языке является грамматическим архаизмом, так как деепричастия от глаголов совершенного вида образуются с помощью суффиксов или -вши); в) отсутствию в этих оборотах живой синтаксической связи между образующими его словами (ср. человек себе на уме ‘человек, умеющий скрывать свои мысли, намерения’);
  • 2) фразеологические единства: фразеологические обороты, целостное значение которых в той или иной степени метафорически мотивируется значениями входящих в него слов, т.е. в этих оборотах еще сохраняется «внутренняя форма». Значение фразеологического оборота является образным, оно как бы «просвечивает», возникая из слияния значений составляющих его слов (ср. зарыть талант в землю ‘губить, не использовать свои способности’: значение этого оборота выводится из значений глагола зарыть ‘спрятать, скрыть’ и существительного талант < греч. talanton ‘денежная единица’ — из евангельской притчи о зарытых в землю и неиспользованных деньгах, ср. также фразеологические обороты без ножа зарезать, кровь с молоком, выносить сор из избы и др.);
  • 3) фразеологические сочетания: фразеологические обороты, значение которых складывается из значения составляющих его компонентов. В отличие от фразеологических сращений и единств, фразеологические сочетания обладают большей степенью мотивированности значения. В состав этих семантически разложимых фразеологических единиц входят слова как со свободным, так и со связанным значением (ср. закадычный друг: слово друг имеет свободное значение, о чем свидетельствует его способность сочетаться с широким кругом слов — старый друг, бывший друг, школьный друг, а слово закадычный имеет фразеологически связанное значение, т.с. оно может употребляться только со словом друг, но не брат, враг и др. Значение этого оборота складывается из значений составляющих его слов — друг и закадычный (< залить за кадык ‘выпить’), ср. также заклятый враг, плакать навзрыд и др. Особенностью этих оборотов является то, что слова с фразеологически связанным значением можно заменить синонимами (ср. лучший друг или скоропостижная смерть — внезапная смерть). Среди фразеологических сочетаний встречаются такие, в которых компонентом со связанным значением является устойчивый оборот (ср. драть как Сидорову козу: в этом сочетании устойчивым фразеологически связанным компонентом является выражение как Сидорову козу, оно реализуется лишь в сочетании со словом драть), ср. также вертеться как белка в колесе, орать во всю Ивановскую и т.д.

Кроме этих трех типов фразеологических единиц, Н. М. Шанский предложил выделять фразеологические выражения, т.е. семантически членимые фразеологические обороты, состоящие из слов со свободным значением (что сближает их со словосочетаниями), но в речи воспроизводящиеся как готовые языковые единицы, имеющие постоянный состав компонентов и определенное значение (ср. Волков бояться — в лес не ходить). К ним относятся пословицы, поговорки, так называемые «крылатые слова». Некоторые ученые, однако, не включают их в состав фразеологизмов.

Помимо классификации, опирающейся на семантическую слитность фразеологизма, существуют и другие, строящиеся на иных основаниях, например, на номинативно-функциональных (где используются такие критерии, как целостность/расчлененность значения фразеологического оборота, соотнесенность его с определенным грамматическим классом, устойчивость его состава, экспрессивно-стилистическая окраска и др.).

Как и слова, фразеологизмы могут быть однозначными и многозначными, хотя в отличие от слов, большинство фразеологизмов является однозначными. Многозначность фразеологизмов возникает в процессе развития лексической системы языка и появления у них переносных значений (например, фразеологизм боевое крещение в значении ‘первое участие в бою’ вследствие расширенного употребления получил переносное значение ‘первое серьезное испытание в каком-либо важном деле’). Такие многозначные фразеологизмы часто возникают вследствие повторной метафоризации (например, фразеологизм вилять хвостом в зависимости от контекста может означать 1) ‘хитрить, лукавить’, ср.: Я мужик таежный прямой, хитрить, вилять хвостом не умею (Ю. Шамшурин); 2) ‘колебаться в выборе решения, уклоняться от прямого ответа’, ср.: «Говори, не виляй хвостом... сума переметная» (М. Горький); 3) ‘лестью, угодничеством добиваться чьего-либо расположения’, ср.: «Что же заставляет этих людей так униженно вилять хвостом перед человеком, который на них никогда и не взглянет внимательно» (А. Куприн).

Иногда среди фразеологизмов вследствие распада полисемии или вторичной метафоризации может возникать явление омонимии (например, фразеологизм гнуть спину имеет значения 1) ‘трудиться до изнеможени я’; 2) ‘унижаться, раболепствовать перед кем-либо’; ер. также фразеологизм пускать петуха: 1) ‘поджигать что-либо’; 2) ‘издавать фальшивые звуки’).

Некоторые фразеологизмы способны совмещать в себе противоположные значения, что порождает явление энантиосемии (например, фразеологизм вертится в голове имеет взаимоисключающие значения: 1) ‘постоянно находиться в сознании, волновать ум’; 2) ‘о тщетном усилии вспомнить что- либо хорошо известное, но забытое’ (ср.: Так и вертится в голове, а вспомнить не могу).

Фразеологизмы так же, как и слова, способны вступать в синонимические отношения (ср. стреляный воробей и тертый калач в значении ‘опытный, бывалый человек’) и даже образовывать синонимические ряды (ср. синонимический ряд со значением ‘много’: хоть пруд пруди, как собак нерезаных, с три короба, куры не клюют, тьма тьмущая и т.д.). В связи с этим среди них выделяют полные или точные фразеологические синонимы, которые полностью совпадают по своему значению и употреблению (например, стреляный воробей и тертый калач), и частичные или неточные, которые сближаются своими значениями в условиях контекста (ср., например, фразеологические обороты со значением ‘быстро скрылся, исчез’: и был таков, и след простыл, поминай как звали, только его и видели, как сквозь землю провалился, как в воду канул и т.д.; или обороты, которые отличаются такими компонентами значения, как ‘скрылся безвозвратно’: поминай как звали; ‘скрылся давно’: и след простыл; ‘скрылся мгновенно, обычно на глазах у очевидцев’: только и видели; ‘скрылся неожиданно и безвозвратно’: как сквозь землю провалился, как в воду канул и т.д.).

Иногда фразеологические обороты могут вступать в антонимические отношения (ср.: кровь с молоком и ни кровинки в лице). Однако, в отличие от слов, фразеологические антонимы могут не ограничиваться двумя членами противопоставления, а образовывать своеобразные синонимические ряды, ср. фразеологизмы, выражающие идею много - мало: как собак нерезаных, вагон и маленькая тележка, хоть пруд пруди, куры не клюют и раз- два и обчелся, по пальцам перечесть, капля в море, всего ничего и т.д.

Фразеологизмы составляют специфику языка, поэтому они часто не поддаются переводу (ср. например, английский фразеологизм skeleton in the cupboard ‘семейная тайна’, который невозможно дословно перевести как «скелет в буфете» или немецкий eine Nase geben ‘пожурить’ — как «дать нос»). Культурно-национальная специфика фразеологизмов проявляется в том, какие образы принимает отвлеченный смысл, лежащий в основе фразеологизма: по-русски, например, значение ‘никогда’ может быть передано фразеологизмами когда рак на горе свистнет или после дождичка в четверг, по-башкирски — «когда хвост верблюда коснется земли», а по-английски — «когда полетят свиньи» (when the pigs fly). Тем не менее фразеологизмы часто заимствуются (ср. библейские фразеологизмы, заимствованные из старославянского языка: петь Лазаря, отдать Богу душу, почить в Бозе и др.) или калькируются, т.е. создаются по моделям другого языка, особенно много таких фразеологических калек пришло из латинского языка (ср. лат. Non est aurum omne quod radial и рус. He все то золото, что блестит; лат. Ulula cum lupis cum quibus esse cupis и рус. С волками жить — по-волчьи выть).

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>