Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОПРОЩЕНИЕ, ПЕРЕРАЗЛОЖЕНИЕ, ИЗМЕНЕНИЕ ПО АНАЛОГИИ

Способы выражения грамматических значений в истории языка могут претерпевать различные изменения. В ходе языковой эволюции звуковые и семантические отношения между словами могут меняться и, следовательно, может измениться морфемное членение слова. Нередко базой для изменения морфемной структуры слова становится фузия, т.е. слияние и взаимопроникновение контактирующих морфем. В результате в языке (особенно флективного типа) могут возникнуть процессы переразложения или опрощения.

Переразложение — это изменение морфемной структуры слова, связанное с перемещением границ морфем, входящих в его состав. Слово остается производным, т.е. сохраняет морфемную членимость, но членится оно уже иначе, чем прежде (ср. в современном русском языке существительное живность членится как жив-ность, так как вышло из употребления прилагательное живный, от основы которого оно было образовано, хотя еще в XVIII в. оно имело морфемную структуру живн-остъ). Иногда прежде нечленимая основа превращается в членимую, т.е. в ней начинают выделяться корневая и аффиксальная морфемы. Чаще всего это происходит при заимствовании слова, ср.: голландское слово zondek < zon ‘солнце' и dek ‘покрышка’ при заимствовании его русским языком пережило фонетическую адаптацию и потеряло свое членение на морфемы, однако вскоре конец слова стал восприниматься как уменьшительный суффикс -ик, а остальная часть слова не только стала новым корнем, но и превратилась в самостоятельное слово зонт, таким образом, в русском языке сформировалась пара зонт — зонтик, подобно паре лист — листик. Это изменение морфемной структуры слова, при котором неироизводная основа превращается в производную, называется усложнением.

Иногда переразложение может происходить не только на границах морфем, но и на границах слов: в старославянском языке, например, некоторые предлоги-приставки имели на конце звук н: вън, кън, сън, который сохранялся перед гласным, так как происходило переразложение и действовавший в старославянском языке закон открытого слога не нарушался, поскольку слогоделение проходило внутри этих предлогов-приставок (ср. вън-и.идти и въ-ни-ма-ти или сън-ати и съ-на-ти); если же этот предлог находился перед согласным, то образовывались закрытые слоги (ср. кън лгкн'к), что нарушало действие закона открытого слога, и упрощение этих предлогов-приставок происходило за счет утраты конечного согласного и (ср. къ лн"к).

В сочетании с косвенными падежами личных местоимений 3-го лица эти предлоги подверглись переразложению, вследствие чего в парадигме этих местоимений появился начальный согласный и (ср. *въп jirrib > съ-нидгъ рус. с ним).

Вследствие процесса переразложения в языке появляются новые предлоги и аффиксы (ср. суффикс -инк-а, возникший из сочетания суффикса единичности -ин-а с суффиксом уменьшительности -к-а).

Причиной переразложения является выход из употребления родственного слова. Так, например, появление префикса обес- в русском языке вызвано изменением морфемной структуры слова обессилеть, которое первоначально членилось как о-бессилеть, однако глагол бессилеть в значении ‘слабеть’ вышел из употребления, и слово стало соотноситься с производящей основой -сил-, вследствие чего выделился префикс обес-.

Опрощение — это такое изменение в морфемной структуре слова, в результате которого основа теряет способность члениться на морфемы и из производной превращается в непроизводную, равную корню, т.е. корень и аффикс сливаются в одну морфему, и связь слова с родственными словами утрачивается. Вследствие процесса опрощения язык пополняется новыми корнями (ср. рус. баси-я: раньше это слово членилось как ба-сн-я, поскольку существовал глагол баять, имевший значение ‘говорить, рассказывать’, ср. петь — песня, однако в процессе развития языка глагол, от которого было образовано это слово, устарел и вышел из употребления, в результате основа перестала выделять суффикс -си- и превратилась в нечленимую; то же произошло со словами вкус, кольцо, которые раньше членились как в-кус (< кусать), коль-ц-о (< коло ‘круг’): в современном русском языке разложить эти слова на корневую и аффиксальную морфемы нельзя, произошло слияние этих морфем; современное английское слово woman также подверглось опрощению, так как в древнеанглийском языке оно состояло из двух корней wif*жена’ и man ‘человек’).

Причины возникновения опрощения разные: 1) утрата производящего слова или основы (ср. в слове лепесток утрату производящей основы лепест-); 2) потеря семантической связи с мотивирующей основой и забвение внутренней формы слова (ср. слово дворец, которое утратило семантическую связь со словом двор, на базе которого оно было образовано; или слово обруч, которое потеряло семантическую связь со словом рука и свое первоначальное значение ‘браслет’, поэтому корень рун- в этом слове уже не выделяется); 3) утрата продуктивности словообразовательным аффиксом (ср. в словах дар, пир произошло опрощение вследствие утраты продуктивности суффиксом -р) 4) фонетические изменения в структуре слова (ср. в словах облако (< *obvolkb), обязать (< *obv$zati) произошло опрощение вследствие фонетического процесса, имевшего место еще в праславянский период, когда упростилась группа согласных (bv > /;), ср. сохранение этой группы согласных и отсутствие опрощения в словах обволакивать и обвязать.

Кроме грамматических процессов переразложения и опрощения, в языке существуют и изменения по аналогии (< греч. analogia ‘соответствие’). Аналогия — это процесс уподобления одних элементов языка другим, связанным с ними, но более распространенным или продуктивным. Аналогия — одна из причин нефонетических изменений звуковой оболочки слова. Нарушая последовательность действия тех или иных фонетических законов, аналогия способствует некоторой упорядоченности словоизменительных и словообразовательных парадигм, которые вследствие действия различных фонетических процессов оказались разобщенными (ср. целую цепь грамматических аналогий в системе склонения существительных в древнерусском языке, благодаря которым в ней усилилось влияние категории рода и многотинная система склонения трансформировалась в трех- типную). Аналогия предполагает существование в языке модели в качестве источника «подражания», своеобразного подравнивания (ср. появление в детской речи коша вместо кошка, пала вместо палка по аналогии с кита — книжка, нога — ножка). Аналогия является важным фактором развития и функционирования языка, поскольку следование определенной модели помогает говорящему легко создавать новые формы. В этом смысле аналогия выступает в качестве упорядочивающего начала, так как она увеличивает ряды правильных форм, воспроизводя и повторяя определенную модель в широком масштабе. Вместе с тем в начале, в момент своего появления, аналогия выступает как некое отклонение, исключение из общего правила.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>