Полная версия

Главная arrow Психология arrow ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ. ШКОЛА АННЫ ФРЕЙД

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Уход и воспитание

Возникает еще один закономерный вопрос, который ставит А. Фрейд: что произойдет с ребенком, если позволить ему развиваться без внешнего влияния, т. е. без воспитательного воздействия взрослого? Возможно, основные движущие силы развития, механизмы, определяющие взросление ребенка, являются врожденными. Исторически выразителем этой позиции был Ж.-Ж. Руссо, считавший, что все, чем обладает ребенок от природы, — это хорошо, в продолжение этой идеи была выстроена педагогика М. Монтессори, где подчеркивалась нежелательность вмешательства взрослых в процесс естественного развития ребенка. Но что значит это невмешательство? Если речь идет об удовлетворении всех или большинства потребностей ребенка, то вряд ли это невмешательство в его развитие. Здесь не учитывается, например, тот факт, что, когда ребенок приходит в детский сад, ему поневоле приходится взаимодействовать с другими людьми. Это воспитатели, которые могут негативно реагировать на избалованных и невоспитанных детей. Наконец, это сами дети, которые хотят, чтобы «в их дела никто не вмешивался». Ребенок же, который не усвоил к этому времени определенные навыки общения и социального взаимодействия, не в состоянии учитывать интересы других, из-за чего будет страдать в детском коллективе именно в силу непривитости «социального чувства» (термин А. Адлера). Поэтому возникает вопрос: будет ли развиваться «социальное чувство» без соответствующего социального «ответа»?

Другой возможный путь рассуждений: если не будет адекватных воспитательных мер со стороны взрослого, то и развития происходить не будет — ребенок так и не сможет стать полноценным социальным существом. При этом возможен как дефицит социальных влияний, так и их переизбыток. Здесь А. Фрейд отмечает, что родители могут чрезмерно вмешиваться в жизнь ребенка, подавлять его, считая, что «ребенок всегда не прав» и это нередко проявляется в проблемном и болезненном внутреннем мире ребенка при внешней благопристойности и безукоризненности его манер. А. Фрейд в работе «Психоанализ и воспитание» (1954) приводит анекдот, иллюстрирующий такую родительскую позицию: «Мать говорит гувернантке: “Пойди, посмотри, что там делают дети, и скажи им, чтобы прекратили”» (Фрейд А., 1991, т. 1, с. 336). Помимо излишнего подавления желаний ребенка, о котором говорят психоаналитики, в том числе и А. Фрейд, возможно также чрезмерное удовлетворение его потребностей, о котором еще в 1911 г. писал А. Адлер. Более того, он считал, что именно сверхудовлетворение потребностей ребенка является условием формирования невроза. В этом смысле, с его точки зрения, невротичный ребенок — это избалованный ребенок. Но что вообще означает социальное влияние? Первое, что приходит в голову, — это социальное воздействие. И тогда возникает другой вопрос: что произойдет, если от него отказаться?

В качестве возможного ответа на эти вопросы должен был послужить интересный эксперимент, начатый в свое время в России Верой Шмидт (супругой знаменитого полярника О. Шмидта и секретарем (с 1927 г.) психоаналитического Русского объединения), организовавшей по примеру Августа Айхорна Психоаналитический дом-лабораторию для детей с патологией. Смысл эксперимента состоял в невмешательстве взрослых в развитие детей: они только последовательно наблюдали за эмоциональным и инстинктивным развитием ребенка без каких- либо запретов и фрустраций. Говоря словами А. Фрейд, предполагалось предоставление заботы в связи с потребностями детей, но без осущест-

зо вления воспитания. Опыт такого воспитания описан В. Шмидт в работе «Психоаналитическое воспитание в Советской России» (1934/1969). В этом детском доме не существовало Наказаний, морального подавления, воспитательницы даже не могли разговаривать с детьми строгим тоном, каким бы то ни было образом оценивать их. Окружавшие ребенка люди ориентировались лишь на соответствующие его возрасту потребности, интересы и способности. К примеру, не встречали осуждения сексуальные действия детей, не было преград в удовлетворении сексуального любопытства (рассматривании гениталий и т. п.), на все детские вопросы, касающиеся этой темы, воспитатели отвечали свободно и раскрепощенно. Приучение к опрятности достигалось без принуждения, через добровольный отказ от примитивного удовлетворения потребностей в пользу более зрелого. Интересно, что в начале 20-х гг. XX в. состоялась встреча В. Шмидт с В. Райком, приехавшим в Россию ознакомиться с положением психоанализа в стране. На В. Райха эта встреча произвела неизгладимое впечатление. Он считал, что В. Шмидт реализовала на практике идеи, лежащие в основе его последующей концепции «сексуально-экономического воспитания», которое только и способно привести ребенка к психическому здоровью. Историческое значение эксперимента В. Шмидт В. Райх (1997а) сравнивал со значением Парижской коммуны. К сожалению (или к счастью?!), по ряду обстоятельств исследование В. Шмидт не получило продолжения.

Этот эксперимент, преждевременно прерванный в связи с политической обстановкой в России, заставляет задуматься над целым рядом вопросов. По современным представлениям нормальное развитие ребенка вряд ли возможно без эмоциональных отношений с матерью и всем значимым социальным окружением. Наконец, сегодня известно, что умеренная фрустрация также является необходимым спутником нормального развития. Там, где она отсутствует, нет и полноценного развития. Как удовлетворение желаний должно быть связано со становлением объектных отношений, так и фрустрация имеет значение для их полноценного развития в том случае, если она носит умеренный характер и исходит от значимых для ребенка взрослых.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>