Время возникновения Суперэго. Возможность опоры на Суперэго в практике педагогики и психотерапии

Вопрос о времени возникновения Суперэго является одной из точек противостояния между идеями эгопсихологии, высказанными А. Фрейд, и взглядами ее оппонента М. Кляйн на протяжении всей жизни. По мнению А. Фрейд, во внутрипсихической жизни ребенка Суперэго появляется после преодоления эдипова комплекса, с началом латентного периода. Этот увековечивающий родительские фигуры «преемник» начинает определять поведение ребенка изнутри, а затем выступает на стороне воспитателей, что существенно облегчает их задачу. Этот факт А. Фрейд рекомендует активно использовать воспитателям. Детей латентного возраста уже не нужно подавлять внешним образом: можно опираться на их Суперэго.

М. Кляйн считает, что структура Суперэго закладывается уже на первом году жизни ребенка. Она также в целом по-новому поднимает проблему процесса формирования Суперэго и особенностей его проявления (и соответственно отклонений в функционировании) в различные возрастные промежутки. Вместе с тем и авторы, взгляды которых были в определенной мере близки к взглядам А. Фрейд, например М. Малер (Mahler М., 1971, 1975) и особенно Р. Шпиц (Spitz R. 1957), и другие, опираясь на наблюдения за детьми, показали, что предшественники Суперэго существуют гораздо раньше, чем в латентный период. Да и сама А. Фрейд в своей заключительной работе «Норма и патология в детстве» (1965/1999, т. 2) придерживается более мягких взглядов, предлагая более детализированное описание процессов развития Суперэго. Обращаясь к анализу детей долатентного периода, она допускает существование структур, впоследствии образующих Суперэго, и в более ранних возрастных группах. Но ее ранний взгляд на Суперэго также остается верным: речь, с точки зрения А. Фрейд, идет именно об объединении этих двух позиций.

Здесь возникают также вопросы в связи с теорией психоанализа. А. Фрейд активно придерживается метапсихологических взглядов 3. Фрейда. Но ведь Суперэго — это абстракция, оно ярко проявляет себя только в патологии, особенно в психозах, изучение которых помогло Фрейду выделить эту часть личности как самостоятельное образование. Стоит ли пытаться выделять ее у ребенка, как отдельную от его Я и объектных отношений? Может быть, нужно говорить о более конкретных личностных образованиях у ребенка 5—6 лет? Например, о Суперэго в связи с развитием Эго и защитных механизмов, а также в контексте развития объектных отношений и трансформаций нарциссизма.

В этой связи остановимся более подробно на времени латентного периода, когда «ребенок во многих отношениях напоминает рассудительного взрослого с оформившимся характером» (Фрейд А., 1999, т. 1, с. 42), и постараемся проследить те трансформации внутреннего мира, которые лежат в основе этого процесса, а также проистекающие отсюда практические следствия. А. Фрейд придерживается того взгляда, что именно с опорой на понимание внутреннего мира ребенка в определенный возрастной период можно оказывать на него воспитательное воздействие. Этот же акцент на специфичности процессов, происходящих во внутреннем мире ребенка в связи с этапом развития, на котором он находится, сохранился и в психотерапии А. Фрейд: будет наблюдаться трансформация способов психотерапевтической активности в зависимости от того, с кем проводится психотерапевтическая работа — с маленьким ребенком или с ребенком, находящимся на эдиповой фазе, в латентном, предподростковом или же подростковом возрасте. И это вполне закономерно. Психотерапия должна строиться в соответствии с характером и уровнем развития ребенка. Важно понимать, на что направлена терапевтическая активность и благодаря каким образованиям психики и условиям развития она становится возможной. Особую важность в этом контексте приобретает функция диагностики. Именно поэтому столь важен акцент, делаемый А. Фрейд в работах последних лет, на проблематике детского развития и его норм. Вместе с тем обращение к тяжелой эмоциональной патологии вызвало полемику вокруг соответствия психоаналитической техники и стадии развития ребенка. Дело в том, что в ряде случаев, например в случае «пограничных детей» («bordeline child»), проявляется мозаичность: они, находясь актуально в предпубертате, могут регрессировать в самых важных аспектах своей личности на прегенитальный уровень, но при этом иметь симптомы гораздо более поздних возрастных групп — подросткового возраста или взрослых людей. Возникает вопрос: какой стадии развития должна соответствовать психоаналитическая техника в таких случаях? Сегодня это предмет анализа и обсуждения в детском психоанализе.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >