Новые возможности воспитания в латентный период

Возвратимся к возрасту 5—10 лет. По мнению А. Фрейд, в это время затухает инстинктивная жизнь ребенка, формируется Суперэго, которое «все больше перенимает запрещающую и требующую функцию родителей из внешнего мира» (Фрейд А., 1999, т. 1, с. 45). Эти две функции подчеркиваются особо, но, как покажут дальнейшие исследования, их спектр, безусловно, гораздо шире — это и функции уважения, поддержки и другие. Если ребенок по какой-то причине перестает следовать указаниям Суперэго, у него возникает чувство вины, а согласие с ним, напротив, рождает чувство комфорта и удовлетворенности собой. Этот родительский авторитет, который стал внутренним в совокупности со всеми силами ребенка, учителя и родители концентрируют теперь на развитии интеллекта. Впоследствии характеристика этого возрастного периода будет несколько меняться как в работах самой А. Фрейд, так и ее последователей. В частности, это связано с изменением социокультурной ситуации, характера отношений с матерью в новых социальных условиях, а также с более детальным пониманием основных «движущих сил» периода, который традиционно видится как наиболее спокойный в жизни ребенка.

Опираясь на собственные исследования этого возраста (Бурлакова Н. С., Олешкевич В. И., 2001), можно говорить скорее не о том, что ребенка «меньше беспокоят инстинкты» или о меньшей поглощенности внутренними конфликтами, а о нахождении специфической социальной колеи, особого социально окрашенного деятельностного поля для их проявления. Внутренний конфликт выносится в деятельность, где он развертывается в ситуации деятельностного взаимодействия между взрослым и ребенком или между детьми. Трансформация инстинктивной жизни связана не просто с ее «подавлением» взрослым, но теснейшим образом определяется изменением объектного отношения в данный период, образа себя и образа Другого, а также характера их взаимодействия.

Сегодня представление об отсутствии безобъектного состояния в опыте жизни ребенка и невозможности рассмотрения инстинкта без объекта в целом разделяется многими психоаналитиками. Этот взгляд изначально отстаивала М. Кляйн (1997, 2001), подробно рассматривая ранние формы объектных отношений, возникающие с самого рождения. Однако А. Фрейд, опираясь, в частности, на работу 3. Фрейда «О нарциссизме» (1914/19906), придерживалась иной точки зрения: объектные отношения изначально не существуют, и ребенок на самых ранних этапах своего развития не только не способен проводить различие между собой и объектом, но его существование не может быть рассмотрено как психическое в полном смысле этого слова.

Итак, А. Фрейд считает, что в латентный период «ребенок... больше не является неделимым целым» (Фрейд А., 1999, т. 1, с. 46), теперь интрапсихически речь идет о сложном образовании, одна часть которого находится на стороне воспитателей (Суперэго), а другая — может реализовывать желания самого ребенка (Эго). Все это принципиально меняет возможности воспитания. По этому поводу она отмечает: «Пределы возможностей воспитания теперь определяются находчивостью взрослых. Они идут по неверному пути, если по отношению к ребенку в латентный период его развития ведут себя так, как если бы они находились в абсолютной оппозиции; поступая так, они лишают себя серьезного преимущества. Что им следовало бы сделать — так это обнаружить раскол в душе ребенка и вести себя соответственно. Если им удастся заключить союз с Суперэго ребенка, то победа в борьбе инстинктивных побуждений и социальной адаптации будет за ними» (там же). Таким образом, в этот период у ребенка уже есть и «своя» внутренняя сила контроля, на которую можно опираться и которую важно замечать.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >