Полная версия

Главная arrow Психология arrow ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ. ШКОЛА АННЫ ФРЕЙД

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЭГО И ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ

Задача понимания содержания, границ и функций Эго

Акцент на глубинных бессознательных процессах, исторически характерный для психоанализа, в трудах А. Фрейд дополняется изучением Эго и особенностей процессов адаптации к социальному окружению. Проблема изучения Эго (Я), ранее считавшаяся второстепенной, начинает привлекать внимание ряда «отступников» психоанализа, прежде всего А. Адлера, затем эта проблематика начинает активно обсуждаться самим 3. Фрейдом, а потом и А. Фрейд. Необходимость исследования Эго, систематизации его проявлений была продиктована прежде всего задачами психоаналитического лечения. А. Фрейд справедливо замечает, что «анализ как терапевтический метод с самого начала имеет дело с Эго и его отклонениями; исследование Ид и его способа действия всегда было лишь средством для достижения цели. А цель всегда одна и та же: коррекция этих отклонений и восстановление Эго в его целостности» (Фрейд А., 1999, т. 1, с. 116). Формулируя новую задачу психотерапии — восстановление и укрепление Я в его целостности,

А. Фрейд здесь указывает и направление пути к достижению этой цели, косвенно полагая, что Эго и Ид непосредственно связаны между собой, поскольку невозможно разорвать то, что вытесняет, (Эго) и вытесняемое (содержание Ид). Можно выразить этот взгляд еще более жестко: о бессознательном терапевтически неэффективно говорить без понимания его связи с Эго.

Таким образом, А. Фрейд ставит под сомнение классические идеи психоанализа об исключительной терапевтической важности только одного бессознательного. Теперь необходим и анализ Эго. И именно только такой двойственный анализ (Ид и Эго) может стать терапевтически эффективным. Эта точка зрения получила у А. Фрейд более четкую формулировку и применительно к позиции аналитика, который должен находиться в точке «равноудаленной» от Ид, Эго и Суперэго. Это понимание, предложенное А. Фрейд, наполняет новым содержанием принцип нейтральности (абстиненции, воздержания) аналитика, сформулированный в психоанализе ранее. Напомним, что принцип нейтральности был введен Фрейдом в связи с лечением истерии у женщин.

Он представлял собой необходимое ограничение в удовлетворении желаний как для пациента, так и для аналитика, что создавало напряжение, необходимое для течения терапевтического процесса. Кроме того, принцип нейтральности — это дань идеалам научной рациональности и объективности, которых придерживался Фрейд. Так обстояло дело на терапевтическом уровне.

На собственно психологическом уровне А. Фрейд тоже склонна понимать психику как специфическое соединение содержаний Ид и Эго в определенное целое. И задача психологического анализа состоит в том, чтобы уяснить специфику соединения этих частей личности.

Еще раньше, до работ А. Фрейд, А. Адлер (1912/1997, 1998) ставил вопросы о том, насколько инстинктивны те влечения, которые 3. Фрейд называет влечениями Ид. Не являются ли они социальным явлением в противовес их организмической трактовке? Не создаются ли феномены психосексуального развития ребенка действиями его матери? А. Адлер говорил, что бессознательное образуется посредством того, что «Я» (чувство собственного достоинства) вытесняет ощущение неполноценности ребенка из его сознания. В дальнейшем в психоанализе эта тема получила свое развитие через разделение бессознательной части Я и собственно бессознательного. А. Адлер настаивал, что именно Я формирует бессознательное, а учение об Ид Фрейда считал излишним. Он подчеркивал также феномен целостности человеческой личности.

Но именно благодаря работам А. Фрейд проблематика Эго прочно утвердила себя в рамках психоаналитического учения, приобрела равноправный статус наряду с традиционно изучаемым бессознательным. В связи с этим термин «глубинная психология» перестал покрывать все пространство психоаналитических исследований. По мнению А. Фрейд, задача анализа состоит в получении полного и исчерпывающего знания обо всех трех психических образованиях: Ид, Эго и Суперэго — ив изучении их отношения между собой и с внешним миром. Именно такую задачу — понимание содержания, границ и функций Эго, прослеживание его зависимости от внешнего мира, Ид и Суперэго — ставит перед собой А. Фрейд в работе «Эго и механизмы защиты» (1936/1991, т. 1). И снова к осознанию данной проблематики А. Фрейд привела работа с детьми, продумывание возможностей практики детского психоанализа. Но затем то же начинает пониматься и на материале взрослого психоанализа.

Полем наблюдения в психотерапии всегда является Эго, именно через него мы можем охарактеризовывать два других психических образования — Суперэго и Ид. Когда отношения Эго и Суперэго, Эго и Ид сбалансированы, то содержание Суперэго и Ид недоступно наблюдению. Когда же появляется рассогласование, конфликт, то Суперэго и Ид становятся «видимыми» через те состояния, которые они продуцируют в Эго. Таким образом, Эго, будучи инстанцией самонаблюдения, помогает аналитику, передавая ему «картину других образований, созданную на основе их производных, вторгшихся на его территорию» (Фрейд А., 1999, т. 1, с. 134). К примеру, Суперэго становится заметным, когда Эго испытывает чувство вины, поскольку Суперэго становится к нему критичным и непримиримым. Импульсы Ид либо не проявляются вовсе в силу мощного вытеснения со стороны Эго, либо актуализируются в измененном защитными действиями Эго виде.

Последнее указывает и на определенные сложности в процессе психотерапии, исходящие со стороны Эго. Они состоят в ненадежности и тенденциозности самонаблюдения. «Сознательно регистрируя и передавая одни факты, Эго фальсифицирует и отбрасывает другие, препятствуя их освещению...» (там же). Таким образом, Эго приписываются функции: 1) средства познания (самоосознания) в континууме «пациент-терапевт»; 2) тенденциозности, т. е. поддержания некоторого представления о себе в нужном направлении; 3) продуцирования бессознательных защитных действий (вытеснения, формирования реакции и др.).

Отметим со своей стороны, что эти функции непосредственно связаны друг с другом. Я как средство самоосознания связано с его же функцией поддержания определенного представления о себе. Ведь способ поддержания некоторого представления о себе — это тоже само- осознание по отношению к другим людям. Тот факт, что Я генерирует определенное представление о себе в специфическом направлении, говорит о реактивности этой инстанции личности, т. е. о том, что благодаря этой тенденциозности индивид убегает от определенного самоосознания. А это уже защита, причем в данном случае — защита Я от некоторого факта самоосознания себя самого. В этой связи следует заметить важность понимания именно структуры Я, а не просто фиксации его функций. Например, в рамках структуры Я защита (например, вытеснение) и поддержание определенных представлений о себе могут совпадать. Так что в этом случае можно сказать, что защита — это и есть поддержание некоторого представления о себе. В этой связи, анализируя защитные механизмы, важно не просто констатировать их наличие по определенным признакам, а осознавать именно их структуру, динамику и психическую механику.

При этом возникают такие, например, вопросы: как же происходит процесс вытеснения или формирования реакции? Что должен сделать аналитик, чтобы распознать вытесненное или искаженное защитами содержание Ид? Отвечая на эти вопросы, А. Фрейд подчеркивает, что первоочередной задачей аналитика является распознание защитных действий Эго, проявляемых на внешнем эмпирическом уровне различными пропусками в течении ассоциаций, смещении смысла и пр. И в ходе такой работы обнаруживается, что существенные части образований Эго и осуществляемые им защиты также являются бессознательными и их тоже необходимо анализировать для того, чтобы они стали осознанными. «Все, что включается в анализ со стороны Эго, — это такой же качественный материал, как и производные Ид» (там же,

с. 131).

В качестве защитных действий Эго, рассматриваемых как объект анализа, А. Фрейд различает защиту от инстинктов, проявляющуюся в форме сопротивления работе аналитика, и защиту от аффектов (к примеру: любовь, страдание, разочарование и др. сопутствуют сексуальным инстинктам; ненависть, гнев и ярость сопутствуют импульсам агрессии). Таким образом, она одной из первых среди аналитиков последовательно проводит различение между инстинктами и аффектами. А. Фрейд пишет о том, что аффекты только сопутствуют, как бы сопровождая проявление инстинктов. Отдельно она выделяет: защиту, проявляющуюся посредством «телесной брони», — своего рода материального, телесного воплощения защитных процессов в прошлом; защиту в виде симптома, что особенно явно предстает при истерических неврозах и неврозах навязчивости. К тому времени, когда А. Фрейд писала свою работу «Эго и механизмы защиты», появился ряд исследований, которые выдвигали на первый план анализ защит. Например, в этом отношении большую роль сыграли работы В. Райха (19976) о нарушениях характера и «телесной броне», на которые и ссылается А. Фрейд. Но, как мы уже говорили, особенно важным материалом для изучения защит стало наблюдение за детьми и практика детского психоанализа. Именно во многом опираясь на психоанализ детей, А. Фрейд вводит в научный оборот понятие «переноса защиты».

После того, как защиты выявлены и проанализированы, аналитику необходимо обнаружить и восстановить на исходном месте то, что было вытеснено или искажено защитой. Тогда фокус смещается с анализа Эго к анализу Ид. Но затем снова при первом же сопротивлении появляется необходимость анализа функционирования Эго. Происходит такое «челночное» движение анализа в двух направлениях: «Лишь тогда, когда наблюдение направлено поочередно то на Ид, то на Эго, а интерес раздвоен, охватывая обе стороны находящегося перед нами человека, мы можем говорить о психоанализе» (цит. по: Фрейд А., 1999,

т. 1, с. 123). Без сочетания этих двух линий исследования и практической работы (если отдается предпочтение лишь одной из них в ущерб другой) аналитик получит искаженную или неполную картину личности (по словам А. Фрейд, «карикатуру на действительность»). В качестве примера такого одностороннего подхода А. Фрейд самокритично приводит и собственную технику детского анализа, которая была описана ею в 1927 г.: «Если мы отказываемся от свободных ассоциаций, в недостаточной мере используем интерпретацию символов и начинаем интерпретировать перенос лишь на поздней стадии лечения, то для нас оказываются закрытыми три важных пути раскрытия содержания Ид и действий Эго» (там же, с. 133).

Аналогичные соображения высказывает А. Фрейд по поводу переноса. Она вводит также различия (теоретическое и практическое) между наблюдением Ид и наблюдением Эго применительно к интерпретации переноса. В зависимости от содержания переноса и, соответственно, от сложности работы с ним, она выделяет следующие виды переноса: перенос либидозных импульсов, перенос защиты и действие в переносе.

Перенос либидозных импульсов важен для наблюдения Ид. Аффективные вторжения чувств любви и ненависти, ревности и пр. имеют источником ранние аффективные констелляции — эдипов комплекс, комплекс кастрации. Они становятся понятными, если помещаются в эту «детскую аффективную ситуацию». Как отмечает А. Фрейд, пациент охотно идет на сотрудничество по осознанию этого инородного для его Эго импульса, что помогает ему в осуществлении анализа.

Перенос защиты затрагивает «не только предшествовавшие импульсы Ид, но также и предшествовавшие защитные меры против инстинктов» (там же, с. 126), осуществившиеся, когда пациент еще был ребенком. В некоторых случаях может случиться так, что сам инстинктивный импульс вовсе не проявляется в переносе и видима одна лишь защита, «принятая Эго против некоторых позитивных или негативных установок либидо, как, например, реакция избегания позитивной фиксации любви при скрытой женской гомосексуальности или пассивная мазохистская установка женского типа, на которую В. Райх обращал внимание у пациентов-мужчин, чьи отношения с отцами некогда характеризовались агрессивностью» (там же, с. 127). По мнению А. Фрейд, в этой ситуации самым правильным будет смещение внимания аналитика с инстинкта на конкретный защитный механизм, т. е. с Ид на Эго.

Таким образом, в целом явление переноса разделяется на две части, берущие начало в прошлом: либидозный или агрессивный элементы, принадлежащие Ид, и защитные механизмы Эго. «Мы не только заполняем провал в памяти пациента, касающийся его инстинктивной жизни, как мы это делаем и при интерпретации первого, простого типа переноса, но мы также дополняем и заполняем провалы в истории развития его Эго, или, иначе говоря, истории трансформаций, которые претерпевает инстинкт» (там же, с. 128).

Трудность здесь состоит в том, что пациент не ощущает проявления второго типа переноса (переноса защиты) чужеродными, поскольку в их актуализации участвует Эго, которое и противодействует аналитической работе. Вместе с тем либидозный перенос и перенос защиты в целом связаны друг с другом, так же как и проявления Эго связаны с проявлениями Ид. В сущности, различные виды переноса — это различные проявления определенной психической структуры: связи Ид и Эго.

Действие в переносе возникает тогда, когда пациент «переправляет» свои переносные реакции в повседневную жизнь, перестает соблюдать на какое-то время правила аналитического лечения и «начинает проигрывать в своем повседневном поведении как инстинктивные импульсы, так и защитные реакции, включенные в его перенесенные аффекты» (там же, с. 129). С этим переносом работать еще сложнее, чем с предыдущим, поскольку Эго функционирует свободно или же действует заодно с Ид, выполняя его приказы.

По нашему мнению, таким образом и в психологическом, и в терапевтическом смысле Эго и бессознательное имплицируют, опосредуют и в некотором смысле создают друг друга. Хотя с последним радикальным утверждением А. Фрейд, конечно, не согласилась бы, поскольку до конца жизни отстаивала метапсихологические взгляды своего отца. Она, например, считала, что Эго должно сформировать свои четкие границы, отделяющие его от Ид. Последнее можно понять и так, что человек обречен на расщепленное существование. Но поскольку Эго происходит от Ид и является его частью, почему оно не может интегрировать в себе проявления Ид? Другими словами, может ли человек стать действительно целостной личностью, а не только индивидом с целостным Эго?

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>