Полная версия

Главная arrow Психология arrow ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ. ШКОЛА АННЫ ФРЕЙД

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Внешние и внутренние источники тревоги

Подведем некоторые предварительные итоги. В 90-е гг. XIX в. 3. Фрейд впервые определил тревогу как следствие неадекватной разрядки либидо. Впоследствии он проводит ряд уточнений первоначальной концепции тревоги. Теперь он связывает тревогу с состоянием нарастающего психического напряжения, которое является в свою очередь результатом не находящей выхода энергии либидо. И затем в «Лекциях по психоанализу» (1916—1917) он уже однозначно говорит о том, что возбуждение, не завершившееся разрядкой, превращается в страх и проявляется в неврозах страха. Таким образом, страх и тревога видятся как обратные, отрицательные стороны сексуального влечения.

Только впоследствии, в процессе разработки метапсихологии Фрейд определяет тревогу как функцию Эго. С этой точки зрения тревога приобретает адаптивную функцию, ее назначение состоит в предупреждении индивида о надвигающейся угрозе, с которой необходимо как-то справиться или избежать ее. Таким образом, тревога позволяет индивиду приспособиться к реальности и реагировать на угрожающие ситуации адаптивным способом. А. Фрейд в своем анализе мотивов защит исходит прежде всего из метапсихологической теории позднего Фрейда. Соответственно тому, откуда исходит угроза для Эго (из внешнего окружения, от Ид или от Суперэго), выделяются следующие три типа тревоги.

1. Тревога, инициированная внешним окружением (объективная, или реалистическая тревога), является эмоциональной реакцией на угрозу, исходящую из внешнего мира. Здесь Эго как-то понимает реальные опасности, исходящие из внешнего окружения. Такой опасностью может стать, например, выпускной экзамен или опасное животное. Предполагается, что эта тревога является в основном синонимом страха. И хотя тревога может на некоторое время ослаблять способность эффективно справляться с источником опасности, все же она обычно стихает, как только исчезает сама угроза. Поэтому в целом реалистическая (объективная) тревога помогает обеспечить самосохранение индивида.

Конечно, здесь возникает ряд сложностей, мешающих четко различить объективную и чисто невротическую тревогу. Например, почему один человек боится экзаменов, а другой нет, почему один ребенок боится собак, а другой нет? Различить объективную и невротическую тревогу довольно трудно. Но, несмотря на эти оговорки, в практике детской психотерапии это разделение важно. В частности, встречаются нарушения психики, которые непосредственно формируются окружением. И если конфликт ребенка с окружением еще не интернализирован, то его можно снять, модифицируя окружение, т. е. сняв объективную тревогу. В этом случае нарушения проходят сами по себе, без какого бы то ни было дополнительного психотерапевтического вмешательства.

Наконец, следует отметить еще одно обстоятельство, характеризующее данный вид тревоги у ребенка. Среда и окружение, в которых развивается ребенок, являются довольно устойчивыми образованиями. Даже если окружение нестабильно, то оно все равно по-своему устойчиво в своей нестабильности. Поскольку эту среду создают и поддерживают прежде всего родительские фигуры или близкие родственники ребенка, то изменить ее обычно оказывается непросто, как нелегко изменить характер человека или его образ жизни. Поэтому такая среда действительно может быть угрожающей, внося основной вклад в зарождение и поддержание различного рода нарушений. И это является еще одним аргументом в пользу выделения объективной, или реалистической, тревоги как самостоятельного понятия, характеризующего особенности психического развития ребенка.

2. Тревога определяется эмоциональной реакцией Эго перед угрозой со стороны Суперэго. Такую тревогу иногда называют моральной. Она возникает, когда Ид стремится к активному выражению «безнравственных» чувств, мыслей или действий, Суперэго отвечает на это обвинением Эго, и как следствие возникает чувство вины или стыда.

Понятно, что моральная тревога так или иначе происходит от более или менее объективного страха родительского наказания за какие-то поступки. И затем даже мысли о возможности таких поступков уже достаточно, чтобы вызывать стыд, вину, а также мазохистические установки, возникающие в ответ на нарушение требований Суперэго. Впоследствии развитие Суперэго ведет к возникновению также и социальной тревоги, например в связи с угрозой исключения из группы сверстников из-за неприемлемых установок или действий ребенка. И в дальнейшем Суперэго направляет поведение индивида в определенное русло мыслей, чувств, действий, которые вписываются в тот или иной и не обязательно осознаваемый «моральный кодекс» индивида. Впоследствии 3. Фрейд приходит к убеждению, что тревога, берущая свое начало из Суперэго, в конечном счете вырастает в страх смерти и в ожидание возмездия за прошлые и настоящие проступки (в том числе и в загробной жизни).

Таким образом, в целом можно сказать, что моральная тревога вырастает из объективной тревоги путем ее специфической интернализации. Поскольку, как считает 3. Фрейд, а за ним и А. Фрейд, Суперэго образуется посредством идентификации с образами родителей, то моральная тревога есть перенесенный в сознание ребенка реальный страх родителей. Например, ребенок боится, что родители оставят его, и сам идентифицируется с ними. Именно поэтому бывает нелегко различить объективную и моральную тревогу, особенно в раннем возрасте. Но вместе с тем их различение имеет важное практическое значение. Как уже говорилось, объективную тревогу можно снять, изменив условия окружения. Другое дело, что за этой тревогой могут скрываться и другие, более глубокие ее источники. Что же касается «моральной тревоги», то для ее модификации требуется постепенная экстериориза- ция внутреннего мира вовне для последующей терапевтической работы с ним.

3. С этой точки зрения собственно невротическая тревога является эмоциональной реакцией на опасность прорыва инстинктивных импульсов Ид в сознание. Тогда появляется страх, что Эго окажется неспособным контролировать инстинктивные побуждения, особенно сексуальные или агрессивные, страх сделать что-то ужасное, что-то, что повлечет за собой тяжелые последствия. Например, желанию ребенка причинить вред родителям противостоит страх остаться одному или чувство любви к ним. Вместе с тем маленький ребенок скоро усваивает, что активная разрядка его либидозных и деструктивных влечений может привести к наказанию со стороны родителей или других социально значимых фигур. В связи с этим внутренним конфликтом и происходит развертывание защитных механизмов Эго. Они имеют своей целью сдерживание инстинктивных импульсов ребенка.

Невротическая тревога вначале обычно переживается как реалистическая, поскольку наказание, как кажется, должно исходить из внешнего источника. Защитные механизмы усиливают контроль Эго, часто делают его более сложным и запутанным, а тревога появляется прежде всего в виде общего опасения. Но когда индивиду кажется, что инстинктивные импульсы угрожают прорваться через контроль Эго, появляется невротическая тревога и защиты должны усилиться. Может происходить формирование и новых защитных операций. И здесь нелегко распознать тревогу, которая имеет своим источником только побуждения Ид. В нее, по крайней мере на ранних стадиях ее возникновения, вплетается и объективная тревога, а затем и страх со стороны Суперэго. Но опять как приоритетный источник тревоги (страх собственных влечений) постоянная тревога перед побуждениями Ид имеет как теоретический смысл, так и практическое значение.

Несомненно, все три вида тревоги вносят свой специфический вклад как в становление Я, так и в запуск и развитие защитных механизмов.

3. Фрейд, а за ним и А. Фрейд полагают необходимым найти в каждом симптоме вклады трех составляющих метапсихологической структуры личности (Ид, Эго и Суперэго); анализируя тревогу надо также обнаружить вклад вышеназванных инстанций.

Тот же подход можно использовать и при анализе самих защитных механизмов. Например, А. Фрейд считает, что ряд защитных механизмов формируется прежде всего в недрах Ид. Другие же являются в первую очередь функциями Эго и Суперэго. Но в сформированном механизме защиты так или иначе участвуют три инстанции личности. И изучая вклад каждой из них, мы можем глубже постичь механику работы защитной операции. Другое дело, что не все авторы согласны с возможностью использования метапсихологии для конкретного анализа психики. Ведь, например, 3. Фрейд полагает (и А. Фрейд тоже), что Суперэго формируется лишь к пяти годам. То есть до этого периода времени ни одного источника тревоги не существует, и поэтому у ребенка двух лет отмечается совершенно другая структура личности, чем у ребенка пяти лет. Опираясь только на метапсихологию, довольно трудно проследить генезис тревог и защитных механизмов у ребенка.

Под влиянием работ О. Ранка, частично поддержанных 3. Фрейдом, появляется точка зрения, что первичный источник испытываемой человеком тревоги коренится в исходной неспособности новорожденного справляться как с внешним, так и с внутренним психофизиологическим возбуждением. Действительно, младенец не способен к контролю своих эмоциональных проявлений в новом для себя мире, поэтому его может переполнять тотальное чувство надвигающейся опасности. Это состояние отражает так называемую первичную тревогу.

Первым примером такой тревоги является сам процесс рождения. Все последующие тревоги будут выступать развитием или модификацией этой первичной тревоги. Рождение — это процесс биологического отделения ребенка от матери. Такого рода ситуации Фрейд считал травматичными для индивида. Отчасти поэтому все последующие ситуации отъединения или разъединения вызывают реакцию тревоги. Следующей травмирующей ситуацией для ребенка выступает отлучение от груди (условно — второе отделение), которое не только пробуждает старые тревоги, но и генерирует новые, специфические оральные тревоги. Новые ситуации отделения вызывает процесс приучения к туалету. Здесь также пробуждаются предшествующие и возникают новые специфические анальные тревоги. Все предыдущие ситуации отделения и соответствующие им тревоги затем дадут основание для появления страха кастрации. В дальнейшем тревога разъединения проявится, когда ребенок будет оставаться один, или бояться темноты, или же при возникновении страха незнакомого человека, когда он видит его на том месте, где ожидал увидеть мать. На каждом этапе своего развития ребенок должен как-то справляться с тревогой отделения и создавать соответствующие защиты от нее. Но на следующем этапе появляется новоиспеченная тревога, модификация старой тревоги, которая должна запустить новые, уже более зрелые защитные реакции и т. д. На этом пути открывается возможность генетического анализа развития Эго и защитных механизмов. А. Фрейд, а затем и ее последователи проводили исследования и в этом направлении.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>