Полная версия

Главная arrow Психология arrow ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ. ШКОЛА АННЫ ФРЕЙД

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Методологическое значение концепции линий развития

Что касается самой идеи линий развития, то она имеет давнюю историю в психологии. В каждой, даже очень древней психологической концепции идея линии развития или возможности различных линий развития так или иначе присутствует. Так же обстоит дело и в современной для времени творчества А. Фрейд академической психологии, разрабатывающей проблемы возрастной и детской психологии. Например, академические психологи говорят о развитии внимания, о линии (или линиях) развития памяти, о развитии мышления, о котором тоже можно говорить как о линии или нескольких линиях, о развитии двигательной активности, сенсомоторной координации и пр. В связи с этим академическая психология подвергалась критике за атомарный подход, т. е. за отсутствие видения психики и ее развития как некоторого целостного образования. И действительно, проблема интеграции знаний в психологии стояла и стоит достаточно остро.

Другое дело — психоанализ. Здесь изначально проводился целостный подход к психике, прежде всего в силу практической ориентированности. Основные теории психоанализа имели в большей или меньшей мере интегративный, синтетический характер. Здесь также возникали задачи интеграции различных концепций личности, но они достаточно успешно (хотя бы предварительно или практически) решались. Однако эти решения не являются фундаментальными. Например, один психоаналитик может работать в рамках теории X. Кохута и вытекающей из нее техники работы с нарциссическими пациентами, другой — в рамках концепции эго-психологии, а третий — использовать эклектический подход на основе ряда психоаналитических концепций. Для психоаналитической практики это приемлемо, но неприемлемо для диагностики развития ребенка. Необходимость интегрированного представления здесь очевидна. Кроме того, работа с этим благодатным материалом поможет интегрировать различные теории психоанализа. Но прежде всего важно эти психоаналитические теории «испытать» на материале детского развития, а для этого их придется подвергнуть анализу и разложить на наблюдаемые или каким бы то ни было образом верифицируемые феномены, сопровождающие развитие и сопутствующие ему. Поэтому идея линий развития, т. е. дифференциального, и в этом смысле аналитического, подхода к психоаналитической онтологии, которую предлагает А. Фрейд, не тривиальна. Эта идея имманентна самому развитию психоаналитического понимания и знания. Такова вообще логика развития любого знания.

Итак, с одной стороны, это логика развития самого психоаналитического знания. С другой — дифференциации этого знания требовала практика (прежде всего практика организации развития ребенка). Так или иначе, психоаналитические знания начали использоваться в педагогике, медицине, юридической практике, так что психоаналитическая психотехника становилась социальным явлением и феноменом массовой культуры. И перед А. Фрейд, дочерью основателя психоанализа, стояла задача по возможности корректно оформить это явление, чтобы избежать грубых фальсификаций. Здесь можно возразить, что психоанализ не может стать массовым. Но он уже стал таковым наряду со многими другими явлениями, попавшими в круговорот современного постиндустриального общества. Например, психоаналитические знания используются в современной педагогической практике. Возникает вопрос: насколько корректно они используются? Можно ли изменить положение дел? Можно ли те или иные знания о развитии ребенка объективировать и превратить в методики воспитания? Что необходимо сделать, чтобы воззрения психоанализа максимально корректно вошли в социальные институты современного общества? Именно на эти вопросы, как нам представляется, пыталась ответить А. Фрейд, в том числе и создавая свою концепцию линий развития.

Можно также спросить, почему в качестве линий развития выбраны именно эти, а не другие? Ответ прост: А. Фрейд пыталась описать известные психоаналитические факты, а также известные и проверенные временем линии изучения психики в психоанализе. Например, линия развития от эмоциональной зависимости к независимости — весьма традиционный предмет изучения в психоанализе. То же самое можно сказать и о линии питания, интерес к которой был продиктован в том числе и опытом пережитых мировых войн с сопутствующими им лишениями. Правда, в ранней теории развития либидо предполагалась смена доминирования оральных влечений доминированием анальных и т. д. Но сегодня вряд ли кто-то будет возражать по поводу значимости самостоятельного генезиса процесса питания и связанных с ним эмоциональных отношений ребенка с социальным окружением. То же самое можно сказать о значимости процесса приучения ребенка к туалету. С другой стороны, процесс питания и процессы выделения (а также все их эмоциональные и энергетические компоненты) развиваются под внешним контролем, структуру которого можно описывать и проектировать.

Здесь уместна аналогия (пусть и не совсем точная) с процессом формирования умственных действий, по П. Я. Гальперину: схема действия и структура контроля задаются извне, и в результате взаимодействия ребенка и взрослого формируется умственное и самостоятельное действие. Так же и в нашем случае: сначала мать кормит и приучает ребенка к горшку, а затем ребенок в состоянии делать это сам, но для этого он должен пройти определенные стадии. Конечно, оральные и анальные процессы связаны друг с другом, но именно выделяя и изучая их как отдельные линии развития, исследователи могут глубже изучить эти связи, точнее, даже будут вынуждены изучать их специально.

Конечно, выделение эгоцентризма ребенка и прослеживание его развития к взаимности абстрактно с теоретической точки зрения, но важно с точки зрения практической. И наконец, никто не мешает и здесь изучать взаимодействия этого психического процесса с другими процессами. То же самое можно сказать об изучении линии развития к способности самостоятельного управления своим телом или о стадиях формирования мотивации к труду — с практической точки зрения это важные задачи. Последовательное изучение этих линий развития выведет исследователей на проблему уяснения характера их взаимодействия в том случае, если будут использоваться адекватные объекту (развитию) методы исследования. Корреляционно-статистические подходы академической науки здесь скорее навредят, превратив реальную проблему в благодатный материал для псевдонаучных спекуляций.

Другой вопрос состоит в том, достаточно ли этих линий для описания развития индивида? А. Фрейд не настаивает на том, что выделенные линии исчерпывают развитие, можно предлагать и другие. Что же касается возражения, что развитие по одним линиям влияет на другие, то оно, конечно, правильное. Но это тоже отдельный предмет исследования. Несомненно, все линии зависят друг от друга. Например, теоретически уже можно ответить на ряд вопросов о том, как развитие по одной линии является предпосылкой развития по другим линиям и т. п. В конце концов, можно описывать развитие по одной линии в контексте его связей с развитием по другим линиям.

В этом смысле концепция линий развития — это и предмет исследования в психологии развития, и стимул для исследователя. Задача состоит в изучении стадий продвижения ребенка по этим линиям. Необходимо ответить на вопросы о мере и характере относительной самостоятельности линий развития, о характере влияния на каждый шаг продвижения по одной линии других линий и т. п.

Отвечая на возражения оппонентов А. Фрейд по поводу необходимости противоположного целостного подхода к изучению развития личности ребенка, отметим следующее: во-первых, целостность может быть смутной и неясной, но практика требует точных знаний; во-вторых, развитие всякого знания предполагает необходимость этапов как аналитического, так и синтетического развития, так что одно является условием другого. Вполне вероятно, что именно на основе последовательного изучения линий развития и проработки их взаимосвязей как раз и окажется возможным более целостный подход к развитию ребенка как в самом психоанализе, так и в психологии развития в целом.

Изучать психику в ее целостности и действительно реализовать целостный подход в психологии крайне сложно, если не ограничиваться формальным упоминанием, а пытаться реально осуществлять эту линию понимания и исследования. В свое время такая идея легла в основу развития проективной методологии, глубинно связанной с психоаналитической терапией, но, к сожалению, не была реализована в полной мере. И сейчас при изучении детского развития происходит возвращение к ней.

Но нельзя упускать из виду также практический и социальный аспекты психологии развития, где изучение конкретных этапов развития (что возможно при использовании концепции линий развития) является насущной задачей. Наконец, методология линий развития дает методические ориентиры для определения полноты изучения и понимания конкретного ребенка.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>