Полная версия

Главная arrow Психология arrow ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ. ШКОЛА АННЫ ФРЕЙД

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Вопрос о взаимодействии с родителями ребенка: позиция М. Кляйн

Рассмотрим позицию М. Кляйн (Klein М., 1989) в отношении контактов с родителями, отличающуюся радикальностью и резким контрастом с аргументами в пользу работы с родителями, приводимыми А. Фрейд. М. Кляйн тяготеет к ограничению контактов с родителями прежде всего по причине усиления материнской амбивалентности, усугубления ревностных чувств по отношению к женщине-аналитику, установившей с ее ребенком тесный и доверительный контакт. На первой встрече М. Кляйн сообщает родителям лишь несколько общих утверждений об эффекте анализа, предупреждает о том, что последний предполагает информирование ребенка о различных аспектах сексуальности и о возможных трудностях в его поведении, связанных с актуализацией сопротивления. Сразу же вводится правило неразглашения психоаналитиком каких бы то ни было сведений о процессе лечения. Родителей в свою очередь просят воздержаться от вмешательства (не только прямого, но и косвенного) в процесс лечения. Они не должны задавать ребенку вопросов о том, что происходило на психотерапевтической сессии, хвалить или же подбадривать его в сложных ситуациях, связанных с анализом. При общении с ребенком желательно вообще не затрагивать тему аналитического лечения. Кратковременное вмешательство родителей понадобится лишь в том случае, если ребенок демонстрирует острую тревогу или массивное сопротивление, которое, по мнению М. Кляйн, все же бывает редко и довольно быстро может быть устранено.

Правило «держать» анализ отдельно от педагогики и воспитания заставляет М. Кляйн отказаться от контактов с родителями в связи с получением от них дополнительной информации. М. Кляйн отказывается от знания о событиях в жизни ребенка, об изменениях его симптомов за пределами аналитической ситуации в том случае, если это знание может создать у ребенка иллюзию, что воспитательные действия родителей по отношению к нему продиктованы советами аналитика. Принцип жесткого разделения аналитического пространства и времени от иных жизненных событий, преследование цели минимизации смещений из анализа в повседневное окружение находят свое отражение в требовании, выдвигаемом родителям или лицу, сопровождающему ребенка, не ожидать ребенка в том же доме, где проводится лечение. Родители должны уходить на время сессии с ребенком и возвращаться за ним в строго обозначенное время.

М. Кляйн также весьма скептически относится к мысли о возможности модификации окружения ребенка. Самое эффективное, на что может быть нацелен анализ, — это предоставление ребенку возможностей для адаптации даже к самому сложному и неблагоприятному окружению, и занятия в нем по возможности наиболее оптимальной позиции. Однако риск возобновления невроза даже после весьма успешного лечения все равно остается. Также с большой долей недоверия М. Кляйн оценивает и возможность приобретения родителями более глубокого понимания и знания сущности невроза своего ребенка, несмотря на то что при помощи анализа существенно облегчаются или же вовсе устраняются болезненные проявления. Как отмечает М. Кляйн, в большинстве случаев родители очень легко забывают симптомы, с которыми они приводят своего ребенка на лечение, и, как правило, не замечают важности происходящих с ним изменений. Впрочем, М. Кляйн напоминает детским аналитикам, что наиважнейшей целью работы является обеспечение «хорошего бытия ребенка», а не благодарность его матери и отца.

Как видим, аргументы М. Кляйн не менее обоснованы и значимы, чем аргументы А. Фрейд. Однако радикальная точка зрения М. Кляйн впоследствии претерпела изменения и стала более гибкой. Например, X. Сегал (2001) — одна из наиболее ярких последовательниц М. Кляйн, опираясь на богатейший опыт работы с детьми и практику супервизирования различных случаев психоанализа, заключает, что решение вопроса о контакте с родителями зависит от личности аналитика и от потребностей родителей. В целом же, как подчеркивает X. Сегал, в ее практике не нашлось бы и двух идентичных случаев, где вопрос о взаимодействии с родителями решался бы одинаково.

Итак, резюмируя, подчеркнем, что при ответах на ранее поставленные вопросы, касающиеся взаимодействия аналитика с «третьей стороной», стоит полагаться не на какие-то установленные догмы, а на каждый конкретный случай в отдельности.

Контрольные вопросы
  • 1. В чем состоят возможности и ограничения психоаналитического лечения ребенка?
  • 2. В чем заключаются отличия психики взрослого и психики ребенка, выделенные А. Фрейд?
  • 3. Как преломляются по отношению к ребенку необходимые условия для психоаналитического лечения?
  • 4. Чем обусловлено введение подготовительного периода в детский психоанализ? В чем суть полемики А. Фрейд и М. Кляйн по отношению к подготовительному периоду?
  • 5. В чем состоят содержательные особенности подготовительного периода?
  • 6. Каковы особенности лечебного альянса в детском психоанализе?
  • 7. В чем состоит специфика активности психоаналитика по упрочению лечебного альянса?
  • 8. Какие задачи могут ставиться психоаналитиком при работе с родителями ребенка?
  • 9. Как ребенок относится к встречам психотерапевта с родителями?
  • 10. Каковы взгляды М. Кляйн на проблему контакта с родителями ребенка?
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>