Полная версия

Главная arrow Психология arrow ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ. ШКОЛА АННЫ ФРЕЙД

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Природа регрессивного отклика в детском анализе

Именно исследовательская честность и огромный практический опыт позволяют А. Фрейд, а впоследствии и ее коллегам быть осторожными в плане заимствований концептов из взрослого анализа, часть из которых может либо не иметь смысла применительно к работе с детьми, либо существенно «затуманить» содержательные особенности детского анализа (Sandler J., Kennedy Н., Tyson R., 1990).

Отсутствие невроза переноса у детей — проявление природы детской психики или же следствие неверного метода?

Позиция А. Фрейд в отношении трансферного невроза остается диаметрально противоположной позиции М. Кляйн, считающей, что таковой проявляется с первых минут терапии и должен сразу же быть подвергнут толкованию и интерпретации. М. Кляйн замечала, что невроз переноса не отмечался А. Фрейд при анализе детей потому, что она неправильно действовала в методическом плане (наличие подготовительного периода). Отсутствие невроза переноса объясняется, таким образом, не природой детской психики, но неверно выбранным методом. В отличие от подхода А. Фрейд, метод М. Кляйн, например, предполагает, что враждебное отношение ребенка к аналитику во время первого сеанса (отпихивание, брань либо даже физические действия) может быть проинтерпретировано как амбивалентная установка по отношению к матери, отрицательная составляющая которой проявлена по отношению к терапевту.

Таким образом, М. Кляйн считает, что бессознательные фантазии переноса немедленно фокусируются на объекте-аналитике, причем сопротивление их не камуфлирует, и именно поэтому они непосредственно открыты для интерпретации. В этом плане, как справедливо отмечают многие авторы (например, X. Сегал, X. Томэ, X. Кехеле и др.), бессознательные фантазии обладают у М. Кляйн качеством неисторич- ности, т. е. присутствуют всегда, чрезвычайно сильны и проявляются «здесь и сейчас» ежесекундно. В этом смысле повторение прошлого становится абсолютным и статичным, здесь нет временной перспективы будущего или настоящего, все кажется остановившимся (Segal Н., 1982; Томэ X., Кехеле X., 1996). Именно поэтому столь труден для сторонников этой концепции психотерапии вопрос об изменениях благодаря новому опыту.

Сторонники школы А. Фрейд, проблематизируя концепт «прошлого» во взглядах М. Кляйн, впоследствии подчеркивали, что в психотерапии, по мнению последней, внимание аналитика в большей мере приковано к тому, как пациент использует его в своих бессознательных и постоянно возобновляющихся фантазиях, как они проявляются в настоящем, т. е. в переносе. Это идет в ущерб концентрации внимания на том, что материал пациента говорит о его прошлом, «здесь и сейчас» превалируют над реконструкцией и инсайтом (Дж. Сандлер). Вероятно, оба подхода имеют свой смысл и содержательное обоснование в теории психоанализа. Проблема прежде всего состоит в построении стратегии психотерапии. И эта проблема существует и сегодня, по-прежнему вызывая интенсивные обсуждения в детском психоанализе.

Однако А. Фрейд считает, что рассматривать трансферный невроз как феномен, который проявляется с первых минут присутствия ребенка в терапевтическом кабинете — это сверхупрощение, которое не дает увидеть многочисленные клинические детализации возникающих отношений. Что же касается проявлений враждебности ребенка, то и здесь она предлагает иную трактовку событий: «Чем больше маленький ребенок привязан к своей матери, тем меньше положительных импульсов остается у него для чужих людей... именно с теми детьми, которые не избалованы любовным отношением к ним домашних, которые в семейном кругу не получают и сами не проявляют глубокой нежности, скорее всего устанавливаются положительные взаимоотношения. Они получают наконец от аналитика то, чего они долго и напрасно ожидали от первичных объектов» (Фрейд А., 1999, т. 1, с. 93). Соответственно негативного отношения к аналитику следует ожидать от детей, избалованных вниманием и близким личным отношением непосредственного окружения, у которых агрессивное отношение к терапевту носит прежде всего защитный характер. Что касается отношений с аналитиком «восполняющего» характера, то их А. Фрейд оценивает неоднозначно.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>