Детское Суперэго и родительские объекты: динамический взаимообмен

Для понимания детского Суперэго важно не упускать из виду постоянный динамический взаимообмен, который А. Фрейд видит как отношение между двумя сообщающимися сосудами, между Суперэго и объектами, которым оно обязано своим возникновением: «Если усиливаются хорошие отношения с родителями во внешнем мире, то одновременно усиливаются и притязания Суперэго и энергия, с которой оно их предъявляет. Если эти отношения ухудшаются, то одновременно слабеет и Суперэго» (Фрейд А., 1999, т. 1, с. 101). В качестве примера А. Фрейд обсуждает приучение маленьких детей к опрятности. На первом году жизни можно заметить, что чистоплотность ребенка, к которой постепенно приучают мать или няня, начинает нравиться и самому ребенку, который радуется и гордится своими достижениями в этой области. Но если в этот момент случается разлука со значимым взрослым, то все достижения ребенка сходят «на нет», и он вновь становится неопрятным. Навыки чистоплотности возвращаются к нему, когда вновь появляется мать или возникает новая привязанность к другому взрослому человеку. Как прозорливо отмечает А. Фрейд, этот факт не означает, что ребенок не предъявлял к себе требований опрятности: «Это требование существует, но оно только тогда значимо для ребенка, если авторитетное лицо существует как объект во внешнем мире. Если ребенок теряет связь с объектом, он утрачивает также и радость от исполнения этого требования» (там же, с. 102).

Это можно понять так, что ребенок выполняет требования и пожелания матери и демонстрирует свои достижения именно перед ней ради того, чтобы заслужить ее любовь и добиться еще большего признания, а также из страха потери этой любви. Конечно, это не просто «механическая связь», но именно идентификация с матерью. Ребенок представляет себя таким, каким его желают видеть окружающие, и с этим образом он идентифицируется, стремясь соответствовать ожиданиям взрослых. Итак, образ для идентификации — это внутренний образ ребенка, также предполагающий и образ другого, с его ожиданиями и требованиями, которому образ себя у ребенка должен соответствовать. Как только ребенок отождествляется с этим образом себя, он сразу же получает реальное или воображаемое подкрепление, благодаря которому такая идентификация и соответствующее ей поведение систематически воспроизводятся ребенком (см.: Бурлакова Н. С., Олеш- кевич В. И., 2001). Этот образ себя, связанный с ожиданиями матери, в разной мере близок к аутентичным потребностям и желаниям самого ребенка. Чем больше между ними различия, тем больше впоследствии может возникать конфликтов между желаниями ребенка и требованиями Суперэго.

По мнению А. Фрейд, в начале латентного периода соотношение «между двумя сообщающимися сосудами» продолжает оставаться прежним. Правда, со своей стороны следовало бы добавить, что в это время в норме в объектных отношениях ребенка происходит одно существенное изменение — возникает обобщенный образ значимого взрослого. На этой основе у ребенка затем появляется авторитет учителя, развиваются процессы идеализации учителей и вообще значимых взрослых людей. Такое изменение означает, что расставание с родителями в этом возрасте не столь травматично, как в предыдущий период эдипова комплекса. Для полноценного развития в определенной мере оно даже необходимо. Это необходимое отдаление может быть компенсировано добрым и внимательным учителем или воспитателем. Отношение к родителям становится более сложным, они продолжают играть важную роль как в этот, так и в последующие возрастные периоды, хотя это уже другая роль, чем она была прежде.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >