Полная версия

Главная arrow Психология arrow ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ. ШКОЛА АННЫ ФРЕЙД

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Исследование смысла желаний ребенка и балансирование между поддержкой и фрустрацией

Рассмотрим еще одну распространенную ситуацию, когда дети, несмотря на то что ранее была достигнута договоренность о хранении значимых для ребенка игрушек в закрывающемся ящичке до его прихода на терапевтическую сессию, все же страстно настаивают на том, чтобы забрать понравившуюся игрушку к себе домой. Чаще всего рекомендуется убедить ребенка оставить игрушку в терапевтической комнате до следующей встречи. Причин этому несколько. Первая связана с тем, что ребенок может потерять игрушку и сам же расстроится из-за этого, испытает чувство вины и нежелание приходить к психотерапевту. Помимо этого, считается, что хранение игрушки в личном ящичке позволяет закрепить в сознании ребенка тот факт, что именно здесь он оставляет свои страхи и переживания до следующего раза, а также связать это ощущение с тем местом, где происходит аналитическая работа. Еще одна причина связана с тем, что это может провоцировать отыгрывание за пределами сессий и размывание аналитического материала. Но даже приняв во внимание все указанные доводы, не следует применять отказ дать игрушку домой автоматически.

Прежде всего необходимо понять смысл этого желания для самого ребенка. Он может быть различным. В одном из своих ранних случаев А. Фрейд встретилась с пятилетним мальчиком, который настаивал на своем желании взять игрушку домой, что было ему позволено, но после сессии эта игрушка была обнаружена брошенной в приемной. Так повторялось несколько раз. Такое поведение отражало борьбу с психотерапевтом, что было для ребенка актуально в тот момент, и инцидент с брошенной игрушкой отчетливо это показал. Но иногда смысл желания взять с собой игрушку совсем иной: ребенку страшно пережить сепарацию психотерапевта, и игрушка позволяет сохранить иллюзию, что терапевт рядом и расставания не происходит. Для некоторых детей отказ дать игрушку с собой равносилен отвержению и может превратить фигуру терапевта в опасную, спровоцировать агрессию, что, естественно, будет вредить аналитической работе (Sandler J., Kennedy Н., Tyson R., 1980). По характеру игрушки (ее агрессивности, или безобидности, или значимых для ребенка действий с ней), которую хотят взять домой, можно судить о природе детских страхов.

Психотерапевт должен определить, как много фрустрации может вынести ребенок, принимая при этом участие в аналитической работе. Многие дети демонстрируют посредством требований и просьб свои тревоги и жадность. Иногда ради продолжения аналитической работы приходится принимать компромиссные решения. Например, вводится элемент нормирования: ребенок может взять домой три листа бумаги для рисования или одну коробку карандашей. Но здесь, как предостерегают Дж. Сандлер, X. Кеннеди и Р. Тайсон, важно не подменить реальную необходимость этих правил собственными страхами терапевта, например страхом потери случая или страхом столкновения с негативным переносом и враждебными чувствами, что может способствовать рациональному обоснованию некоторыми терапевтами чрезмерного удовлетворения всех желаний и просьб ребенка, вовсе не обусловленного реальной необходимостью. Здесь находится область проблем, связанных с контрпереносом (Brandell U., 1992).

Еще один вопрос касается того, стоит ли настаивать, чтобы ребенок убирал за собой игрушки. Здесь тоже важно увидеть смысл этого действия для ребенка. Что это — битва вокруг навыков приучения к туалету, что отражается и на процессе уборки, или же выражение гнева, как реакция на сепарацию с терапевтом, что отражается в разбрасывании игрушек перед самым уходом, или же что-то еще? Для некоторых детей процесс уборки связан с разлившимися во время сессии регрессивными фантазиями, и терапевт, настаивающий на уборке, тем самым противостоит этому растеканию (Sandler J., Kennedy Н., Tyson R., 1990).

Подытоживая, отметим, что во всех рассмотренных случаях устанавливается правило балансирования между фрустрацией и поддержкой, что актуально и для работы с взрослыми. Запреты должны иметь терапевтическое значение, а не самодовлеющий характер, способствовать анализу. То же самое применимо и к сдерживающим или, напротив, приносящим удовлетворение действиям аналитика, которые также должны иметь терапевтически обоснованный смысл. Кроме того, эти действия должны исходить из актуального уровня развития ребенка и реализовывать интересы развития. Так со временем, с опорой на идеи, высказанные А. Фрейд, трансформируются правила и техники психоанализа применительно к условиям взаимодействия с детской психикой.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>