Неоконфуцианство

В начале I тыс. в Китае наблюдалось активное развитие даосской и буддийской философии. На первый план выдвинулись метафизические проблемы: законы космической эволюции, судьба мира и человека, духовное совершенствование человека. Конфуцианские философы вынуждены были включиться в поиски решений этих не совсем традиционных для них проблем. С этого момента начинают закладываться основы неоконфуцианства. У его истоков стояли китайские философы Ван Тун (VI—VII вв.), Хань Юй и Ли Ло (VIII—IX вв.). Основные идейные источники философии неоконфуцианства: само конфуцианство, буддийская и даосская философия в виде чань-буддизма, даосская религия с космологией школы «Инь-ян».

В целом неоконфуцианство как самостоятельное философское течение оформляется в XI в. и во многом представляет собой развитие мистикоидеалистической линии Мэн-цзы. Главными целями этого нового тече-

ни я было восстановление подлинного (первоначального) конфуцианства и выработка ответов на актуальные философские вопросы, выдвинутые даосизмом и буддизмом.

Первым эти вопросы начал решать конфуцианский мыслитель Чжоу Дуньи (1017—1073). На основе «Книги перемен» он разрабатывает космологическую проблематику. Его главные работы называются «План Великого предела» и «Объяснение плана Великого предела». В них происходит развитие идей древней китайской диалектики.

Существует «Беспредельное», рассуждает Чжоу Дуньи, и «Великий предел». Последний всегда пребывает в первом. Движение Великого предела порождает принцип ян. Когда движение достигает предела, оно становится покоем. Покой порождает принцип инь. Когда покой достигает предела, вновь появляется движение. Движение и покой постоянно порождают друг друга. Когда ян и инь разделяются — появляются два принципа (формы) вещей. Их видоизменения порождают пять стихий — воду, огонь, дерево, металл, землю.

Подобная космологическая и оптологическая проблематика в конфуцианстве никогда не занимала центрального места, и уж тем более ее познание не считалось самоцелью. Конечная цель учения Конфуция и его последователей состояла в обучении человека, как стать совершенномудрым. Нео- конфуцианцы, разумеется, не могли обойти эту проблему. По их мнению, метод духовного совершенствования человека, прост и доступен. Это его обыденная, повседневная, естественная жизнь. Здесь просматривается очевидное влияние чань-буддизма.

Вот как поясняет эту идею неоконфуцианский космолог Чжан Цзай. Совершенномудрый, говорит он, познал, что «жизнь ничего не дает», а «смерть ничего не отнимает». Следовательно, человеку остается естественно жить, исполняя свой природный и общественный долг, а когда придет время, необходимо естественно умереть. Таким образом, нсокон- фуцианские космологи не пытаются осмысливать бытие человека за пределами обыденной земной жизни и не объясняют, зачем человеку надо вообще жить и становиться совершенномудрым. Онтология неоконфуцианства лишена подлинной метафизики в ее буддийском или христианском понимании. Л значит, цель и смысл бытия человека неизбежно ограничиваются рамками земного существования.

Постепенно в неоконфуцианстве стали выделяться два течения, которые спустя некоторое время оформились в самостоятельные школы. У истоков одной из них стоял Чэн И (XI—XII вв.), учение которого развил и завершил Чжу Си (XII в.). Эту школу стали называть школой ЧэнЧжу, или учением о принципе (ли сюэ). Иногда ее называют «школой платоновских идей», так как она оказалась очень близка метафизике Платона.

У истоков другого течения стоял Чэн Хао (XI в.) — старший брат Чэн И. Продолжил его работу Лу Цзю-юань (XII в.), а завершил Ван Ян-мин (Ван Шоу-жэнь) (XV—XVI вв.). Это течение стали называть школой Лу-Вана, или учением о сердце-сознании (синь-сюэ).

Главный вопрос, в решении которого разошлись эти две школы, — это соотношение природы и сознания.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >