Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow ИСТОРИЯ РЕЛИГИЙ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Ритуальная сторона буддизма

Во времена самого основателя религии — Будды Шакьямуни — и сразу после него никаких ритуалов в буддизме не было. Ритуальная сторона не только отсутствовала, но более того: именно ее полное отсутствие являлось основой противопоставления существовавшей тогда религии, имевшей разветвленную ритуальную систему. В этом смысле ранний буддизм не был, строго говоря, вообще религией.

Скорее, это была философская система, предлагавшая схему верного жизненного пути, дополненная специфической картиной мира в виде космогонических, антропогонических и социогонических мифов. Отсутствовало и четкое представление о потустороннем. Для достижения идеала не требовалось ритуалов, нужны были только определенные действия по организации собственной жизни. Отсюда и выраженная элитарность учения, которое принимают те, кто способен оценить его глубину.

Практики правильной жизни, особенно направленные на достижение психофизического контроля над собой, с течением времени все более риту- ализировались, но это был очень медленный, постепенный процесс.

Развернутые ритуальные практики появляются в связи с распространением буддизма на территориях, занятых иными религиями, когда он перенимал уже существовавшие ритуалы, интегрируясь с ними. Это соответствовало и иной важной тенденции — стремлению к миссионерству, распространению взглядов и расширению влияния. Отход от элитарности и установка на вовлечение в религиозную жизнь широких кругов людей неизбежно приводили к необходимости оставить в употреблении хотя бы часть ритуалов, к которым люди привыкли и с которыми не желали расставаться. Таким образом, в буддизме появлялось все больше синкретических элементов, чуждых раннему буддизму.

Естественно, особенно восприимчивой к появлению и заимствованию ритуалов оказалась Махаяна с характерным для нее смягчением установок классического буддизма, представленного Хинаяной. Отсутствие доктринальной четкости еще больше облегчало этот процесс. Соответственно, в разных регионах буддизм обогащался теми местными ритуалами, которые там были распространены.

Возникает культ самого Будды с почитанием его праха, иных реликвий, мест, связанных с его жизнью. Появляется праздник Дня Будды, соединяющий воспоминание о трех событиях: рождении Будды, его просветлении и уходе из жизни. Это постепенно рождает практику паломничества, совершенно чуждую раннему буддизму. Характерный для Махаяны культ множества Будд породил и умножение обрядов. Можно упомянуть появление изображений (самого Будды, символических картин мироздания, иных священных символов), погребальных ритуалов, молитвенных практик, подразумевающих многократное повторение сравнительно небольших мантр.

Вместе с тем в буддизме сохраняется отношение к ритуалам как к второстепенному явлению, необходимому для менее совершенных мирян. Проходящие более совершенным путем обращают основное внимание именно на психофизические практики.

Ламаизм. В некоторых регионах распространения буддизма обряды постепенно сделались особенно распространенными и сложными. Примером этого является буддизм тибето-монгольского региона, который даже получил особое наименование — ламаизм. Именно данная, ламаистская, ветвь буддизма представлена в России среди калмыков, бурят и тувинцев.

Для этого типа буддизма характерно введение в религиозную картину существовавших ранее местных культов, строгая централизация, стремление к единообразию вероучения, появление единого главы — Далай-ламы. Средоточием религиозной жизни тибетского буддизма являются дацаны — монастырские комплексы, включающие как собственно монашеские общежития, так и учебные заведения, в которых преподается и изучается теология и ритуальные практики.

Пример

Г. Ц. Цыбиков в своей книге «Буддист-паломник у святынь Тибета» (1919) так описывает аудиенцию у Далай-ламы:

По сторонам от двери, на более высоких скамейках сидели знатные ламы, а под прямым углом к ним, на длинных коврах, сидели простые ламы из придворного штата. Прямо против двери был поставлен высокий трон, обращенный к двери, на котором по-восточному восседал далай-лама... Голова его была покрыта желтой остроконечной шапкой... Его престол представлял простое возвышение из дерева около 1,5 аршина над полом вроде кубического сундука, но отделанного резьбой... Внесли в кувшине чай, я должен был встать и подойти к престолу и подставить свои чашки. Нам налили по глоточку. Мы выпили и сделали по три земных поклона. Тогда налили этого чая далай- ламе, который откушал один глоток. Тогда мы сели на прежние места и всем в чашки налили по несколько капель чая. В это время далай-лама громко, обыкновенным голосом, но скороговоркой спросил: «Хорошо ли вы совершили путь и благополучны ли все на вашей родине?» Мы по церемониалу не должны были ничего отвечать, а только немного приподняться с места и сделать поклон в сторону переводчика, который передавал нам эти слова по-монгольски. Переводчик тоже безмолвно сделал поясной поклон далай-ламе. После этого принесли вареного риса, далай-лама также отведал из поданной ему чашки и сполоснул рот из особого кувшинчика. Нам же понаклали в чашки рису

1

очень щедро и даже через края, но не успели мы и отведать его, как сказали, что церемония кончена и нужно поспешно удаляться. Конец вышел не особенно гостеприимный. Два громадных телохранителя с бичами в руках выталкивали и кричали в присутствии самого далай-ламы: «Убирайтесь поскорее!» Мы, понятно, в некотором смятении бежали вон и... ушли домой. Вся церемония не тянулась и десяти минут.

Тибето-монгольский вариант буддизма перенял ряд ранних шаманист- ских практик, прежде бытовавших на этой территории, ввел в употребление новые ритуальные элементы. В целом можно сказать, что тибето-монгольский вариант буддизма очень далеко ушел от основной ветви буддизма, и, по крайней мере в том, что касается внешних форм культа, весьма существенно он них отличается.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>