Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История политических и правовых учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

4.2. Древнерусские политико-правовые учения (Иларион, Д. Заточник, В. Мономах)

Иларион. Слово о Законе и Благодати. Иларион был современником Ярослава Мудрого, в 1051 г. он стал первым русским митрополитом, избранным в Киеве без утверждения Константинополя. В это время Киевская Русь была одним из крупнейших государств в Европе и отстаивала перед Византией свои суверенные права.

Произведение "Слово о Законе и Благодати" Илариона датируется примерно 1050 г. Основной смысл произведения изложен в его оригинальном заголовке "О Законе, данном через Моисея, и о Благодати и Истине, пришедших с Иисусом Христом, и о том, как Закон прекратился, Благодать же и Истина всю землю наполнили". Рассуждения о Законе и Благодати сопряжены у автора с возвеличиванием Руси и прославлением ее правителей. Отдавая дань средневековой традиции, ученый дает философское осмысление правовых категорий, рассуждает о соотношении Закона и Благодати. Иларион ассоциирует Закон с древними скрижалями, которые замыкают веру на одном, еврейском, народе. Кроме того, Закон соотносится с языческим, т.е. первобытным, обществом. Благодать же дана не одному, а всем народам через Новый Завет. Следовательно, Благодать является более высокой формой закона, новой ступенью общественных отношений. Закон является тенью Благодати, поэтому Русь, принявшая христианство, имеет Благодать наравне с Византией. Таким образом подчеркивается светский суверенитет Древнерусского государства и делается намек на равноправие русской церкви по отношению к Константинополю. При этом Иларион прибегает к аллегории: "Хвалит Римская страна Петра и Павла, благодаря которым уверовала она в Иисуса Христа, сына Божия... Похвалим же и мы, по силе нашей... нашего учителя и наставника, великого кагана земли нашей — Владимира, внука старого Игоря, сына же славного Святослава". Похвала князю — крестителю Руси перекликается также с введением церковной десятины. Илларион упоминает храм Богородицы, известный как "Десятинная" церковь, которой по уставу Владимира 989 г. была утверждена десятая часть княжеского имущества.

Наличие собственной правящей династии подчеркивало суверенитет и легитимность государственной власти. Более того, Иларион говорит о наличии у Владимира титула "каган", что было равнозначно императору, следовательно, возвышало киевскую власть до уровня константинопольской. Возвеличивание Древнерусского государства и его князей было бы невозможно без поддержки Ярослава Мудрого, проводившего независимую от Византии политику.

Самовольное избрание митрополита и независимое поведение молодой епархии вызвало недовольство Константинополя, отношения двух государств ухудшились. Судьба ученого монаха после написания "Слова" неизвестна, но есть версии, что под давлением Византии он был вынужден уйти в монастырь и стал монахом, известным как Нестор — автор "Повести временных лет".

"Изборник" 1076 г. Во время правления Святослава Ярославича Древнерусское государство представляло собой одну из крупнейших европейских держав. Уровень развития политико-правовых учений Киевской Руси отражен в "Изборнике" 1076 г. Исторический документ не только характеризует правовые знания в Киевской Руси, но и свидетельствует о том, что древние русичи были хорошо знакомы с византийской литературой, откуда черпали "глубинные знания".

В "Наставлении богатым" отражено понимание правосудия. В "Изборнике" содержится наставление древнерусским судьям: "Таких имей друзей и советников, которые не все сказанное тобой восхваляют, а стремятся отвечать по суду праведному. Внимательно выслушивать подобает всякую судебную тяжбу, невозможно ведь открыть правду на ходу. Вдумайся в суть спора неторопливо, выноси приговор без поспешности. Не оправдывай виновного, даже если он друг тебе, и не обижай правого, даже если он враг тебе". Правосудие в сознании древнерусского человека неразрывно связано с мощным государством и "праведным" правителем: "Насколько могуществом превыше ты всех, настолько и добрыми делами сиять и утверждаться ради них должен".

"Повесть временных лет" — это не только уникальный памятник литературы и один из древнейших исторических источников. Автором древнерусской летописи признается монах Киево-Печерского монастыря Нестор, время составления памятника датируется примерно 1113 г. Однако источник имел нескольких составляющих, включая и древнейшую часть, уходящую корнями во времена формирования Древнерусского государства. В оригинальном названии Лаврентьевская летопись 1377 г. излагает теорию образования государства и происхождения права Киевской Руси: "Вот повести минувших лет. откуда пошла Русская земля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла Русская земля".

В основе "Повести временных лет" лежит христианское учение о борьбе добра и зла (Бога и сатаны) в обществе, государстве, о противостоянии Правды и "неправедного". Добро исходит из веры в Бога, из соблюдения христианских заповедей, а зло отождествляется с языческим, дьявольским неверием и наущением антихриста.

Общество. Древнерусское общество показано как объединение славянских и неславянских племен, "нынче зовущихся

Русь". Древнее славянское общество летопись рассматривает с позиции противопоставления добра и зла. Например, поляне, исповедовавшие язычество, показаны как племена, предрасположенные к принятию христианства. При этом виден контраст "кротких" полян с древлянами, жившими "звериным образом". По отношению к языческим русским князьям летописец был лояльнее, поэтому он нейтрально оценил Рюрика и Олега, а вот принявших христианство Ольгу и Владимира явно противопоставлял Игорю и Святославу. Противопоставление добродетели и зла прослеживается и в сюжете об убиении Бориса и Глеба Святополком Окаянным.

Государство в летописи понимается как Русская земля, объединенная в результате политической деятельности князей. Процесс централизации государства (с центром в Киеве) рассматривается как благое дело, а децентрализация в результате княжеских распрей оценивается отрицательно. Так, летопись положительно говорит о Владимире, крестившем Русь в 988 г., о периоде княжения Ярослава Мудрого (1019—1054). Междоусобную борьбу русских князей "Повесть временных лет", напротив, осуждает.

Отдельно можно рассмотреть летописный сюжет об образовании Древнерусского государства. Древнее новгородское предание о призвании Рюрика, Трувора и Синеуса с варяжским народом "русь", переписанное Нестором в XII в., спустя шесть столетий легло в основу норманнской теории. Летописец, конечно же, не был "первым норманнистом". Просто он сформулировал концепцию северного, варяжского происхождения Русского государства, чтобы обосновать непричастность Византии к начальной истории славяно-русских племен и зачатков государственности. Вообще же варяжская традиция в происхождении Русской земли не единственная в летописи. Киевские и чернигово-тмутараканские книжники прослеживают легитимность Русской земли по отношению к древней Скифии и Хазарии, а русские князья Ярослав и Мстислав называли себя каганами, как и правители Хазарского государства. Справедливости ради нужно добавить, что в XIX в. возникла и хазарская теория происхождения Древнерусского государства, так что русского летописца условно можно считать и родоначальником "хазарской теории".

Знания автора летописи о государстве и его сущности не ограничиваются версиями о происхождении Русской земли. Нестор сравнивает Киевскую Русь с другими странами, дает ценные сведения о государственной структуре. Высокообразованному монаху хорошо знакомы государственные органы Руси (дружина, двор), иерархия государственных служащих (бояре, княжеские советники, посадники и т.д.). Прослеживается и знание летописцем первых государственных реформ, административно-территориального устройства Руси. Как государственный и одновременно религиозный деятель, он знал народную жизнь, был в гуще политических событий. Имеются сведения, что посещал монах и далекую Тмутаракань, Безусловно, проведя жизнь в келье Киево-Печерского монастыря, нельзя было обладать тем багажом знаний, который лег в основу такого энциклопедического произведения, кап "Повесть временных лет".

Право в летописи. Период составления "Повести временных лет" тождествен времени создания первых памятников права Древнерусского государства. В литературном памятнике нашли отражение основные моменты развития древнерусского законодательства и понимание права современниками XI—XII вв.

В источнике содержатся древние отечественные юридические документы: русско-византийские договоры. Договор 912 г. был заключен в результате удачного похода славяно-русской дружины на Царьград. Это первый юридический документ, дошедший до наших дней, хотя и сообщается о предыдущем аналогичном договоре. Но в отличие от договора Олега с греками 907 г., о котором сохранилось лишь упоминание, договор 912 г. приводится полностью. Более того, он составлен в соответствии с византийскими договорными формами IX—X вв. Прежде всего договор 912 г. отражает внешнеполитические успехи молодого государства. Летописец не только воспроизвел текст источника, но и предложил его интерпретацию, как бы прокомментировал договор.

Русско-византийский договор 945 г. также отражен в летописи. Документ был продолжением аналогичных письменных актов 907 и 912 гг. В первых же предложениях договора 945 г. существует ссылка на список договора 912 г. Договор 945 г. более совершенен по форме. В нем говорится, что с русской стороны договор подписывается от имени великого князя киевского, его князей, бояр и гостей (купцов). Определена и цель нового договора — "обновить ветхий мир".

Содержание положений межгосударственных соглашений 912 и 945 гг. сопоставимо с "Русской Правдой". По содержанию "Повести" можно проследить отношение автора к Византии, понимание Нестором международных отношений, летописец разделяет главы, "касающиеся возможных злодеяний", и положения договоров о "русских торгующих". Дифференциация в тексте публичного и частного права показывает понимание права книжниками XI—XII вв.

"Повесть" как нарративный источник прежде всего отображала политическое развитие Руси, но в ее тексте часто встречается юридическая терминология того времени. Категории, похожие по смыслу со словом "правда", обозначены как благодать, добро, справедливость и др. Диаметрально противоположный смысл Нестор вкладывал в слово "неправда", что отождествляется с усобицей, грехом или словом "кривда".

Юридические понятия летописи неразделимы с христианским мировоззрением и моралью. Поэтому Нестор предлагает не правовую, а более широкую, морально-этическую оценку деяний русских князей, например Святополка. Вместе с тем летопись отражает и сословно-классовое понимание права. Так, деятельность русских князей, направленная на укрепление государственности, находит в "Повести" одобрение, в то время как противодействие князьям со стороны народа Нестор осуждает. Например, симпатии летописца явно на стороне Ольги, которая хотя и мстила за убитого древлянами супруга, но ее действия правомерны. Прежде всего Ольга княгиня, к тому же первой приняла христианство. Тот факт, что вдова Игоря истребила многих ни в чем не повинных древлян, придворным летописцем не осуждается, ведь Ольга "пребывала в любви", а древляне "жили звериным обычаем, по-скотски". Похожих (двойных стандартов) в понимании правосудия "Повестью временных лет" множество. Можно сказать, что в летописи, как и в памятниках древнерусского законодательства, нашли отражение правопривелегии, характерные для эпохи феодализма.

Итак, "Повесть временных лет" — уникальный литературный источник Древней Руси, отражающий представление правящей элиты об обществе, государстве и праве в эпоху раннего Средневековья.

Поучения Владимир Мономаха. В произведениях князя Владимира Мономаха (1113—1125), адресованных своим современникам и потомкам, звучит призыв к борьбе со степью, автор отстаивает позицию укрепления власти и развития правосудия. По сути, Мономах представил программу власти во внутренней и внешней политике. Мономах смог дать отпор кочевникам и разгромить "вежи половецкие". В годы его правления получило развитие законодательство, в "Русской Правде" была ограничена ростовщическая деятельность, князь призывал феодалов к ограничению произвола над народом во избежание восстаний, подобных тому, что было в Киеве в 1113 г. В вопросе о единстве Русской земли Мономах придерживался принципа феодального иммунитета, провозглашенного на Любечском съезде 1097 г. с иерархией вассалитета-сюзеренитета. Мономах реализовал свою политическую программу, его "Поучения" можно назвать первой государственной доктриной, сформулированной в виде политического завещания своим детям и иным, "кто услышит" слово князя.

"Слово о Полку Игореве" является уникальным памятником древнерусской литературы. Неизвестный автор конца XII в. через основной сюжет — поход Святослава Игоревича на Дон — доносит политический лейтмотив произведения; пагубность раздробленности для русских земель, необходимость политического объединения князей для борьбы с кочевниками и возврата в Русское государство потерянных территорий Подонья-Приазовья. "Слово" отражает расклад политических сил в стране и показывает наличие на Руси не только центробежных тенденций, но и желания к объединению. Автор поэмы в свойственной ему манере восхваляет русских князей, стремившихся к политическому единству. На примере Игоря продемонстрированы последствия русского сепаратизма: гибель дружины и плен князя. Русская земля, ослабленная усобицами, становилась легкой добычей половцев, народ страдал от неурядиц. Автор "Слова" справедливо полагал, что только единство Руси может остановить нашествие кочевников. Он реалистично показывает возможные формы единения Руси при слабости киевского князя: совместные действия против степняков и поиск политического компромисса в решении общерусских проблем. "Слово" призывает князей придерживаться своих вотчин, не посягать на вотчины братьев, почитать великого князя. По сути, автор предлагает некую конфедерацию или содружество княжеств при номинальной власти Киева или Чернигова. Такая форма политического единства могла быть ступенью на пути воссоздания Киевской Руси.

Важное отличие "Слова" от других произведений того времени — светский характер поэмы. В отличие от памятников литературы, написанных учеными монахами, автор поэмы пытается логически обосновать необходимость единства, он приводит примеры из русской истории, взывает к патриотическим чувствам. Церковные произведения, наоборот, предвещали божью кару, а в качестве примеров приводили библейские или евангельские сюжеты. Скорее всего, автор "Слова о Полку Игореве" был светским человеком, очевидцем многих событий, который знал проблемы русской земли и видел пути выхода из затянувшихся междоусобиц.

Моление Даниила Заточника. Политическая мысль Руси накануне монголо-татарского нашествия отражена в произведении, которое приписывается Даниилу Заточнику. Возможно, автор начала XIII в. представлял слой зарождавшегося служилого сословия — будущего дворянства. Д. Заточник связывал свою судьбу и благополучие со службой князю. Грамотный человек, некогда состоятельный, автор "Моления" оказался в нищете. Он пострадал от чьего-то произвола, попал в заточение и взывал к князю о снисхождении и снятии опалы.

Кроме основного сюжета о своей участи Даниил Заточник рисует идеальную форму правления Руси. Автор ратует за крепкую княжескую власть, которая опирается на княжеский совет. Думцы, по "Молению", должны быть людьми, преданными власти, грамотными, умными и справедливыми (к таковым себя относил и сам автор). Князя Даниил предостерегает от самоуправства бояр и лживых советников. В осуществлении планов укрепления власти Даниил предлагает опираться на мудрое управление и на войско.

Как видно из политических воззрений Даниила Заточника, в Северо-Восточной Руси формировался служилый слой, солидарный с князем. Зарождавшееся служилое сословие еще не сформировало собственной политической доктрины. Вместе с тем обозначены основные интересы людей, согласных стать "рабами князя" по долгу службы. Если на Руси Даниил был не одинок в своих интересах, то обедневшие землевладельцы готовы были служить в управлении или в войске князя и составить боярству серьезную конкуренцию.

Тема раздробленности в рукописях XII—XIII вв. В период междоусобиц XII—XIII вв. древнерусские авторы взывали к князьям о прекращении братоубийственной войны. В "Слове о князьях" один из них призывает внуков Владимира "стерпеть прежние обиды и первыми мир искать" и противопоставляет раздробленную Русь могущественному Киевскому государству. Эта мысль развивается в "Слове о погибели Русской земли", написанном во время монголо-татарского нашествия. Анонимный автор воспевает "светло и прекрасно украшенную землю Русскую", на которую "обрушилась беда и погибель". Военное поражение Руси, судя по сохранившемуся отрывку произведения, связывается прежде всего с феодальной раздробленностью. Контрастом в "Слове" звучит величие Руси в период ее политического единства.

Юридическая мысль XIII в. ярко отражена в "словах" и "поучениях" Серапиона Владимирского. Епископ разоренного ордынцами Владимира делится с современниками мыслью о необходимости возрождения Руси. Восстановление государства автор связывает с духовностью, с укреплением веры. Монголо-татарское нашествие Серапион объясняет "наказанием за грехи", за маловерие и, как следствие, "злодеяния: разбои, грабежи, пьянство, прелюбодеяние, лжесвидетельства, скупость, лихоимство, обиды, воровство, ложь, клевета, ростовщичество". При этом автор не просто перечислил преступления, известные в XIII в., но и констатировал всплеск преступности из-за отсутствия у князей реальной власти. Он призывает прекратить распри и объединиться для возрождения Руси. Серапион в аллегорической форме связал инволюцию государства и права с отходом от христианства к язычеству, т.е. к маловерию. Таким образом, он с позиции канонического права объяснил теорию преступлений. Серапион, сформулировав первопричину бедствия, взывал к вельможам и простым людям "пробудиться ото сна" неверия и возродить веру, значит и Русь. В завершении своего политического воззвания епископ предрекал: "Если не оставите это (грехи), то еще большие беды ожидают вас!"

Итак, историко-правовые источники в Древнерусском государстве показывают зарождение учений об обществе, государстве и праве. Несомненно, на политико-правовую мысль Древней Руси оказывала влияние Византия, но и в Киево-Печерском монастыре зародилась "книжность", пытавшаяся обосновать независимость молодого государства от империи. В идеологическом споре Царьграда и Киева возникли первые официальные политико-правовые учения, была сформулирована политическая доктрина Древней Руси. В период политического единства основной мыслью было показать мощь государства, предотвратить распад Руси на удельные княжества. С наступлением периода раздробленности политико-правовая мысль акцентировала внимание на воссоздании единого Русского государства. По мере того как Древняя Русь дробилась на княжества, а половецкие набеги сменялись монголо-татарским нашествием, возникала пессимистическая мысль о "погибели Русской земли" и необходимости возрождения общества и государства.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>