Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow ЭСТЕТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Формативные искусства

Теперь обратимся к формативным искусствам, которые предстают перед зрителями только в состояниях изготовленности или исполненности, записи, как артефакты в пространстве. Отсюда и произошло их наименование — «пространственные искусства». В каком смысле можно говорить, что и здесь имеем дело с телесным действием, жестом, как и в исполнительских искусствах? В том смысле, что эти искусства выступают перед зрителями как следы моделирующих, экспрессивных, миметических выразительных жестов, оставленных их творцами в твердых материалах, о чем уже шла речь.

Можно ли считать, что пространственные искусства имеют текст? Несомненно, да. Поскольку текст — это схема будущего произведения, исполненная в ином материале по отношению к материи самого произведения, то предварительные наброски, эскизы, картоны, фиксирующие ключевые моменты замысла, можно считать текстами станковых и монументальных живописных произведений. Точно так же глиняные и гипсовые модели, предназначенные для отливки в металле или перевода в камень, выступают в роли текста будущих скульптур.

Следующий этап работы после создания текста — исполнение замысла в материале самого искусства. В искусствах «запечатленного жеста» художник, как правило, сам является и автором замысла, и его исполнителем, причем исполнение совершается не публично, а в тиши мастерской. На суд зрителей картина выносится, когда она исполнена. Однако в настоящее время происходит сближение между собственно перформативными сценическими искусствами и искусствами, перформативность которых скрыта от глаз зрителей, получающих для обозрения готовый арт-объекг - своеобразную запись исполнения в виде графического листа, живописного полотна, статуи или инсталляции.

Сегодня принято говорить, что общественный интерес сместился с собственно произведения на процесс его создания. Одним из первых, кто готов был превратить свою мастерскую в зрительный зал или киноателье, стал создатель «живописи действия» (action painting) Джексон Поллок (рис. 23.1).

Джексон Поллок (1912—1956) за работой

Рис. 23.1. Джексон Поллок (1912—1956) за работой

Действительно, смотреть заснятые на пленку его сеансы манипулирования коробками с красками, которые он неистово выплескивает на расстеленный на полу холст, не менее интересно, чем на красочный хаос, оставшийся на холсте в виде следов яростных атак на него художника (рис. 23.2).

Дж. Поллок. Композиция

Рис. 23.2. Дж. Поллок. Композиция

Следующими в этом ряду можно назвать Аллана Капроу и Ива Кляйна. Полотна Кляйна представляли собой отпечатки выпачканной в краске женской натуры, а весь интерес сосредоточивался на самом процессе, а не на том, что осталось от него. Нельзя не вспомнить в этой связи и «Фабрику» Энди Уорхола, студию художника, превращенную в подобие многолюдного клуба. Демонстрационным характером обладают и такие направления современного искусства, как акционизм и актуальное искусство.

В архитектуре и дизайне отношения между текстами (проектами, чертежами, моделями, макетами и т.п.) и самими произведениями оказываются еще более сложными, чем в «начертательных искусствах». Так как далеко не все архитектурные и дизайнерские проекты реализуются, известный теоретик дизайна К. М. Кантор предложил проектные работы дизайнеров и архитекторов независимо от того, были ли они реализованы и могли ли вообще реализоваться, считать самостоятельными художественными ценностями. В самом деле, архитектурные фантазии Пиранези, футуристические урбанистические проекты Сант-Элиа, архитектурная графика русских архитекторов-авангардистов начала XX в. поражают воображение и претендуют на роль самостоятельного графического искусства.

Таким образом, в архитектуре, как и в музыке, существует две истории — история архитектурных проектов (текстов) и история архитектурных сооружений. Причем характер исполнения проекта может совершенно изменить замысел архитектора в лучшую или худшую сторону (как это всегда бывает в исполнительских искусствах). Интуитивно ощущая такую связь, архитектуре дали имя застывшей музыки (хотя она совсем не застывшая, а вполне живая, но не звуковая, а «визуальная музыка»). Архитектор Даниель Либескинд называет свои чертежи «нотами», начиная сравнение архитектуры с музыкой уже с момента работы над замыслом будущего произведения. Если композитор мыслит звуковыми образами, то архитектора можно назвать композитором визуальных образов. Аудиальная и визуальная композиции развертываются в имагинативном хронотопе.

Итак, рассматривая формативные искусства как процесс, мы можем зафиксировать, как и в перформативных искусствах, три стадии: зарождение, цветение (развертывание) и завершение. Однако при сравнении с перформативными искусствами обнаруживаются некоторые изменения в фазах процесса формативных искусств:

  • 0. Замысел.
  • 1. Текст произведения.
  • 2. Исполнение текста, но не презентация его.
  • 3. Презентация исполненного произведения как артефакта.

Мы видим, что в формативных искусствах в отличие от перформативных презентация произведения оторвана от исполнения и перенесена в третью фазу, в стадию свершенное™, завершенности. Если в перформативных искусствах на этой стадии происходит удержание структуры произведения в сознании воспринимающего субъекта, его памяти (ретенция), то в формативных искусствах завершенная структура представлена субъекту восприятия наглядно, дана в виде объекта созерцания. Здесь наступает опасность подмены произведения артефактом, соблазн назвать внешнюю пространственную форму самим произведением. Действительно, картина в раме (и без рамы) имеет геометрическую площадь, длину и ширину (эти параметры обычно указываются в каталогах). Статуя (из камня, металла, дерева и любого другого материала) имеет массу, вес, объем, горизонтальные и вертикальные измерения. Произведения архитектуры высятся как рукотворные многометровые каменные громады. Но прилагаются ли эти параметры к эстетическому объекту, материальным закреплением которого являются краски, камень, металл?

Оказывается, что энергетика небольших по размеру картин Вермеера, натюрмортов Сезанна, пейзажей Ван Гога намного превышает силу воздействия огромных по размерам картин академической живописи, вызывающих любопытство, но не более, а «Скорченный мальчик» Микеланджело из собрания Эрмитажа по художественному значению перевешивает огромный памятник королю Виктору Эммануилу в Риме. Отделив архитектурное произведение от каменной постройки, польский эстетик Роман Ингарден остроумно заметил, что архитектурный шедевр Нотр-Дам-де- Пари (Собор Парижской Богоматери) не может намокнуть под дождем, даже если ливень льется на каменную массу его носителя.

Проблема пространственных искусств заключается в том, что зритель имеет дело не с самой презентацией исполнения, а с уже записанным исполнением. Здесь возникает аналогия с записью исполнения перформативного произведения, правда, аналогия тут не совсем прочна, так как запись исполнения в живописи и скульптуре — это следы движений руки самого артиста, тогда как видеозапись выполнена техническими средствами. Продолжим аналогию: чтобы увидеть сыгранный спектакль, услышать сыгранную музыку, надо запустить аудиовидеозапись. Но точно так же, чтобы увидеть живопись, скульптуру, архитектуру, надо запустить имеющуюся перед глазами «запись»! Разница только в том, что видеозапись запускается с помощью технического устройства, а чтобы увидеть картину, статую, храм, собор, дворец, надо подключить исполнителя-аниматора для оживления «застывшего искусства».

В данном случае термин «застывшее искусство»[1] употребляется в смысле, распространенном па все виды и жанры искусств, произведения которых предстают перед нами будто в застывших линиях, красках, пластических объемах. Аниматором, возвращающим к жизни исполнительский процесс «застывших искусств», может быть только сам зритель, адресат направленного ему послания, записанного на холстах, листах бумаги, на стенах, в виде деревянных или каменных конфигураций. Если анимация произойдет, то в колоннах античного храма оживет ритуал божества, которому был посвящен храм при сооружении; живописная картина развернется сольным концертом маэстро красочных композиций, а скульптура — магическим танцем ваятеля, сумевшего превратить косный материал в живую плоть. Оправдается призыв Карла Брюллова к молодым художникам:

«Делайте с карандашом то же, что делают настоящие артисты со смычком, с голосом. Чувствуйте каждое движение сами, будьте актером»[2].

Станет понятно, что художественный мир един, что в каждом искусстве заложены семена всех других искусств, что каждое произведение есть Gesamtkunstwerk, «всеобщее», «тотальное» произведение (если приблизительно так перевести этот не поддающийся прямому переводу немецкий термин). Это было ясно молодому Шеллингу и романтикам, и только позже Вагнер перенес его на «синтетическое действие» музыкальной драмы.

Итак, способом бытия формативных искусств, как и перформативных, является исполнение, имеющее пространственно-временной хронотоп. Совершенно другое дело — способы их хранения. Один способ — текст, другой — запись исполнения; тот и другой локализуются в пространстве, что и дает повод называть такие искусства пространственными и отрывать от временных по чисто внешним признакам.

Следует сделать еще одно замечание. Хотя мы установили, что способом бытия формативных искусств, так же как перформативных, является исполнение в пространстве и времени, все же различие в медиуме сказывается в способах воздействия на зрителя. В сценических искусствах исполнение происходит прямо перед глазами у зрителя, вихрем эмоций увлекает его за собой. В искусствах формативных (или искусствах скрытой перформа- тивности) реципиент сам должен проявить активность, чтобы погрузиться в творческий процесс, запись которого предъявлена ему для соучастия. Это значит, что полотно становится картиной, а бронзовая отливка или конфигурация мраморной глыбы — произведением скульптуры только тогда, когда зритель, совершив усилие, начинает процесс сотворчества с автором- исполнителем данного произведения.

  • [1] Свободный перевод английского термина still life и немецкого Stillleben (буквально —‘застывшая жизнь’), которые по значению эквивалентны французскому термину «натюрморт».
  • [2] Цит. по: Феномен артистизма в современном искусстве / отв. ред. О. А. Кривцуи. М. :Индрик, 2008. С. 9.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>