Полная версия

Главная arrow Медицина arrow ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ МЕДИЦИНЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИНВАЛИДНОСТИ

В результате изучения главы студент должен:

знать

  • • сущность современных моделей инвалидности;
  • • медико-социальные аспекты инвалидности;
  • • государственную систему МСЭ;
  • • основные положения медико-социальной реабилитации;

уметь

  • • выявлять медико-социальные проблемы, возникающие у лиц с ограничениями жизнедеятельности;
  • • обосновывать выбор технологий в соответствии с эффективной моделью теории и практики социальной работы, в том числе медико-социальной помощи лицам с ограничениями жизнедеятельности;

владеть

  • • основами медико-социальных практик;
  • • медико-социальными основами организации социальной работы.

Инвалидность как медико-социальная проблема

Принятие в стране понятия «инвалидность» как ограничения всех видов жизнедеятельности, а не только связанных с нарушениями возможности трудиться свидетельствует о заинтересованности общества в решении проблем реабилитации в широком значении. Вместе с тем, несмотря на достигнутые в последние десятилетия определенные успехи, система реабилитационной помощи имеет выраженные проблемы.

Ухудшение социально-демографических показателей, связанное с ростом инвалидности, повышает потребность в профессионалах нового типа, владеющих знаниями социально-медицинского характера, способных участвовать в создании оптимальных моделей управления системой реабилитации и охраны здоровья населения.

Инвалидность представляет собой медико-социальный феномен, который сопровождает жизнь общества, и каждое государство сообразно уровню своего развития, приоритетам и возможностям формирует социальную и экономическую политику в отношении инвалидов.

Показатели инвалидности являются важным медико-социальным критерием общественного здоровья и характеризуют уровень социально-экономического развития общества, экологическое состояние территории, качество проводимых профилактических мероприятий.

Причинами инвалидности являются нарушения здоровья со стойким расстройством функций организма, т.е. нарушение физического, душевного и социального благополучия вследствие потери, расстройства, аномалии физической, психической или анатомической структуры или функции организма человека.

Анализ эпидемиологии инвалидности в России показывает, что с 1970 г. численность впервые признанных инвалидами (далее — ВПИ) неуклонно росла, тогда она составляла 345 тыс. чел., 26,6 на 10 тыс., а в 2000 г. в стране впервые были признаны инвалидами 1109 тыс. чел., или 82,8 на 10 тыс. населения. Однако к 2016 г. абсолютное число впервые признанных инвалидами снижалось и зафиксировано на уровне 666 тыс. чел., или 56,8 на 10 тыс. населения.

Динамика первичной инвалидности взрослого населения страны представлена в таблице 16.1.

Таблица 16.1

Динамика первичной инвалидности взрослого населения за 2000—2016 гг.

Годы

Общее

число

ВПИ

Прирост

(+)

или убыль (-)

Всего

(%)

В том числе по возрасту

трудоспособного

возраста

пенсионного

возраста

Абсолютное число, тыс. чел.

Абсолютное число, тыс. чел.

Абсолютное число, тыс. чел.

Абсолютное число, тыс. чел.

чО

O'

2000

1109

100,0

553

49,8

556

50,2

2002

1184

-16

100,0

550

46,4

634

53,6

2004

1463

+371

100,0

529

36,2

934

63,8

2006

1474

-325

100,0

544,8

37,0

929,2

63,0

2008

966

-143

100,0

431,8

44,7

534,2

45,3

2010

893

-41

100,0

441,0

49,4

452,0

50,6

2012

805

-88

100,0

395,2

49,1

409,8

50,9

2014

754

-51

100,0

345,7

47,4

408,3

52,6

2016

666

-88

100,0

313

47,0

353

53,0

Более половины лиц, впервые признанных инвалидами в 2000— 2016 гг., составляли инвалиды II группы, доля которых в среднем была равна — 50,9% общего числа; доля инвалидов I группы в среднем была равна — 13,6%, III группы — 36,5% (табл. 16.2).

Анализ структуры контингента впервые признанных инвалидами лиц взрослого населения РФ с учетом классов болезней показал, что в период 2000—2016 гг. первое ранговое место занимали болезни системы кровообращения, второе — злокачественные новообразования, третье — болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани, четвертое — последствия травм, отравлений и других воздействий внешних причин, пятое последовательно занимали психические расстройства и расстройства поведения, затем болезни органов дыхания, болезни глаза и его придаточного аппарата, болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ.

Таблица 16.2

Структура первичной инвалидности у взрослого населения с учетом группы инвалидности в 2000—2016 гг.

Годы

Всего,

абсолютное число (тыс. чел.)

%

В том числе по группам, %

I группа

II группа

III группа

2000

1109

100

12,6

63,3

24,1

2002

1184

100

12,9

62,9

24,2

2004

1463

100

11,3

63,9

24,8

2006

1474

100

9,4

54,7

35,9

2008

966

100

10,5

52,2

37,4

2010

893

100

15,3

43,9

40,8

2012

805

100

15,9

40,9

43,2

2014

754

100

16,6

39,8

43,6

2016

666

100

19,0

37,1

43,9

Динамика роста инвалидности взрослых в России характеризуется следующими показателями: по возрастной структуре преобладают инвалиды пенсионного возраста; по нозологии чаще инвалидность сопряжена с болезнями системы кровообращения; по тяжести преобладают инвалиды II группы.

В настоящее время многие отечественные исследователи социальной работы выделяют несколько моделей инвалидности, от которых зависит использование и понимание понятий, связанных с нею, формирование социальной политики в отношении лиц с ограничениями жизнедеятельности.

Моральная (религиозная) модель инвалидности — исторически самая древняя и мало использующаяся в наши дни — определяла инвалидность как позор и религиозное наказание за грехи.

В рамках медицинской модели инвалидность определяется как долговременное нарушение или хроническое состояние, затрудняющее ежедневную активность. При этом «нормальным» считается человек, не имеющий медицинской патологии, инвалиды же относятся к числу пассивных пациентов, зависимых и нуждающихся в постоянном уходе.

Данная модель рассматривает всех людей с инвалидностью как больных, главной причиной всех проблем у которых является наличие болезни, препятствующей ему быть полноценным членом общества. В рамках такой модели дефекты, которыми обладают инвалиды, автоматически исключают их из участия в традиционной социальной деятельности.

Данный подход способствует понижению социального статуса людей с ограничениями жизнедеятельности. Инвалиды рассматриваются как объект социальной политики, но не как ее субъект.

Решение проблем рассматриваемых групп населения в медицинской модели сводится к тому, чтобы все усилия сконцентрировать на лечении и различного рода компенсациях. В связи с этим для них устанавливаются специальные социальные льготы, пособия, предоставляются социальные пенсии по нетрудоспособности, удовлетворяющие, как правило, только минимальный уровень их материального благополучия.

Модель функциональной ограниченности описывает инвалидность как неспособность лица выполнять те или иные функции наряду со здоровыми лицами. Именно медицинская и функциональная концепции являются в настоящее время в России основой для проведения МСЭ и определения «потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты», при этом обе модели игнорируют роль социальных барьеров и ограничений возможностей.

С точки зрения экономической модели инвалидами являются лица, неспособные работать с такой нагрузкой, как здоровые, или неспособные работать вообще. Инвалидность — это неспособность поддерживать инвалидом экономическую независимость, ведущая к зависимости от окружающих и (или) от государства.

Вышеперечисленные модели инвалидности ведут к ее «индивидуализации». Они не рассматривают инвалидность как следствие взаимодействия индивида и социального окружения и образовывают так называемый «индивидуализированный» подход, следствием применения которого является социальная изоляция и дискриминация инвалидов.

Эти концепции носят дискриминационный характер, акцентируя внимание на том, что у данного лица отсутствует: медицинская модель обращает внимание на нездоровье, экономическая — на неспособность к производительному труду, модель функциональной ограниченности — на неспособность в широком смысле этого слова. Причем в этих трех моделях инвалидность остается индивидуальной проблемой ее носителей.

Согласно психосоциальной модели инвалидность рассматривается как производная от ограниченности функций организма, но предполагает, что инвалидность превращается в ограниченность возможностей в результате неадекватного физического и социального окружения потребностям инвалидов.

В соответствии с этим подходом инвалиды действительно в физическом или психическом отношении отличаются от здоровых людей, но источники беспомощности — не только в их особенностях, но и в реакции на них социального окружения. Трудности инвалидов обусловлены как чувством физического ограничения и дискомфорта, переживанием утраты своих возможностей, так и грузом того негативного отношения, с которым сталкиваются они в своем ближайшем окружении.

Сторонники психосоциальной модели полагают, что если от клеймящего признака невозможно избавиться или тщательно скрыть его, то необходимо научиться безболезненно относиться к негативной реакции окружающих либо общаться с себе подобными. Помощь в этом случае предполагает коррекционную психологическую работу с самим инвалидом, а также объединение инвалидов в относительно замкнутые изолированные сообщества.

Существует принципиально иной, политико-правовой, подход к пониманию инвалидности. Он основывается на идее, впервые выдвинутой в 1975 г. в Великобритании Союзом людей с физическими недостатками, что инвалидность — это не индивидуальная проблема человека, а особая форма социальной дискриминации. А так как любая форма дискриминации — порождение общества, то и преодолеть ее возможно социальными механизмами. Важность политико-правовой модели состоит в том, что она не рассматривает инвалидов как людей, с которыми что-то не в порядке, а видит причины недееспособности, низкого уровня жизни в неподходящей архитектурной среде, несовершенных законах и т.п. Общество не стремится использовать возможности людей с анатомо-физиологическими особенностями, изолируя их от полноправного участия в жизни, наделяя особым статусом, умаляющим человеческое достоинство, и именно общество может при желании создать более благоприятные условия для личностного роста этих людей.

Ограничения, санкционированные общественной средой, затрудняют социализацию человека «с особенностями» и в конечном итоге могут привести к действительной неполноценности, ущербности его личности.

Признание политико-правовой модели инвалидности означает, что социальные работники должны быть вовлечены в преобразование общества, его принципов и предрассудков, в деятельность по изменению отношения к людям с ограниченными возможностями, по повышению их социального статуса. Это новое понимание предполагает формирование в обществе норм культурного плюрализма, а также идей независимой жизни.

Сторонники модели независимой жизни считают, что инвалиды должны быть независимы в выборе своего поведения и места в жизни, но при этом общество обязано предоставить возможность такого выбора. Общественное устройство, общественная инфраструктура должны быть нацелены на то, чтобы люди с различным состоянием здоровья, а также физическим, физиологическим и психологическим состоянием могли беспрепятственно реализовывать свои права.

Окружающие, в том числе и работники социальной сферы, играют больше роль консультантов как для самих инвалидов, так и для организаций, определяющих их жилую среду и жизненные условия. Другими словами, инвалиды в этой модели выступают не только как объекты оказания социальной помощи, но и как субъекты социально-защитной деятельности.

Модель гражданских прав является инновационной в том смысле, что впервые в истории инвалиды рассматриваются как равноправные члены общества и его активные участники, и создает предпосылки для их возвращения в обычную среду, используя стратегию деизоляции. Это происходит потому, что модель гражданских прав в своей сердцевине содержит идею социальной модели инвалидности, которая не отрицает наличия дефектов и физиологических отличий, определяя инвалидность как нормальный аспект жизни индивида, а не девиацию, и указывает на социальную дискриминацию как на наиболее значительную проблему, связанную с инвалидностью. Социальная модель инвалидности сдвигает акцент в направлении тех аспектов жизни социума, которые надо изменить.

Существуют три главных типа ограничительных барьеров, которые могут и должны быть устранены, чтобы интегрировать инвалидов в общество:

  • 1) негативные установки по отношению к инвалидам, превалирующие до сих пор в социуме и функционирующие как на микро-, так и на макроуровне, включая язык повседневных практик, навешивающий ярлыки и формирующий оскорбительные стереотипы;
  • 2) институциональные барьеры, резко уменьшающие «жизненные шансы» людей с ограниченными возможностями;
  • 3) архитектурные и транспортные барьеры, мешающие созданию комфортной жизненной среды.

Медико-социальная модель инвалидности, получающая развитие в последние годы, консолидирует лучшие положения социальной и медицинской концепции.

С одной стороны, отдельные индивиды, имеющие глубокую степень инвалидности и постоянно нуждающиеся в медицинской помощи и социальном обслуживании, могут жить только в условиях специализированных интернатов и учреждений стационарного типа. Другие, имеющие меньшую степень инвалидности, способны к интегрированию в общество и нуждаются не столько в лечении, сколько в создании дружественной среды.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>