Сценарии развития евро-атлантического партнерства

В целом наметившиеся тенденции в евро-атлантических отношениях позволяют прогнозировать два основных сценария развития событий.

Первый сценарий - рост зависимости ЕС от США. Существует реальная тенденция подменить углубление европейской интеграции на ее расширение, что делает процесс евроинтеграции противоречивым и многослойным. Например, Жак Аттали, полагает, что в ЕС через определенное время будет входить 35-40 государств (включая Украину и Грузию). Такое значительное увеличение численности не может не привести к углублению внутри ЕС уже имеющихся противоречий и к новым столкновениям. Ситуация обострения противоречивых тенденций очень выгодна для США, которые всегда могут претендовать на роль арбитра при разрешении европейских споров и тем самым держать весь процесс интеграции под атлантическим контролем.

Сегодня достаточно аргументов в пользу осуществления именно этого сценария. При всей скорости, с которой европейские дилеры продвигают технические и организационные аспекты объединения, пока что не удалось превратить ЕС в реально дееспособную политическую единицу. Аппарат Евросоюза, его методы формирования общественного мнения и принятия решений застряли на уровне обычной межгосударственной дипломатии. Сами европейцы жестко критикуют нынешний проект ЕС, подчеркивая, что пока создаются чисто бюрократические структуры, призванные заменить их национальные государства "властью технократии".

Принцип разделения властей в ЕС фактически отменен в пользу власти Брюсселя, тем самым посеяны семена массового недовольства проектом объединения Европы в целом. При этом система ЕС страдает тем же недостатком, что и глобальное управление: она дает сбой всякий раз, когда правительства не приходят к взаимному согласию. Никто нс в силах заставить все 27 стран действовать одновременно. Факты свидетельствуют о том, что ни один проект европейских реформ, не получивший поддержки транснациональных корпораций, до сих пор не прошел.

Пессимисты даже утверждают, что Европейский Союз обречен на провал: "Не надо быть оракулом, - пишет Г. Мартин, - чтобы понимать, что принцип комитетов министров в скором времени сделает пробуксовывание реформ совершенно нестерпимым. Чем сильнее будет социальная напряженность во Франции, Италии, Австрии, Германии и других государствах-членах, тем больше их правительства будут вынуждены срочно находить национальные решения, тогда как ЕС не предлагает никакой перспективы".

Слабость Евросоюза может открыть путь всевозможным популистам национального толка, типа Ле Пена, что способно оказать значительное давление на правящие партии. Удастся ли элите ЕС справиться с "национальным рефлексом" - вот вопрос, от которого во многом зависит будущее объединенной Европы и на который пока что трудно дать определенный ответ.

Европейские экономисты обсуждают и такой пессимистический сценарий: если какая-то европейская страна не выдержит экономической гонки за подъем производительности, ее экономика неизбежно погрузится в кризис. В прошлом национальные банки были способны смягчать подобные удары путем девальвации национальной валюты и поддержания экспортных отраслей. С введением евро этого буфера уже нет. Взамен требуются дотации из богатых стран в бедствующие регионы. Но если такая помощь является обычной в рамках национальных государств, то па общеевропейском уровне организовать ее будет весьма проблематично.

Трудности европейского роста огромны и обращение за помощью к атлантическому партнеру является обычной практикой. Все это позволило З. Бжезинскому уверенно заявить: "Европа, несмотря на всю свою экономическую мощь, значительную экономическую и финансовую интеграцию, останется де факто военным протекторатом Соединенных Штатов... Европа в обозримом будущем не сможет стать Америкой... Бюрократически проводимая интеграция не может породить политической воли, необходимой для подлинного единства. Нет ударной силы воображения (несмотря на периодическую риторику относительно Европы, якобы становящейся равной Америке), нет страсти, создающей государство-нацию"

Второй сценарий - ЕС как сильный и самостоятельный партнер США. Если европейцам удастся сполна использовать все шансы интеграции, то в результате на геополитической карте мира возникнет сильная политически объединенная Европа, что будет означать базовое изменение в мировом распределении геополитических сил. В Европе есть немало сторонников такого развития событий.

Например, бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофста отмечает: "Если Европа хочет играть сколько-нибудь заметную роль в многополярном мире и пережить "новый век империй", единственная альтернатива для нее - предпринять более решительные и смелые шаги в направлении дальнейшей интеграции. Если рассматривать нынешний финансовый кризис в этом разрезе, то это не катастрофа, а скорее золотая возможность позаботиться о своем будущем. Нашему политическому руководству нужно преодолеть трусость и страх и сделать решительный шаг вперед" .

Однако политическая элита объединенной Европы пока не готова к такому резкому геополитическому повороту. Но опытный немецкий лидер Гельмут Коль предупреждает: "Европейское единство - вопрос жизни и смерти; от этого зависит, будет ли в XXI веке мир или война".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >