Полная версия

Главная arrow Экономика arrow ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ ПО ЭКОНОМИКЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Образование

Об устройстве в Москве политехнического музея

Доклад в совете Московского Общества распространения технических знаний 19 октября 1870 года

В настоящее время, как известно, по Высочайшему повелению учреждена в Петербурге комиссия для обсуждения вопроса об учреждении всероссийского промышленного музея, и ей прежде всего предстоит решить, где должен находиться музей, — в Москве или в Петербурге. Общественное мнение Москвы уже высказалось на этот счет. Представительница города, Московская Общая Дума, по разработке настоящего вопроса в особо избранной комиссии постановила ходатайствовать об учреждении политехнического общеобразовательного музея в Москве как центре русской промышленности, особенно нуждающемся в подобном учреждении, и предложила, в случае осуществления музея в Москве, безвозмездно необходимое количество земли в лучшей части города, на Лубянской площади. Московское биржевое общество также высказалось в пользу учреждения музея в Москве. Императорское московское Общество любителей естествознания определило все коллекции предполагаемой в 1872 г. политехнической выставки передать в полном составе в музей. Важнейшие московские фабриканты выразили желание принять в устройстве музея участие произведениями своих фабрик. Но исполнение этих заявлений прямо обусловлено помещением музея в Москве. В С.-Петербург уже отправилась особая депутация от Думы, чтобы представить на усмотрение правительства столь единодушно выразившееся заявление общественного мнения Москвы.

Московское Общество распространения технических знаний едва ли не более заинтересовано в учреждении политехнического музея, нежели все те учреждения и Общества, которые успели предупредить его в выражении этой насущной потребности Москвы. Наше Общество по самой своей идее и уставу призвано к тому, чтобы всеми возможными способами провести в действительную жизнь выработанные наукой сведения. Одним из вернейших средств достигнуть этой цели служит доставление каждому желающему возможности наглядным путем усвоить нужные знания. Примеры всемирных выставок и таких учреждений, как Conservatoire des arts et metiers в Париже

1

и Кенсингтонский музей в Лондоне, ясно доказывают, насколько такая драгоценная коллекция наглядных пособий содействует общему образованию трудящегося населения и усовершенствованию промышленности. Сознавая всю важность этого средства для проведения полезных сведений в народе, наше Общество при самом основании включило в свою программу устройство музеев. Общество видело в них необходимое условие успешности всех прочих способов распространения знаний: технические школы, технические книги принесут несравненно большую пользу, если развитое ими понимание встретит богатый запас наглядных примеров и опытов в музее.

Вот почему московское Общество распространения технических знаний не может не приветствовать мысль об устройстве Всероссийского политехнического музея как знаменательное событие в истории распространения в России технических знаний, начавшейся усилиями Великого Петра, в память которого Москва предполагает положить первый камень музея, — не может не изъявить готовности употребить все зависящие от него средства к осуществлению столь общеполезного предприятия. Но самое убеждение в громадном значении задуманного дела налагает на наше Общество обязанность высказаться относительно тех условий, соблюдение которых особенно желательно при осуществлении этого дела.

Нет сомнения, что для устройства политехнического музея, — если судить по широкой его задачи и по примерам иностранных государств, — потребуются весьма значительные издержки со стороны как правительства, так и общества. Понятно, что такие издержки должны оправдываться приносимою ими пользою. Степень пользы музея прежде всего и ближе всего зависит оттого, в какой местности России он будет находиться. Не может подлежать сомнению, что музей должен быть расположен там, где, по точном соображении обстоятельств и местных условий, можно рассчитывать на наибольшее количество таких посетителей, которые могут извлечь из него для себя всего больше поучения и которые в нем всего больше нуждаются.

Музей, естественно, имеет в виду прежде всего трудящееся население, которое, приобретая из него запас новый идей, может ввести улучшения в производстве и усовершенствовать качества своего труда и тем непосредственно улучшить свое благосостояние. Хотя каждый посвятивший себя промышленной деятельности может почерпнуть из музея полезные знания, но степень необходимости и непосредственной применимости этих знаний неодинакова в различных отраслях промышленности. В земледельческом промысле, при однообразии требуемого им труда, при зависимости всяких улучшений прежде всего от свойств почвы и от существования оборотного капитала, — обстоятельств посторонних труду, — распространяемые музеем сведения могут найти применение только в исключительных случаях и в [1]

более или менее отдаленном будущем. Торговый класс, не занимаясь непосредственно производством товаров, может приложить добытое в музее лишь косвенным образом, увеличивая чрез расширение своих знаний и очищение вкуса запрос на улучшенные изделия и тем подвигая к улучшениям производителей.

Всего ближе и полнее может воспользоваться богатыми образовательными средствами музея мануфактурная промышленность. В этой промышленности, в некоторых отраслях всецело, а в некоторых большею частью, успех дела зависит от качества труда, от изобретательности, точности, искусства и ловкости производителей. При бесконечном разнообразии отраслей этой промышленности, изделий, доставляемых каждою отраслью, и способов, которыми может быть произведено каждое изделие, мануфактурная промышленность представляет особенно широкое поприще для усовершенствований и притом таких, которые зависят не от каких-либо посторонних обстоятельств, а прямо и непосредственно от качества труда, от степени знаний, вкуса и развития производителей.

Останавливаясь, таким образом, на мануфактурной промышленности как на такой, в которой сведения, распространяемые музеем, могут найти самое очевидное приложение, мы не можем не обратить внимания на то различие, какое существует в этом отношении между формами самой мануфактурной промышленности. Крупная фабрика, имея во главе своей людей образованных, располагая значительными средствами, может и другими путями получить те знания, какие дает музей: к ее услугам — теория, литература, иностранные образцы, помощь иностранных техников. С другой стороны, большинство привязанных к ней рабочих служит при машинах и, благодаря разделению труда, исполняет крайне однообразные механические работы. Не то в мелкой мануфактурной промышленности и ремеслах. Здесь почти нет машин, не ввелось, а иногда и не может ввестись разделение труда; здесь все обыкновенно делается ручным трудом и зависит от сметливости, знания и вкуса производителя. При невозможности пользоваться услугами образованных техников, при ограниченности у нас способов к техническому образованию, при отсутствии популярной литературы этого рода — при крайне слабом развитии даже первоначального образования — мелкая промышленность в России лишена всяких способов к восприятию новых плодотворных идей и усовершенствованных приемов производства и большею частью обречена следовать тем рутинным образцам, которые привились в момент водворения самого производства. Если где, то именно в местностях, где развиты подобные мелкие промыслы, музей будет сеять семена науки и искусства в наиболее жаждущую их почву и, следовательно, принесет самые обильные плоды. Одно посещение музея может склонить деревенского ткача улучшить какие-либо части своего стана, деревенского набойщика — ввести лучший рисунок в свои изделия; и, что всего важнее, — в данном случае музей составляет единственный для промышленника путь почерпнуть то, чего недостает ему и от чего, между тем, зависит в его деле все — новые идеи, совершеннейшие формы, лучшие приемы дела.

Если взглянуть на вопрос о месте для музея с указанной точки зрения и сравнить в этом отношении Москву и Петербург, — два пункта, между которыми представляется в настоящее время выбор, — то невольно бросается в глаза следующее:

  • 1) Москва, находясь в средине России и соединяя в себе шесть железных дорог, которые из нее, как радиусы из центра, расходятся в разные стороны, притягивает к себе втрое большее пространство, нежели Петербург, расположенный на краю Европейской России, окруженный с одной стороны морем и имеющий всего две железные дороги, связывающие его с остальными русскими губерниями, — Николаевскую и Варшавскую. О Финляндской и Балтийской дорогах, как проходящих в местностях с инородческим населением, не может быть в данном случае речи.
  • 2) Окружающие Москву губернии несравненно гуще населены, нежели прилегающие к Петербургу. По сведениям «Статистического Временника», имеют на квадратную версту жителей: Московская губерния — 53,7, Тульская — 42,7, Рязанская — 38,5, Ярославская — 32,2, Владимирская — 29,2, Тверская — 27,1, Смоленская — 23,4. Таким образом, средняя плотность населения окружающих Москву губерний, тесно связанных с нею и путями сообщения, и промышленными интересами, составляет 35,2 жителей на квадратную версту. Между тем, по тем же сведениям, приходится на квадратную версту жителей: в Петербургской губернии — 26,9, Псковской — 18,7, Новгородской — 9,9, Олонецкой — 2,5, что в среднем выводе даст 14,5 чел. на 1 квадратную версту. Таким образом, населенность Московского района в два с половиною раза превышает плотность населения местностей, окружающих Петербург.
  • 3) Москва есть центр мануфактурной промышленности целой России не по географическому только положению, но по завязавшимся историческим путем связям ее со всем мануфактурным районом России. Сосредоточивая в себе и своей губернии 7-ю часть всех официально известных фабрик и мануфактур в целой России (1787 на 12500); оценивая стоимость изделий своей мануфактурной промышленности почти в треть суммы производства всей России (109 миллионов на 300 миллионов); занимая постоянными фабричными работами более 170000 чел., не говоря о громадном количестве работников по домам, — Москва уже сама по себе со своей губернией оставляет далеко позади все остальные местности России, не исключая и Петербургской губернии, которая по размерам своей мануфактурной промышленности стоит вдвое ниже Московской губернии, имея всего 562 фабрики с 38 тысячами рабочих и с 57 миллионами годового производства. Но если принять во внимание расположенные вокруг Москвы губернии, — Владимирскую, которая по размерам и сумме производства равняется четверти Московской губернии (323 фабрики с 50

тысячами рабочих и 25 миллионами производства), Тульскую, Калужскую, Ярославскую, Тверскую и Рязанскую, которые в совокупности равняются Владимирской и даже превышают ее, — то нельзя не видеть, что одни непосредственно прилегающие к Москве губернии, не говоря о других находящихся в ближайшем с нею соседстве и постоянных связях, как, напр., Орловская, Нижегородская, Костромская, представляют собою по количеству занятых рабочих и стоимости изделий половину всей мануфактурной промышленности России. Благодаря железным дорогам, окружающие Москву губернии стали как бы ее пригородами; Москва сделалась рынком для их изделий и местом снабжения всеми необходимыми предметами. Но, отличаясь от всех остальных частей России своим мануфактурным производством, Москва в то же время сосредоточивает в себе внутреннюю торговлю. Земледелие окружающих Москву губерний также стоит выше, нежели в прочих частях России; и если где можно рассчитывать на переход к совершеннейшим системам земледелия, то именно в этих местностях, вынуждаемых к тому и недостатком земель, и густотою населения, и близостью сбыта, и совершающимся под влиянием железных дорог переворотом в условиях хозяйства.

  • 4) Нигде в целой России не развита так мелкая мануфактурная промышленность, как в Москве и прилегающих к ней губерниях. Этот факт известен каждому и не нуждается в доказательствах. Тульские металлические изделия, ярославские полотна, владимирские митка- ли, московские галантерейные изделия и неисчислимое множество подобного рода изделий, расходящихся по всем углам нашего отечества и снабжающих чуть не все население России, производятся большею частью домашним трудом крестьян в свободное от работ время. Эта кустарная промышленность удержалась до сих пор наряду с крупными предприятиями и в некоторых отраслях даже удачно выдерживает соперничество последних. Если принять во внимание неплодородные почвы, невыгодность земледельческого промысла и густоту населения Московской и прилежащих губерний, то нельзя не согласиться с тем, что поддержание и развитие мелких крестьянских промыслов составляет лучшее средство поднять и упрочить благосостояние громадного населения этого края. Не то мы видим вокруг Петербурга. Если производство Петербургского района и замечательно по стоимости изделий, то значительнейшею долей входят в него громадные фабрики, расположенные в Петербурге и его окрестностях: там несравненно меньше, нежели в Москве, количество самостоятельных мелких производителей.
  • 5) Наконец, нельзя упускать из виду и того, что мануфактурная промышленность Московского района создалась и поддерживается усилиями коренного русского населения. Вся та масса продуктов, которыми снабжает Россию Москва, производится чисто русским умом, русскими руками. Поэтому, говоря о развитии русской промышленности, всего меньше можно обойти без внимания эту местность.

Принимая, таким образом, во внимание: что Москва притягивает к себе втрое большее пространство, нежели Петербург; что это пространство в два с половиною раза плотнее населено; что окружающее Москву население занято преимущественно мануфактурным производством, не оставляя впрочем земледелия и торговли; что Москва и прилегающие к ней губернии составляют главный центр мелкой, кустарной, народной, чисто русской обрабатывающей промышленности, — московское Общество распространения технических знаний не может не придти к заключению, что в Москве политехнический музей найдет по крайней мере в десять раз больше нуждающихся в нем посетителей и, следовательно, вдесятеро больше принесет пользы и для усовершенствования народной промышленности, и для образования русского народа, нежели в Петербурге. Потому Москва есть естественное, самою историей и всеми условиями русской жизни указываемое место для помещения всероссийского политехнического музея.

Дабы со своей стороны оказать содействие этому полезному учреждению, Общество распространения технических знаний могло бы: 1) поместить в музей свою техническую библиотеку, 2) устроить при музее воскресные рисовальные классы и 3) принять на себя публичные чтения по разным отраслям прикладных наук, представленных в музее, что особенно доступно для Общества, имеющего в среде своих 500 членов лучших специалистов по разным отраслям техники.

  • [1] Национальный музей искусств и ремесел (франц.).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>