Полная версия

Главная arrow Экономика arrow ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ ПО ЭКОНОМИКЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

О необходимости развить вывоз муки из России

Передовая статья из «.Русских ведомостей* (1888)

Судя по всем признакам, нашей стране предстоит в нынешнем году значительный вывоз хлеба. Это предположение основывается как на благоприятной жатве в хлебородных районах России, так и на недостаточном сборе в странах, потребляющих наш хлеб. Ожидание вывоза невольно приводит на память старинный, но до сих пор нерешенный вопрос об отправке нашего хлеба не в зерне, а в муке. Еще с середины 60-х годов, когда стало колебаться наше монопольное положение по доставке хлеба на западноевропейские рынки, в заинтересованных кругах много толковали о необходимости развить мучной вывоз России; однако с тех пор это дело не подвинулось. В 1886 г. вывоз муки из России равнялся 3642725 пуд., тогда как, напр., в 1870 г. он составлял 7 184300 пуд., в 1871 г. — 5267600 пуд. Но даже из того малого количества муки, которое мы вывозим по европейской границе, половина (1,8 млн пуд. в 1886 г.) идет в Турцию и Египет; на главный же хлебный рынок, в Англию, мы поставили в 1886 г. всего 113000 пуд. муки.

В то время как наша страна, судя по вышеприведенным цифрам, не только не идет вперед, но даже делает попятные шаги в деле мучного вывоза, конкурирующие с Россией страны сумели поставить дело так, что значительная часть их хлебного экспорта уходит за границу в переработанном виде, к огромной выгоде их сельского хозяйства. Возьмем, напр., Австро-Венгрию. Давно ли эта страна отправляла свои хлебные избытки в виде зерна, а между тем теперь она ввозит пшеницы почти столько же, сколько вывозит, но зато посылает за границу огромное количество муки, доходившее в 1884 и 1885 гг. до 1,5 млн метрических центнеров, т. е. до 10 млн пудов. Цветущее мукомольное производство, развившееся с конца 60-х годов и насчитывающее до 500 одних только паровых мельниц, снабжает ныне превосходными мучными продуктами большую часть Западной Европы; одна только Великобритания берет у Австро-Венгрии до 4 млн пуд. пшеничной муки. Еще резче и быстрее совершилось преобразование форм хлебного вывоза в Северной Америке. В начале минувшего десятилетия Соединенные Штаты вывозили не более 2 млн бочек пшеничной муки, а в последнее пятилетие их вывоз дошел до 9-10 млн бочек, т. е. от 45 до 55 млн пуд. Из огромного пшеничного вывоза Соединенных Штатов в 1880 г. отправлялось в муке всего 15%, в 1883 г. доля муки поднялась до 28%, в 1885 г. — до 40%, в 1886 г. — 39%. Главная доля этого огромного экспорта идет в Англию, которая в последние годы берет из Америки до 35 млн пуд. муки. Едва ли нужно напоминать о тех громадных выгодах, какие получают Австро-Венгрия и Америка от вывоза своего хлеба в переработанном виде. Достаточно привести на мысль, что при переделке пшеницы в муку остается до 25% остатков, которые с величайшей пользой могут быть употреблены внутри страны для корма скоту. Кроме того, в виде муки доставка хлебных избытков за границу обходится много дешевле. Так как на главных американских железных дорогах зерно перевозится по одному тарифу с мукой, то экспортер, отправляющий хлеб в перемолотом виде, сберегает на провозной плате по железным дорогам до 25%; при морской же перевозке экономия еще больше: по сведениям, приводимым в недавно вышедшем сочинении Зеринга, при перевозке из Чикаго в Ливерпуль платится за равное по весу количество муки процентов на 10-15 меньше, чем за зерно.

Если наши конкуренты нашли выгодным преобразовать форму своего хлебного вывоза, то отчего бы, казалось, нам не последовать их примеру? Ведь наша пшеница не хуже американской, продается она у нас на внутренних рынках не дороже, чем в Соединенных Штатах на местах перемола, наши вывозные порты ближе к Англии, нежели американские. В прежнее время затруднением к вывозу муки являлось несовершенство нашей мукомольной техники, отсутствие правильно устроенных мельниц, которые были бы способны доставить совершенную по качеству муку за недорогую цену. Нос конца 70-х годов наше мельничное дело совсем преобразовалось на новых началах. По всему Поволжью, в центральных хлебородных губерниях, в портовых городах настроено множество крупных, снабженных всеми новейшими усовершенствованиями и выделывающих муку не хуже и, — что главное, — не дороже лучших венгерских мельниц. Происходивший в феврале месяце съезд мукомолов представил несомненные факты, показывающие, что наша мельничная промышленность сделала в последнее десятилетие громадные шаги вперед и что пора поэтому серьезно подумать о выпуске ее произведений за границу. Мельниц настроено в последние годы слишком много, так что начинает даже чувствоваться перепроизводство и застой. Так, например, судя по заявлению на съезде, в Одессе существует 30 паровых мельниц, а работает только 14. Хотя у нас нет точной статистики современного положения мукомольного промысла, но сведущие люди принимают, что в одном Поволжье действует более 150 крупных мельниц нового типа, которые в состоянии перемолоть до 50 млн пуд. пшеницы.

Таким образом, у нас, по-видимому, есть все условия для мучного экспорта. За чем же стало дело? На съезде мукомолов отсутствие сношений с главным рынком для муки, Англией, объяснялось незнакомством наших производителей с тамошними требованиями, но что главное, — недостатками железнодорожных тарифов, которые не приспособлены к условиям вывоза муки. Что касается до ознакомления мукомолов с условиями английского рынка, а тамошних потребителей с качествами нашей муки, то эту задачу могло бы на первый раз взять на себя правительство, которое уже имеет или может завести своих агентов в Англии. Но всего правильнее было бы самим мукомолам общими силами устроить сношения с заграничными рынками. В Америке, как сообщает упомянутый выше Зеринг, вывоз муки за границу особенно сильно пошел с тех пор, как мукомолам Миннеаполиса, этого главного центра перемолочной промышленности, удалось, через отправку в 1877 г. особого уполномоченного в Англию, завязать непосредственные сношения с английскими приморскими местами, а затем проникнуть тем же путем во Францию и другие страны Европы. Отчего не сделать бы чего-либо подобного и нашим мукомолам, тем более, что на съезде об этом уже заходила речь?

Наши железнодорожные тарифы действительно до последнего времени были мало приспособлены к облегчению вывоза муки за границу. Не говоря уже об относительной высоте тарифов по сравнению, например, с Америкой, наши дороги не делали никаких скидок с провозной платы для мучных товаров, отправляемых за границу, и, — что главное, — назначая в большинстве случаев высшую плату за перевозку муки, нежели за перевозку зернового хлеба, прямо способствовали вывозу зерна, быть может, не без задней мысли воспользоваться лишним грузом, который при переработке хлеба в муку остался бы на месте в виде отрубей и других отбросов. Съезд мукомолов, по крайней мере значительнейшая его часть, настойчиво выражал желание, чтобы с целью поощрения заграничного отпуска муки провозная плата на нее была уравнена с платой на зерно и, кроме того, чтобы была назначена некоторая скидка с провозной платы для тех отправителей муки, которые повезут ее за границу. Ходатайства съезда не были оставлены без внимания. На последнем съезде железных дорог II группы, недавно окончившемся, сделано, как слышно, в этом смысле важное постановление, именно: решено в виду поощрения вывоза муки за границу держать тарифы на Ревель, Ригу, Либаву, Мариуполь, Ростов и Таганрог для муки такие же, какие установлены для зерна, при отправке же муки за границу через Петербург делать скидку в 10% с мучного петербургского тарифа. Хотя эти предположения еще не утверждены правительством, но нет, по-видимому, причин ожидать, чтобы встретились какие-либо препятствия к тому. Кроме означенных льгот дороги второй группы ввели у себя в широких размерах так называемые перемо- лочные тарифы, по которым мукомол, покупающий зерно в отдаленных местностях, может остановить его на своей мельнице для переработки и затем в виде муки отправить дальше, заплатив за перевозку как зерна, так и муки по тарифу на зерно, установленному от станции отправления зерна до станции назначения муки.

Изложенные тарифные перемены значительно увеличивают выгоды отправителей муки и ставят их в очень льготное положение сравнительно с экспортерами зернового хлеба. Нужно только пожелать, чтобы названные тарифы поскорее вступили в силу и распространились на все направления вывоза, а затем чтобы мукомолы не замедлили воспользоваться ими. Если сознана необходимость приступить к реформе хлебного вывоза, обещающей улучшение дел и мукомолам, и сельским хозяевам, то всего удобнее положить к тому начало в нынешнем году, когда слабый урожай у обычных поставщиков пшеницы и пшеничной муки поневоле сделает английских потребителей более внимательными к русским предложениям.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>