Полная версия

Главная arrow Экономика arrow ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ ПО ЭКОНОМИКЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

К аграрному вопросу

Фактическая поправка по поводу одного из возражтий против аграрной реформы

В числе распространенных возражений против аграрной реформы, в смысле перехода большей или меньшей части крупновладельческих земель в руки трудового крестьянства, одно из видных мест занимает указание на убыточность этой меры для государства и для самих крестьян. Развивая эту мысль на страницах «Слова», А. С. Ермолов приводит между прочим следующие любопытные соображения: «Могут сказать, — и такие идиллические мечтания мне приходилось слышать, — что крестьяне могут завести и свеклосахарные, и винокуренные заводы, и всякие иные технические производства для переработки продуктов своего хозяйства на артельных кооперативных началах; могут даже, чтобы не утратить выгод крупного хозяйства, обрабатывать свои земли сообща, общим трудом, — но в эту область чистой утопии, нигде в мире не нашедшей себе еще практического применения, я считаю совершенно излишним вдаваться. Скажу только одно: где же крестьяне возьмут и кто им даст капиталы, необходимые на возведение и оборудование всяких заводов и фабрик; как они справятся с продажею продуктов их производства и т. д.? Очевидно, что это им совершенно не под силу и что все эти фабрики, заводы с переходом всех земель в крестьянские руки или даже с оставлением в руках частных землевладельцев 14 или даже 50-100 десятин на каждую душу, как это милостиво предлагают некоторые, будут сметены окончательно с лица русской земли». Можно соглашаться или не соглашаться с почтенным автором вышеприведенных строк относительно возможности кооперативной переработки сельскохозяйственных продуктов и совместного возделывания земли в России; но мнение, будто подобные предприятия относятся к области «чистой утопии, нигде в мире не нашедшей еще практического применения», представляется фактически совершенно неверным.

Кто не знает, что в последние десятилетия во всех западноевропейских государствах среди мелких землевладельцев возникло и распространяется с каждым годом все больше и больше движение, направленное к тому, чтобы путем ассоциации многих единичных хозяйств достигать выгод, свойственных крупному производству. Это движение, вызвавшее к жизни десятки тысяч разнообразных кооперативных товариществ, направляется между прочим и на устройство предприятий для совместной переработки сельскохозяйственных продуктов. Мы не станем говорить о многих тысячах товарищеских и общественных молочных, которые с легкой руки Дании быстро размножаются теперь во всех европейских странах. Видная роль этого рода предприятия с яркостью обнаруживается в том факте, что 40% производимого Германией громадного количества масла выделывается ныне в кооперативных молочных и что товар из этих молочных по качеству и цене ставится в торговых прейскурантах в одну рубрику с лучшими сортами «господского» масла. Для общественных молочных требуется и крупный капитал, и высокий уровень технической подготовки; и однако же то и другое находится в среде самих мелких землевладельцев или же без всяких трудностей добывается на стороне. Нельзя также пройти молчанием товариществ виноделов (Winzerge- nossenschaften), которые возникают во множестве, особенно среди мелких владельцев виноградников по Рейну и в южной Германии. Переработка мелких партий винограда в однородные хорошие сорта вина и выдержка вина требуют еще большего искусства и более крупного капитала, нежели общественные молочные, и тем не менее эти товарищества ведут свое дело с успехом, завоевывают далекие рынки и размножаются с каждым годом. Известно также, что в Германии, Франции и Италии возникли сотни товариществ для переработки овощей, плодов и ягод и для совместного сбыта полученных таким путем изделий (сушильные, консервные и т. д.). Многим из этих ассоциаций пришлось обзавестись сложными и дорогими аппаратами, пригласить лучших специалистов, завести агентства в разных странах, и все это выполняется группой мелких владельцев вполне удачно, ничем не хуже, чем в чисто капиталистических заведениях.

Могут, однако, сказать, что перечисленные виды заведений, учреждаемые ассоциациями крестьян, принадлежат все-таки к отделу мелкого производства, требующего сравнительно небольших капиталов; но в многообразной и широко разветвленной практике современного кооперативного движения встречаются примеры и настоящих заводских предприятий, устроенных и содержимых на общий счет мелких сельских хозяев. В Германии в 1904 г. считалось 103 кооперативных винокуренных завода, 13 крахмальных, 2 сахарных и т. д. Некоторые из этих заводских товариществ являются предприятиями довольно крупного размера, не уступающими подобным же капиталистическим. Так, например, крахмальный завод в Гарделегене, в провинции Саксонии, основанный в 1900 г., принадлежал в 1903 г. 164 товарищам, имел собственного имущества на 85000 марок; обороты его простирались до 450000 марок. Мельничное товарищество в Barenhecke, в Саксонском королевстве, имело в своем составе 201 члена, обладало имуществом на 187 000 марок и совершило в 1902 г. оборотов по активу и пассиву на 532000 марок. Что же касается сахарных заводов, то в числе их находится, например, гросс-умштатский, в Гессене, в котором в конце 1902 г. имелось 882 владельца, имущество оценено было по книгам в 1 378000 марок, а оборот простирался до 1992000 марок[1]. Конечно, чисто заводских товариществ еще пока мало, гораздо меньше, нежели, например, кооперативных молочных; но, во всяком случае, подобные предприятия имеются налицо, существование их заверено официальными отчетами и, следовательно, термин «утопия» к ним уже совершенно неприложим.

Кооперативная организация производства, бесспорно, — дело сложное, требующее для своего успеха немалой подготовки и привычки; но было бы крупной ошибкой утверждать, что такая организация является единственной формой, в которой могли бы осуществиться, при господстве исключительно мелких земледельческих хозяйств, предприятия вроде свеклосахарных, винокуренных и иных заводов. Дело устраивается зачастую, как показывает опыт, гораздо проще. Господствующий у нас строй подобных производств, при котором владельцы заводов сами в своих имениях приготовляют и сырой материал, распространен далеко не везде. В Германии, в Италии, во Франции, в Швеции встречаются десятки заводов свеклосахарных, винокуренных ит.д., которые сами не производят ни одного пуда свеклы или картофеля, а перерабатывают исключительно чужие материалы, получаемые иногда от целых сотен отдельных мелких землевладельцев. Капиталисту, который желает построить сахарный завод, вполне безразлично, откуда поступает свекла; и если он может без собственных плантаций с достаточною прочностью обеспечить себе получение доброкачественного материала в должном количестве, для него бывает даже приятнее и выгоднее не возлагать на себя сопряженного со сложным земледельческим хозяйством лишнего труда и риска. Разделение функции является здесь, как и во многих других отраслях производства, способом упростить и усовершенствовать дело. Уверенность в правильном получении материала обеспечивается контрактом, по которому поставщики несут надлежащую, например, солидарную ответственность за аккуратную доставку свеклы или картофеля; а при таком условии чем больше поставщиков, тем вернее гарантирован заводовладелец. Пишущему эти строки известны несколько сахарных заводов, возникших в последнее время на таких условиях в северной Италии. Так, например, итальянская компания Ligure-Lombarda в 1898 г. чрез посредство «странствующей кафедры» предложила построить под Пармой сахарный завод, если будет обеспечена контрактом поставка свеклы с площади не менее 500 гектаров. Дирекция кафедры устроила подписку, на которую тотчас же отозвались 372 мелких землевладельца из Пармской провинции и больше сотни из других смежных, с общей площадью под посевами свеклы в 745 гектаров1. В 1900 г. число участников еще прибавилось, а площадь под свеклой увеличилась до 874 гектаров. В Монтепульчиано та же компания завела другую фабрику, согласив на поставку свеклы 77 землевладельцев с 750 гектарами свекольных посевов[2] [3]. В обоих этих случаях у самих заводов не было ни одного клочка собственной земли под свеклой, и однако же дело в них шло вполне благополучно к обоюдному удовольствию обеих сторон.

Нельзя сказать, чтобы и у нас не было сахарных заводов, перерабатывающих крестьянскую свеклу. В Черниговской губернии, по данным записки, представленной в губернский комитет о нуждах сельскохозяйственной промышленности местным управляющим казенной палаты, две трети земель, необходимых под посев свеклы, обрабатывается крестьянами, сами же заводы добывают немногим более трети (Труды, 66). В Киевской губ. культура сахарной свеклы, по свидетельству каневского уездного комитета (Труды, 473), получила широкое распространение между крестьянами, чему способствуют свеклосахарные заводы выдаваемыми авансами. Если повнимательнее поискать, вероятно, нашлись бы подобные примеры и в других местах России. В случаях, подобных вышеприведенным, земледельцам не нужно обладать ни техническими знаниями по сахароварению, ни крупными капиталами, ни выдающейся торговой сметкой для того, чтобы бок о бок с их мелкими участками возникали крупные капиталистические производства для переработки их продуктов.

Таким образом, опасность для страны лишиться производств, перерабатывающих земледельческое сырье, — опасность, которая так беспокоит принципиальных противников аграрной реформы, — существует не в действительности, а в их воображении. Если по климатическим, почвенным и экономическим условиям крестьянам будет выгодно выращивать свеклу и картофель не для одних только надобностей своих семей, то в этих районах не замедлят появиться предприниматели со своими техниками и со своими капиталами. Заводо- владельцы сумеют сладиться с крестьянами насчет условий поставки названных корнеплодов, сумеют таким же образом, как устраиваются теперь у нас во множестве, и притом с большим для себя успехом, частнопредпринимательские маслодельни и сыроварни, которые не держат ни одной собственной коровы, а получают молоко от многих десятков, а иногда и сотен дворов.

Реже находила себе до сих пор в мире практическое применение «обработка крестьянами своих земель сообща, общим трудом, чтобы не утратить выгод крупного хозяйства»; однако же и эта форма производства в последнее время, под давлением новых жизненных условий, начинает кое-где возникать и применяться с полным успехом. В октябре месяце 1905 г. в Италии, в городе Реджио-Эмилиа происходит конгресс земледельческих коопераций, на котором известным деятелем по «странствующим кафедрам», профессором Samoggia были сообщены интересные сведения о начинающих распространяться в Италии коллективных арендах крупных имений. Заимствуем из этого доклада некоторые подробности. Известно, что в Италии в последние годы существовало сильное стачечное движение между сельскими рабочими. Рабочие образовали повсюду лиги для улучшения своего быта (lcghe di miglioramento) с целью добиться от земельных собственников более выгодных условий приложения труда. Землевладельцам, привыкшим раньше к безусловному повиновению, стало трудно ладить с рабочими и надоело вести с ними постоянные споры, и вот они начали прекращать собственное хозяйство и широкой рукой стали сдавать свои земли в наем исполу и за деньги. Тогда некоторые лиги рабочих попробовали снимать земли в аренду за общий счет всех участвующих в них членов и вести на них хозяйство не враздробь, как это обыкновенно бывает повсюду, а сообща, т. е. не нарушая цельности состава имения и придерживаясь прежнего хозяйственного плана. У новых Обществ было мало капиталов: низкий вступной взнос и небольшое число акций малой стоимости, требуемых уставами, давали слишком ничтожные суммы для того, чтобы справиться с крупным земледельческим хозяйством. В этой нужде помогли новым Обществам народные кредитные учреждения, разбросанные повсюду в Италии, и некоторые рабочие Общества, обладавшие средствами. Отыскав капиталы, Общества принялись за дело. Члены Обществ поступают в имения в качестве обыкновенных рабочих и получают вознаграждение в общепринятом в данной местности размере. Заведование предприятием находится в руках общего собрания членов, административного совета и наблюдательного комитета. Для распоряжения имением Общество назначает технического директора, бухгалтера и кассира. Из валового дохода, прежде всего, вычитаются издержки по оплате рабочей силы; чистая прибыль, за вычетом запасного и вспомогательного фондов, распределяется между членами. Первые Общества пошли с полным успехом и начали вызывать себе подражание. Несмотря на недавнее возникновение этой новой формы кооперации, на конгрессе в Реджио-Эмилиа было представлено 11 таких предприятий. Существующие Общества для коллективных аренд стремятся теперь к объединению в видах различных целей. Общества хотят завести совместное сельскохозяйственное техническое бюро, центральное счетное учреждение, взаимное страхование от града и от пожаров, вспомогательную кассу для членов на случай болезни, намереваются записаться в Национальную кассу страхования на случай старости и инвалидности. Многолюдный конгресс, выслушав с полным интересом сообщение о блестящих результатах опыта с коллективными арендами, единогласно постановил ходатайствовать перед правительством о предпочтительной сдаче этим новым кооперативным предприятиям отдаваемых в аренду земель государства, провинций, общин и благотворительных учреждений, а также о поддержке их путем кредита не свыше как из 4% (см. журнал «Credito е Cooperazione», 1905, №20).

Из представленного краткого описания видно, что обработка земель сообща, общим трудом, не составляет более «чистой утопии». Жизнь гораздо сложнее, нежели нам часто кажется. Она не ограничивается одним повторением и перекраиванием издавна привычных и знакомых нам типов хозяйственной организации. При изменившихся обстоятельствах она способна создавать новые виды, новые формы для удовлетворения человеческих потребностей и для приложения труда.

Изложенные замечания сделаны нами вовсе не к тому, чтобы защищать возможность и целесообразность немедленного перехода винокуренных, свеклосахарных и прочих заводов, равно как принадлежащих последним земель в руки крестьян. Напротив, мы не менее ясно, нежели автор, против которого направлены наши возражения, представляем себе всю убыточность подобной метаморфозы в настоящее время сточки зрения интересов национального производства. Если при осуществлении аграрной реформы невозможно обойтись без принудительного отчуждения большей или меньшей доли частновладельческих земель, то несомненно, что на земли свеклосахарных, винокуренных и тому подобных заводов и на другие имения, ведущих высокую интенсивную культуру, рука государства может быть наложена лишь в самую последнюю очередь, лишь в случае безусловно крайней необходимости. Наши заметки касались вопроса в общей его постановке и имели в виду не столько настоящее, сколько будущее нашего сельского люда. Мы глубоко убеждены, что наше крестьянство, если оно будет поставлено на ноги широкой аграрной реформой и достаточно снабжено компетентной агрономической помощью, сумеет быстро пойти по пути технического прогресса и в недалеком будущем выработает подходящие формы как для более интенсивного сельского хозяйства, так и для предприятий по переработке получаемых продуктов. Опыт других европейских государств показывает, что подобные надежды не могут в наши дни считаться несбыточными.

  • [1] Сведения эти взяты из Jahrbuch des Reichsverbandes dcrdeutschen land-wirthscaftlichen Genossenschaften fur 1903 г. (Ежегодник государственногообъединения немецких сельскохозяйственных товариществ за 1903 г.),с. 334, 335. Более подробные данные о развитии кооперативного производства и сбыта среди мелких сельских хозяев можно найти в VI главе моего курса «Мелкое земледелие и его основные нужды».
  • [2] Подробное описание этого предприятия было сделано в журнале«L’awenire agricolo», 1899, №10-11.
  • [3] Там же, с. 259.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>