«ОТ СОБЫТИЯ К CO-БЫТИЮ»: «ВХОЖДЕНИЕ» В ЖАНРОВУЮ ПРИРОДУ ПРОИЗВЕДЕНИЯ И СОПРЯЖЕНИЕ ЛЕЙТМОТИВА ТЕКСТА И ЭМОЦИОНАЛЬНО- ОБРАЗНОЙ ДОМИНАНТЫ ВНУТРЕННЕГО МИРА ЧИТАТЕЛЯ- ШКОЛЬНИКА. ИЗУЧЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ В 5—6 КЛАССАХ

Мне кажется, люди должны дарить друг другу не только вещи, но свои мысли и чувства.

Из сочинения ученицы 6 класса

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА ИЛИ ГРЕЗЫ НАЯВУ». Э. Т. А. ГОФМАН. «ЩЕЛКУНЧИК И МЫШИНЫЙ КОРОЛЬ». СОДРУЖЕСТВО ИСКУССТВ И «ОЖИВЛЕНИЕ» ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА

Творчество Гофмана представлено в программе под ред. В. Г. Маранц- мана в курсе литературы 10 класса. Работа над сказкой Э. Т. Гофмана «Щелкунчик и мышиный король» на уроке внеклассного чтения в 5 классе может служить хорошей основой для включения учащихся в мир писателя, мироощущение которого достаточно сложно для восприятия школьников.

Текст сказки Гофмана дает учителю хороший материал для развития творческого воображения учащихся, помогает им приобрести навыки претворения словесных образов в музыкальные, зрительные. Многим учащимся эта сказка больше знакома по мультфильму или по балету П. И. Чайковского, в которых «сняты» противоречия и «странности» гофмановского двоемирия. Обращение к балету П. И. Чайковского «Щелкунчик» не только вводит понятия «художественная интерпретация произведения» и «мироощущение художника» в читательский опыт школьника (заменим их для пятиклассников более простыми синонимами), но и помогает учащимся научиться трансформировать музыкальные образы в словесные, зрительные, т.е. слушать и «видеть» музыку.

Мы предлагаем вариант интегрированных уроков (2 часа) — содружества искусств, которые, если у учителя есть время и желание подготовить вместе с учениками настоящий праздник, удачнее всего было бы провести накануне Нового года. Понимая сложность организации подобной работы в школе, учителю рекомендуется творчески использовать предложенный ниже материал, сохранив при этом общую концепцию изучения произведения.

Включить урок(-и) внеклассного чтения по сказке Гофмана в курс литературы 5 класса рекомендуется непосредственно после изучения «Сказки о мертвой царевне» А. С. Пушкина.

Исследователи творчества Гофмана не раз отмечали полярность мироощущений Гофмана и Пушкина, которая отразилась в столь разных художественных системах. Обнаруживая гофмановские мотивы в творчестве русского поэта («Гробовщик», «Пиковая дама»), литературоведы писали скорее об их полемической трактовке. Мир Пушкина основан на вере в изначально добрую природу человека, это свет, гармония, преодоление трагедии смерти, это поразительная целостность восприятия и приятия жизни.

В. А. Жуковский так точно уловил эти особенности личности и творчества поэта, назвав его «солнцем русской поэзии».

Мир Гофмана внутренне разорванный; его произведение, с одной стороны, лирическое, с другой — саркастическое отражение жизни. Художник убежден в двойственной природе человека и мира, в сложном переплетении света и тьмы, прекрасного и безобразного, которые могут самым причудливым образом уживаться даже внутри одного человека. Не случайно все исследователи творчества Гофмана говорят о «гофмановском двоемирии». Характеризуя основные особенности этого двоемирия, Н. Жирмунская писала: «Герои (Гофмана — Е. Я.) живут в разных измерениях пространства и времени, незаметно переходя из одного в другое, принадлежат сегодняшнему повседневному быту и легенде... При этом фантастический, парящий над реальностью мир так же несвободен от борьбы добра и зла, как и обыденный мир человеческих отношений»[1].

Природа щедро наделила Гофмана не только литературным, но и музыкальным талантом, а также блестящими способностями к рисованию. Именно занятия музыкой и рисованием были для писателя источником тех редких радостных мгновений, которые дарила ему жизнь. И в музыке, и в живописи Гофман достиг высокого профессионального уровня. Любимым композитором писателя был Моцарт, в честь которого Гофман добавил к своему имени «Амадей».

Истоки «двоемирия» Гофмана-писателя несомненно лежат в изначальном существовании Гофмана-человека в двух мирах: в замкнутом, душном, проникнутом духом практицизма, бюргерском мирке — и мире своей души, мире музыки и любви. Именно любовь и музыка были для Гофмана высшими в иерархии человеческих ценностей.

Писатель болезненно относился ко всему механическому, автоматическому, особенно к музыкальным автоматам, которые казались ему посягательством на «священную гармонию человеческой и мировой души, воплощенную в музыке». Задолго до появления его знаменитой сказки о Щелкунчике один из персонажей новеллы «Автоматы» воскликнет: «Мой щелкунчик мне все же милее!»

Это неприятие всего механического отражалось и в отношении Гофмана к создателям механизмов, поэтому, как замечает Н. Жирмунская, «искусный изобретатель заводных механизмов в чем-то сродни колдуну», он «утрачивает черты добродушного чудака и становится демонической фигурой, источающей темную, зловещую власть над другими людьми».

В своем творчестве Гофман не раз обратится к теме бытия демона в человеке. Герой его новеллы «Песочный человек» размышляет: «Ежели существует темная сила, которая враждебно и предательски забрасывает в нашу душу петлю, чтобы потом захватить нас и увлечь на опасную, губительную стезю, куда мы бы иначе не вступили, ежели существует такая сила, то она должна принять наш собственный образ, стать нашим “я”, ибо только в этом случае уверуем мы в нее и дадим ей место в нашей душе, необходимое ей для ее таинственной работы». Видимо, поэтому Дроссельмейер в «Щелкунчике» так не похож на добрых волшебников из народных сказок! Волшебство у Гофмана обретает черты демонизма, а волшебный дар теряет бескорыстность и щедрость. А дар творить настоящие чудеса Гофман отдает доброму сердцу, полному любви и отваги.

При выборе пути анализа сказки Гофмана нельзя не учитывать эту своеобразную философию писателя, его художественную и личностную индивидуальность, поскольку они обусловливают характер его творчества.

И открытие в знакомом жанре сказки непривычного сосуществования двух миров — сказочного и реального, противоречивость характера героя (переплетение добра и зла в одном человеке (Дроссельмейер) должны впоследствии направить размышления учащихся в русло реальных жизненных ситуаций. Это в нашей жизни, в нас самих борются добро и зло, отвага и трусость, сказка (чудо) и обыденность (привычка, смирение). Анализ произведения помогает вести учащихся к диалогу о том, что добро нужно уметь отстоять, оно нуждается в защите, а злу нельзя уступать, с ним нельзя мириться.

Новой, непохожей на прежние сказочные миры будет для пятиклассников и сама атмосфера сказочного повествования: сухость, педантичность семейных отношений, однообразие и скучная размеренность жизни, которые царят в семье Штальбаумов, несколько «разочаруют» пятиклассников. Во всем этом бюргерском мирке только Мари по-настоящему переживает все, что происходит в нем; и силой бескорыстной любви и отваги творит свой мир — радостный, добрый, солнечный. Этот мир реальнее настоящего, но он существует только для Мари.

Необходимо помочь учащимся заметить в авторской манере и обращения к читателю (к «маленькой слушательнице Мари», к «уважаемому читателю Фрицу», к «благосклонным и весьма внимательным слушателям») и грустную лирическую иронию по отношению к своим любимым героям, Мари и Щелкунчику, и едва уловимые, скользящие переходы в повествовании: от сна к яви, от сказки к реальности. Обратим внимание учащихся и на такие особенности формы произведения, как непривычную для пятиклассников композицию сказки — сказка в сказке — и вместе с ними поразмышляем над тем, какую роль играет композиция в раскрытии авторской идеи.

В финале повествования Мари и Щелкунчик уезжают в страну, где «всякие чудеса и диковинки», страну, которую может увидеть всякий, если «только у тебя есть глаза». Сказка заканчивается празднично, весело, радостно... но этот праздник — сказочный: «Вот вам сказка про Щелкунчика и мышиного короля» (выделено автором. —Е. Я.).

Так борются в творчестве Гофмана сон и явь, реальность и фантастика, свет и тьма. Так торжествуют «грезы наяву».

Чтобы выяснить характер первичного восприятия сказки Э. Т. Гофмана «Щелкунчик и Мышиный король», предложим учащимся следующие вопросы.

Вопросы и задания

  • 1. Какое настроение создалось у вас после прочтения сказки? Когда вы больше всего переживали за героев?
  • 2. Кому из героев сочувствует автор, кем восхищается, о ком пишет с сожалением?
  • 3. Как вы представляете себе первую встречу Мари и Щелкунчика? Каким вы видите Щелкунчика в первой битве с Мышиным королем?
  • 4. Нарисуйте словами сцену победной битвы.
  • 5. Почему Дроссельмейер вылечивает Щелкунчика, но не дает ему сабельки?
  • 6. Почему в «Сказке о твердом орехе» Щелкунчик — побежденный, а в сказке «Щелкунчик и Мышиный король» — победитель?
  • 7. Почему о Мари автор говорит, что она «грезила наяву»?
  • 8. Зачем автор вводит в повествование «Сказку о твердом орехе»?

Как показывает опыт, многие учащиеся испытывают затруднения при чтении: сказка «читалась нелегко», «иногда было скучно», «она слишком длинная», «сказки Пушкина читать интереснее». Основную трудность вызывало именно гофмановское «двоемирие», так трудно давались учащимся эти переходы в повествовании от реального к фантастическому миру, все переплеталось в сознании, «путалось». Но настроение после прочтения было у всех радостным, оттого что «добро победило зло».

Наиболее сложным для понимания пятиклассников является образ Дроссельмейера. Они видят в нем «доброго волшебника», «сказочника», «чудесного мастера». Некоторые учащиеся затрудняются дать ему какое-либо однозначное определение, а для кого-то этот образ оказывается «самым загадочным», «непохожим на добрых волшебников из сказок».

На вопрос «Почему в “Сказке о твердом орехе” Щелкунчик оказывается побежденным, а в сказке “Щелкунчик и Мышиный король” — победителем?» ученики чаще всего отвечают однозначно: «Там Щелкунчик был одинок, а теперь ему помогла Мари».

Третий вопрос, связанный с работой воссоздающего воображения, как правило, не вызывает у учащихся особых затруднений, так как сцена первого боя Щелкунчика с Мышиным королем подробно описана в тексте. С этим заданием лучше справляются те учащиеся, которые обращаются непосредственно к тексту и в своих картинах придерживаются авторского описания.

Четвертый вопрос, направленный на работу творческого воображения, часто не вызывает интереса: красочно, динамично представить сцену решающего боя удается лишь совсем небольшому количеству учащихся.

Слова автора, сказанные о Мари («Мари грезила наяву»), почти всеми учащимися остаются незамеченными. А включение в повествование «Сказки о твердом орехе» большинство учащихся объясняет так: «чтобы было еще интереснее», «чтобы мы могли узнать историю Щелкунчика».

Кто же такой Дроссельмейер? Зачем автор вводит в повествование «Сказку о твердом орехе»? Где же кончается реальность и начинается сказка? Почему так причудливо переплетаются жизнь и фантазия? Как автор относится к своим героям? Так кто же совершает главное чудо? Эти вопросы особенно волновали учащихся после самостоятельного прочтения «странной» сказки.

Размышляя над результатами самостоятельного осмысления учащихся, внимание привлекает то, что лишь немногим из них удавалось развернуть в своем воображении многочисленные описания в яркие зрительные образы. Даже эпизоды, в которых рассказывалось о путешествии Мари по кукольному царству, не рождали полета фантазии, не создавали у ребят настроения чуда, волшебства. Здесь привычная установка фантазии на образы чудес из фольклорных сказок не помогала, здесь были иные картины: Леденцовый луг, искрящийся, словно «блестящими драгоценными камнями», Рождественский лес, где при «каждом дуновении зефира, напоенного благоуханием апельсинов, в ветвях и листве подымался шелест, а золотая мишура хрустела и трещала, словно ликующая музыка, которая увлекала сверкающие огоньки, и они плясали и прыгали»; Апельсиновый ручей и «большое прекрасное озеро, по которому плавали чудесные серебристо-белые лебеди...», все царство сияло «ослепительным светом»; а стены замка в столице кукольного королевства были сделаны из «переливающегося всеми цветами радуги хрусталя»! Мари увидела «волшебные образы сказочной страны», она увидела то, что «смастерить было невозможно».

Отсутствие фольклорных формул при описании волшебных картин, столь характерных для народной сказки, с одной стороны, дает простор читательскому воображению, а с другой — требует создания стимулов для активизации работы воссоздающего и творческого воображения. Сам текст произведения «требует», чтобы эти образы зрительно воплотились в сознании читателей, поэтому одним из приемов работы над сказкой выбрано иллюстрирование текста.

Введение в урок элементов сравнения художественного текста и его музыкального воплощения (сказка Гофмана и балет П. И. Чайковского «Щелкунчик») требует, с нашей точки зрения, не только внешней, но и внутренней мотивации.

Мир, в котором совершаются настоящие чудеса, у Гофмана овеян музыкой: тревожной и призывной в битве Щелкунчика с мышиным королем («барабанщик начал выбивать дробь искуснейшим манером»); хрустально-нежной — в кукольном царстве («плеск и журчание» ручья, «сладостно-мелодичный» звук «розово-алых» вод, «тихо зазвучала приятная, нежная музыка», и даже когда Мари толкла в ступе карамельки, «ступка звенела мелодично и приятно, не хуже прелестной песенки» ...).

Перед нами стоит задача помочь учащимся «увидеть» эти «волшебные образы сказочной страны» и «услышать» музыку сказки — через непривычный для пятиклассников стиль повествования открыть иное авторское мироощущение. Нам важно помочь учащимся услышать «Щелкунчика» Чайковского и как своеобразный диалог с «Щелкунчиком» Гофмана.

Мы увидели, что возможности, которые дает сам текст произведения для сотворчества читателя, остаются не реализованными учащимися в процессе их самостоятельного чтения. Так родилась идея интегрированного урока (литература, изобразительное искусство, музыка), который мы назвали «Рождественская сказка или грезы наяву».

Уроки интеграции в середине 1990-х гг. были особенно популярны. Сегодня они уже не дань моде, а естественный путь реализации интерпретационных способностей читателя, развития различных каналов восприятия. Они помогают учащимся понимать язык смежных видов искусства, раскрывать, «оживлять» текст путем активизации процессов образной конкретизации и образного обобщения.

Предложим один из вариантов организации и проведения урока.

I этап, подготовительный

Учитывая интересы и склонности учащихся, мы разбили класс на три группы: «писатели», «музыканты», «художники».

Мы выбрали путь анализа, который, с нашей точки зрения, раскрывает творческую природу произведения. Нам представлялось необходимым помочь учащимся «увидеть» текст, т.е. не только воссоздать картины, нарисованные автором, но и «сотворить» свою сказочную страну: «услышать» в ней музыку Гофмана и музыку Чайковского, ощутить различие их творческих миров и их единение в музыке. Нам важно было помочь учащимся вчитаться в текст, продолжить традицию внимательного отношения к слову писателя, начатую при изучении сказок А. С. Пушкина. Сам процесс подобного «погружения» в текст носит творческий характер, поэтому самовыражение учащихся в процессе такой творческой деятельности мыслилось нами как итог подобного диалога с искусством, воплотившийся затем в творческих работах.

Чтобы создать установку для учащихся на подготовку к такому необычному уроку, нам необходимо было выбрать стимул, который бы ориентировал учащихся на творческую работу. Один из них, как мы отмечали, уже существовал: «загадки» текста.

Второй стимул, с нашей точки зрения, мог быть создан и необычностью формы самого урока. Во-первых, этот урок должен быть не похож на все остальные; во-вторых, к нему должно быть весело и интересно готовиться; в-третьих, каждый учащийся должен стать участником творческого процесса, а не просто зрителем.

Цели и задачи урока, стремление сделать общение с художественным текстом серьезным и радостным — все это определило выбор формы урока: это не просто интегрированный урок, это урок-праздник. А любой праздник будет веселым и интересным лишь тогда, когда в нем участвует каждый.

Каждая группа получила задание. Учащиеся в группе (восемь-девять человек) могли выполнять предложенные задания как индивидуально (по выбору), так и коллективно, но при условии, что группа в целом отвечает за выполнение каждого задания. Всем им в процессе подготовки помогали опытные учителя: группе «писателей» — учитель литературы, «художникам» — учитель изобразительного искусства, «музыкантам» — учитель музыки.

Мы считали обязательным, чтобы каждое задание вело учащегося к необходимости обращаться к тексту произведения. Все задания, которые мы предложили группам, были прямо или косвенно связаны с текстом произведения: и «художникам» и «музыкантам» для выполнения заданий требовалось «вернуться» к тексту. Мы ставили перед собой задачу научить каждого ученика находить «важное» слово в тексте (чтение с карандашом в руках, с закладкой на эпизоде, необходимом для ответа на вопрос).

Группам были предложены следующие задания.

«Писателям»

Задание 1. Найдите в тексте и выпишите слова, которыми называют Мари (или обращаются к ней) автор, Щелкунчик, остальные персонажи сказки.

На жизненном и литературном материале мы объяснили учащимся, что в том, как мы называем предмет, выражается наше отношение к нему: например, в «Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях» А. С. Пушкина автор называет царевну «моя душа», что выражает сердечное сочувствие автора к царевне, нежность и любовь к своей героине. Слова, называющие того или иного персонажа произведения, мы назвали словами-определениями.

В результате работы у учащихся должна была получиться следующая таблица:

Автор

Щелкунчик

Другие

«маленькая Мари» «добрая и послушная девочка»

«прекрасная дама» «бесценная мадемуазель Штальбаум»

«глупышка» (мама) «лгунья» (отец)

Окончание таблицы

Автор

Щелкунчик

Другие

«умненькая Мари» «бедняжка Мари»

«невеста Дроссельмейера» «королева»

«бесценнейшая мадемуазель Штальбаум» «превосходная мадемуазель Штальбаум»

«маленькая мечтательница» (все) «прирожденная принцесса» (Дроссель- мейер)

Задание 2. Найдите в тексте и выпишите слова, которыми называют Щелкунчика (или говорят о нем): автор, Мари, другие.

В итоге работа выглядела следующим образом:

Автор

Мари

Другие

«замечательный человечек»

«не очень складный»

«славный человечек»

«добродушием светилось его лицо» «хорошенький человечек»

«честный человечек»

«верный, благородный Щелкунчик» «маленький Щелкунчик»

«нарядный человечек»

«честный человечек»

«любимец» «пригожий, но заколдованный племянник Дроссельмейера» «такой потешный и такой добренький»

«король в кукольном царстве»

«уродец», «дурак» (Фриц)

«потешный человечек» (Дроссель- мейер)

«государь» (куклы) «счастливый Дрос- сельмейер» (Щелкунчик о себе)

Задание 3. Найдите в тексте обращения автора к читателю. Как вы думаете, зачем Гофман использует этот прием? (Как автор относится к читателям?)

«Я обращаюсь непосредственно к тебе, благосклонный читатель или слушатель» (глава «Подарки»); «...не знаю, есть ли у тебя, моя внимательная слушательница Мари...», «Нет, право же, уважаемый читатель Фриц, я отлично знаю, что у тебя, как и у мудрого, отважного полководца Фрица Штальбаума, бесстрашное сердце» (глава «Чудеса»); «Ты знаешь, о мой многоопытный в ратном деле слушатель Фриц» (глава «Битва»); «Я думаю, дети, всякий из вас, ни на минуту не колеблясь, последовал бы за честным, добрым Щелкунчиком» (глава «Кукольное царство»); «Мои глубокоуважаемые слушатели...» («Заключение»).

Задание 4. Подготовьте ответ на вопрос (устно): «Как окружающие относились к рассказам Мари о Щелкунчике?» Свой ответ подтвердите словами из текста.

(Мама Мари называла это «богатой фантазией», «бредом, порожденным сильной горячкой», «длинным прекрасным сном» — «но выкинь все это из головы»; отец«выдумками и глупыми шутками»).

Задание 5. Попытайтесь представить себе картину победного боя Щелкунчика с Мышиным королем (в тексте сцена боя не дана). Составьте рассказ (устно или письменно — по желанию). Лучшие рассказы будут прочитаны на праздничном уроке.

Задание 6. Подготовьте ответы на вопросы:

  • 1. Как изменилась Мари, когда она побывала в Кукольном царстве?
  • 2. Как вы понимаете выражение автора: Мари «грезила наяву»? Можно ли было бы эту сказку определить как «грезы наяву»?

«Художникам»

Задание 1. Внимательно рассмотрите портрет Э. Т. Гофмана, выполненный художником-иллюстратором М. Гавричковым[2]. Что поразило вас в портрете писателя?

Мы выбрали для описания этот портрет писателя, так как он, с нашей точки зрения, точно и образно отражает внутренний мир Гофмана, а точнее, его двоемирие. Перед нами ребенок-старик. Огромные глаза, полные детской открытости миру и одновременно старческого сарказма, обиды. Взъерошенные волосы, губы сжаты в едва заметной грустной улыбке. Внимательно вглядываешься и ощущаешь почти физическую боль — щемит сердце, ты чувствуешь, как беззащитен перед миром этот человек! И в то же время есть что-то жуткое, фантастическое во всем его облике. И даже фон, на котором дан портрет, так странен и противоречив: зловещие очертания замка, черные птицы... и стремительно падающая с неба звезда.

Учащимся удалось уловить своеобразие портрета Гофмана. Среди ответов были такие описания портрета: «глаза ребенка, а взгляд недетский, страдающий», «он похож на старого ребенка», «быть может, художник изобразил писателя таким, потому что хотел показать нам, что этот человек не утратил в себе чувства детства: он еще верит в чудо, и все же в этом ощущении чуда есть что-то страшное».

Задание 2. Нарисуйте:

  • • героев сказки, которые вас больше всего заинтересовали;
  • • праздничное платье для Мари (для девочек);
  • • иллюстрации, рассказывающие о путешествии Мари и Щелкунчика по Кукольному царству.

Рисовать захотели все — и принесли на праздничный урок свои рисунки. Большинство из них было посвящено Мари и Щелкунчику. Каждый изобразил Щелкунчика по-своему: одни увидели его дисциплинированным бравым солдатиком, кто-то представил его просто веселым человечком — большие удивленные глаза, огромный смешной рот, другие увидели его так, как обычно изображают этого героя на картинках в книгах. Особенно нас поразила одна работа: Аня Г. не просто изобразила Щелкунчика веселым смешным человечком, но в своей работе ей удалось передать его благородство, бескорыстие и отвагу; поистине здесь могли быть подписаны строки: «добродушием светилось его лицо», «верный, благородный Щелкунчик». Заметим, что в дальнейшем на праздничном уроке именно этот рисунок получил наибольшее признание у учащихся, так как он, как говорили они, раскрывал «доброе сердце отважного Щелкунчика».

Все учащиеся, которые рисовали Мари, изобразили ее на фоне нарядной елки, в прекрасном новогоднем платье. Праздничные елки светились разноцветными огнями, в руках у Мари — новогодние подарки и любимая кукла. Некоторым учащимся удалось отразить в облике Мари черты характера героини: доброту, нежность, заботливость. Так, в работе Елены К. Мари изображена в ожидании чуда, искренностью и теплотой веет от лица ее героини.

К образу Дроссельмейера обратились всего двое учащихся. На одном из рисунков Дроссельмейера нарисовали ломаными угловатыми линиями, и он скорее был похож на черного мага, чем на доброго волшебника. На втором рисунке Дроссельмейера представили в виде черной совы, сидящей на часах. Вот как учащиеся пояснили свои рисунки: «Ломаные острые линии, черный цвет — очень подходят для такого героя, он и волшебник, и колдун. Плавные, закругленные линии — для добрых»; «Помните, как Мари увидела Дроссельмейера в виде совы, сидящей на часах? Сова — ночная птица, в Дроссельмейере есть что-то ночное, темное. А может быть, он днем один, а ночью — другой?»

Девочки придумали новогодние платья для Мари. Предлагая пятиклассникам это задание, мы исходили из того, что в этом возрасте дети еще продолжают играть в куклы и наряжать их, поэтому, предполагали мы, среди девочек в классе обязательно найдутся желающие «нарядить» Мари— и мы не ошиблись. Придуманные платья были нарисованы так старательно и просто поражали глаз обилием мелких деталей, тщательно и любовно прорисованных и раскрашенных в самые необычные цвета.

Работа над серией рисунков о путешествии Мари и Щелкунчика по Кукольному царству оказалась особенно интересной для учащихся. Среди рисунков на эту тему были не только работы, непосредственно связанные с текстом произведения (Конфетенбург, Апельсиновый ручей, дом из леденцов, дворец из мороженого и т.д.), но и совершенно невероятные картины-фантазии, для которых текст произведения служил лишь отправной точкой, давал направление творческому воображению. Это свидетельствует о том, что «погружение» в текст состоялось, что работа с текстом не только заинтересовала ребят, но и стала стимулом к творческому самовыражению.

Задание 3. Подготовьте по рисункам (устно) рассказы на следующие темы:

«Вот таким я вижу Мари (Щелкунчика, Дроссельмейера)»; «Праздничное платье для Мари»; «Путешествие по сказочной стране».

Здесь нам важно было, чтобы учащиеся не только изобразили своих героев, но и сумели бы объяснить, почему именно так они их нарисовали. При ответах учащиеся использовали такие понятия, как «тон», «характер линии», «сюжет» и др.

Отметим, что фрагмент урока, связанный с рассказом учащихся о путешествии Мари и Щелкунчика по сказочной стране, впоследствии выделялся учащимися как один из самых «фантастичных», «невероятных», «прекрасных», «веселых». Устные рассказы учащихся о путешествии отличались образной эмоциональностью, обилием эпитетов, преобладанием в речи экспрессивной лексики. Здесь важно сказать и о том, что и в сам процесс рассказывания учащиеся вносили элементы творчества, которые выражались в использовании разных типов речи — повествование и описание постоянно чередовалось с элементами рассуждения, своеобразными «лирическими отступлениями»: «а вот если б я был там...», «когда я рисовал, мне казалось, что все это мне снится, чудится». Творческий подход к выполнению задания отразился и в выражении отношения учащихся к тому, о чем они рассказывали. В выборе интонации, жестов, мимике чувствовалась свобода, ощущение праздничности происходящего. Так яркие, необычные описания сказочной страны Гофмана дали толчок к работе не только воссоздающего, но и творческого воображения учащихся.

Задание 4. Во время просмотра отрывков из балета П. И. Чайковского «Щелкунчик» продумайте возможные сюжеты сцен, нарисуйте понравившиеся вам эпизоды из балета.

«Музыкантам»

Задание 1. Посмотрите балет П. И. Чайковского «Щелкунчик».

Внимательно (повторно) прослушайте отрывки из балета П. И. Чайковского «Щелкунчик». Ответьте на вопросы: «Какое чувство вызвала у вас музыка П. И. Чайковского? Какие музыкальные фрагменты понравились больше всего? Подберите эпитеты, которые передали бы характер понравившегося вам музыкального фрагмента из балета. Как соотносятся интонация гофмановской сказки и музыка Чайковского?»

Здесь важно сказать о том, что большая предварительная работа со всеми учащимися была проделана учителем музыки, который познакомил учащихся с творчеством П. И. Чайковского, дал начальные представления об особенностях балетного жанра, рассказал о композиции балета, отличиях либретто от художественного источника. Эти рассказы увлекли учащихся, и к праздничному уроку группа «музыкантов» совместно с учителем подготовила небольшую выставку книг о жизни и творчестве П. И. Чайковского, а также краткие сообщения о работе композитора над балетом. В ходе этой работы учащимися были изучены такие понятия, как дивертисмент, цветной слух, симфония, сюита, увертюра и др.

В прослушивании музыки к балету П. И. Чайковского «Щелкунчик» также принимал участие весь класс. Здесь мы должны отметить следующее.

Б. М. Теплов, исследовавший природу музыкальных способностей человека, в качестве основного признака музыкальности называет эмоциональное «переживание музыки как выражения некоторого содержания»[3]: «Чем больше человек слышит в звуках, — писал

Б. М. Теплов, — тем более он музыкален. Музыкальное переживание по самому существу своему — эмоциональное переживание, и иначе как эмоциональным путем нельзя понять содержание музыки. Способность эмоционально отзываться на музыку должна составлять поэтому как бы центр музыкальности»[4]. Главным условием того, чтобы это эмоциональное переживание музыки состоялось, Б. М. Теплов считает умение человека дифференцированно воспринимать саму «звуковую ткань» — обладать «тонким, дифференцированным восприятием, слышанием музыки»[5]. Среди общих моментов музыкальных способностей человека Б. М. Теплов отмечал «силу зрительного воображения» и «чувство природы»[6].

В процессе слушания музыки мы старались помочь учащимся «расслышать» образы героев: Мари, Щелкунчика, Дроссельмейера, Мышиного короля — т.е. дифференцировать восприятие, выделить изобразительные средства музыки, которые использует автор для создания каждого из характеров персонажей сказки. На начальном этапе работы над музыкальными фрагментами из балета учащимся необходимо было охарактеризовать интонацию, которая сопровождает появление того или иного героя на сцене. Мы использовали два варианта заданий: 1) дать характеристику музыкальной интонации того или иного героя после прослушивания музыкального эпизода; 2) предварительно самостоятельно «создать» музыкальную интонацию, которая, по представлениям учащихся, характеризовала бы героя, а затем сравнить свое представление музыкального образа героя с тем, как изобразил этого героя композитор.

Задание 2. Подготовьте небольшое сообщение о композиции балета П. И. Чайковского «Щелкунчик». Сравните содержание балета и текста сказки Гофмана. Какие эпизоды «не совпадают»? Как вы думаете почему?

Отметим, что учащиеся легко нашли сюжетные расхождения балетной постановки и текста Гофмана: так, например, П. И. Чайковский, в отличие от Гофмана, дает описание сцены победного боя Щелкунчика и Мышиного короля. В этой битве Щелкунчику помогают и елочные игрушки, и заводные куклы Дроссельмейера. По замыслу композитора, кульминацией первого действия является эпизод, когда Мари, побеждая в себе страх, бросает туфельку в Мышиного короля. Непосредственно к этому эпизоду Чайковский присоединяет и сцену победной битвы Щелкунчика с Мышиным королем, тем самым усиливая кульминацию, выражая свою заветную идею творчества — торжество добра над злом и преодоление человеком собственного страха — как путь к этой победе.

Задание 3. Подготовьте небольшое сообщение о творчестве П. И. Чайковского. Ответьте на вопрос: «Какова была главная мысль, пронизывающая все его творчество?»

Задание 4.

  • 1. «Сочините» музыку к понравившимся вам эпизодам из текста (подберите эпитеты, характеризующие мелодию) и создайте «оркестр» — выберите музыкальные инструменты, которым бы вы поручили исполнение вашей мелодии.
  • 2. Определите, какие музыкальные инструменты звучат в понравившемся вам фрагменте из балета.

Наибольшее количество «музыкальных сочинений» учащихся было посвящено путешествию Мари и Щелкунчика по волшебной стране. Что касается выбора учащимися музыкальных инструментов для воплощения созданных ими музыкальных образов, то с этим заданием, как и при выполнении первого задания, быстрее справились учащиеся — ученики музыкальных школ.

В целом основными методами работы на предварительном этапе были чтение литературного произведения и претворение его в других видах искусства — музыке и живописи. Результатом работы стало погружение учащихся в мир сказки Гофмана: обогащение первоначального восприятия учащихся путем «оживления» созданных автором образов через самостоятельное претворение их в словесные, музыкальные и зрительные образы помогло войти в эмоционально-образную атмосферу сказки; «вчувствование» в авторскую интонацию (музыкальную и словесную), нахождение в тексте слов-определений, выражающих отношение к герою автора и других персонажей, внимание к художественной детали способствовало выявлению авторской позиции в произведении.

Проделанная работа дала учащимся возможность «полного» восприятия текста, в отличие от фрагментарного, частичного, при первом самостоятельном прочтении текста: текст «ожил» — заиграл красками и оттенками интонаций, по-новому зазвучали слова-образы, рассказчик стал собеседником. Учащимися было «принято» то приглашение к сотворчеству, которое дает автор произведения через разнообразные импульсы[7], — так сами учащиеся подготовились стать «участниками» происходящих событий в тексте.

II этап. Праздничный урок.

«Рождественская сказка или грезы наяву»

(Диалог учащихся с художественным произведением в процессе идейного и стилистического анализа текста)

После того как учащиеся успешно выполнили творческие задания по группам, вместе с ними мы обсудили оформление урока. С нашей точки зрения, создать атмосферу праздничности очень важно: это отвечало как природе анализируемого произведения, так и выражало желание самих ребят. Поэтому на этом уроке была и новогодняя елка с блестящими огнями, и красочные рисунки ребят, и их любимые игрушки. Мы попросили учащихся принести в класс свои любимые игрушки для того, чтобы после проведения урока предложить им написать сказку на тему «Самые невероятные ночные истории» (об этом предстоящем задании мы, безусловно, не говорили учащимся заранее, а лишь в конце урока открыли «тайну» присутствия их любимых игрушек на нашем необычном уроке).

Для учащихся 5 класса урок-праздник особенно притягателен: это отвечает стремлениям младших подростков к необычному, яркому, красочному. В сознании 10-летних детей праздник все еще продолжает ассоциироваться с нарядными костюмами, весельем, ожиданием чуда. Урок-праздник должен быть хорошо подготовлен, но не должен быть отрепетирован: атмосфера творчества должна создаваться непосредственно в деятельности учащихся на уроке.

Мы назвали наш праздничный урок «Рождественская сказка или грезы наяву». Поскольку это название было лишь предложено нами учащимся, мы попросили их высказать свою точку зрения. Вот наиболее характерные ответы учащихся: «Рождественская сказка — ведь все события в сказке происходят на Рождество! Грезы наяву — это мечты, которые стали явью, это исполнение желаний, это чудо»; «Быть может, нам, как и Мари, удастся побыть в сказочной стране, хотя мы и будем сидеть за партами, но душой мы будем не здесь». Как видим, учащиеся довольно точно (для своего уровня литературного развития) сумели понять это антиномичное сочетание слов.

«Грезы наяву», с одной стороны, есть выражение гофмановского двоемирия, с другой — отражение способности его маленькой героини Мари жить в своем мире, отстаивать право на свой мир, на веру в чудо. «Рождественская сказка или грезы наяву» — это наше стремление воплотить хоть на некоторое мгновение в сознании и чувствах ребят реальность в сказку, сказку — в реальность: ведь на этом празднике мы будем говорить с ними о серьезных вопросах. Это «растворение» в сказочном мире и в то же время понимание учащимися сказки как серьезного диалога писателя о добре и зле мыслилось нами как подступы учеников к творчеству, наполненному глубоким содержанием.

В ходе подготовки к уроку, мы отметили, что слушание музыки и занятия рисованием помогают создать качественно новый уровень работы с текстом художественного произведения.

Ход урока

В ходе урока были использованы следующие методы и приемы: создание образной характеристики персонажей (словесной, музыкальной, живописной), анализ композиции, художественной детали, стиля; сопоставление литературного текста с музыкальным произведением, рисование музыки (трансформация музыкального образа в живописный).

Кабинет празднично оформлен: новогодняя елка, светящиеся огоньки, любимые игрушки ребят. У каждой творческой группы свое рабочее место. Все сидят полукругом, в центре кабинета — свободное пространство.

  • 1. Праздничная афиша с названием урока.
  • 2. Иллюстрации учащихся расположены по темам: «Мари», «Щелкунчик», «Дроссельмейер», «Кукольное царство» (в самом центре класса), «Праздничное платье для Мари».
  • 3. Портрет Э. Т. А. Гофмана работы М. А. Гавричкова.
  • 4. Выставка книг о П. И. Чайковском, портрет композитора.
  • 5. Таблички с новыми словами: «Грезы», «Дивертисмент», «Характер линии».
  • 6. Эпиграф к уроку:

По-разному бывает глаз остер,

По-разному бывает образ точен...

Б. Пастернак

7. Высказывание музыковеда Б. Асафьева о балете «Щелкунчик»:

«"Щелкунчик"... современнейшее художественное явление: симфония о детстве».

Вступление. Звучит «Миниатюрная увертюра» из сюиты П. И. Чайковского к балету «Щелкунчик».

Учитель. (Читает начало сказки Гофмана, от слов «Двадцать четвертого декабря...» до слов «Ах, что-то смастерил нам на этот раз крестный!»)

Так начинает Эрнст Теодор Амадей Гофман свою рождественскую сказку «Щелкунчик и Мышиный король». И с первой же главы мы погружаемся в таинственный, загадочный, фантастический мир Гофмана.

Мы еще только вслушиваемся в причудливо переплетающиеся слова сказки, а наше воображение уже рисует рождественский стол, весь заставленный чудесными пестрыми подарками, праздничную елку, маленькую девочку Мари, озеро, по которому плавают «чудо какие красивые лебеди»...

Мы с тревогой следим за битвой Мышиного короля и Щелкунчика, вместе с Мари и ее маленьким рыцарем путешествуем по кукольному царству, с его роскошным Конфетенбургом и атмосферой бесконечного праздника... и нам слышатся, а может быть, чудятся то призывные звуки игрушечных боевых фанфар, дробь маленьких барабанов, то тающие, хрустальные аккорды челесты и раскатистые пассажи арф. И невольно наше сознание рисует музыкальный и живописный образы сказки. В этом сила художника слова.

Более 100 лет назад наш гениальный соотечественник создал музыкальный образ этой сказки. Гофман и Чайковский — гений слова и гений музыки. Мы говорим «Мир Гофмана», «Мир Чайковского». Они такие разные, порою даже противоположные. И все же есть нечто связующее, объединяющее: это любовь к музыке (Гофман начинал свой путь как музыкант, Чайковский же обладал несомненным литературным талантом. Любимый композитор как Гофмана, так и Чайковского — Моцарт. Не случайно писатель изменил свое имя «Вильгельм» на «Амадей»), писателя и композитора объединяла также невероятная фантазия и жажда чуда.

Сегодня у нас необычный урок. Мы будем работать не только с текстом художественного произведения, но и постараемся взглянуть на него глазами музыканта и художника. Сегодня вы не обыкновенные пятиклассники — а музыканты, художники, писатели.

Слово называет явление. Явление рождает зрительный образ, а музыкальная интонация помогает его пережить. Вот почему литература, живопись и музыка так тесно и неразрывно связаны между собой. У каждой группы — определенная задача: понять, прочувствовать художественное произведение, используя возможности, которые дают нам разные виды искусства, создавая словесные, живописные и музыкальные образы.

Гофман считал музыку наивысшим из всех видов искусства и наиболее сложным для понимания. Как же Чайковский «прочитал» сказку Гофмана? Какова главная идея его музыки?

Слово нашим «музыкантам». (Учащиеся отвечают на поставленные вопросы, затем учитель музыки знакомит всех с выставкой книг о Чайковском.)

Вопросы группам. 1. «Музыкантам»: Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями после прослушивания музыки Чайковского к балету «Щелкунчик». Назовите музыкальные фрагменты, которые понравились больше всего.

«Писателям»: Расскажите о своих читательских впечатлениях.

«Художникам»: С каким настроением вы работали над иллюстрациями к сказке?

  • 2. Что осталось непонятным, необъяснимым для вас в сказке? В музыке Чайковского?
  • (Странное, необычное переплетение реальности и фантастики, очень непонятен, загадочен Дроссельмейер... Почему Чайковский изображает его темными, зловещими красками? Почему на роль злодеев Гофман выбирает мышей?)[8]

Учитель. Что ж, давайте размышлять вместе. А для начала попробуем пристальнее вглядеться в главных героев сказки: Мари, Щелкунчика, Дроссельмейера. Нарисуем этих героев словами, красками, музыкой.

Далее работа идет над созданием словесных, музыкальных, зрительных образов героев сказки Гофмана.

  • (Маленькая девочка, лет семи, «умненькая», с добрым сердцем и любящей душой, верит в чудеса, смелая и решительная.)
  • 3. а) Как Мари называет автор? («Маленькая Мари»,«добрая и послушная девочка», «умненькая Мари», «невеста Дроссельмейера», «королева».)

Как автор относится к ней? (С теплотой, нежностью, восхищением.)

б) Какую музыкальную интонацию вы выберете для создания образа Мари? («Чистую», «легкую», «немного игривую», «нежную».)

Каким музыкальным инструментам поручили бы ее исполнение? (Скрипке, флейте, арфе.)

в) Посмотрим, какой увидели Мари «художники».

Учащиеся из группы «художников» рассказывают об иллюстрациях, посвященных Мари: описывают ее внешность (выражение лица, глаз), поясняют, почему захотелось нарисовать именно Мари; представляют эскизы праздничного платья маленькой «королевы».

Учитель обсуждает рисунки ребят с классом, они высказывают свое мнение о работах, выбирают те, которые совпадают с их представлениями о Мари.

  • 4. а) Расскажите (или прочитайте), как Мари познакомилась с Щелкунчиком (глава «Любимец»). Вот таким увидела Щелкунчика Мари.
  • б) Каким же увидели, изобразили его ребята?

Учащиеся рассказывают о своих иллюстрациях: что привлекло их в Щелкунчике, какие краски выбрали... На вопрос «Почему захотелось его нарисовать?» «художники» отвечали так: «он добрый и необычный», «он не кажется мне некрасивым», «он славный и милый», «он полюбил Мари и победил Мышиного короля», «он похож на любимую игрушку».

  • в) Как Мари относилась к Щелкунчику?
  • г) Как к Щелкунчику относились другие?
  • д) В какой ситуации наиболее раскрывается отвага и бесстрашие Щелкунчика? (В битве с Мышиным королем.)

Учитель. В сказке Гофмана дается лишь сцена первого сражения Щелкунчика с Мышиным королем и отсутствуют сцены победной битвы. Чайковский создает этот эпизод, расширяя тем самым содержание гофмановской сказки: в балете Чайковского Щелкунчику помогают и елочные игрушки, и заводные куклы Дроссельмейера. Послушаем этот музыкальный фрагмент (битва Щелкунчика с Мышиным королем).

е) Задания перед прослушиванием.

«Музыкантам»: Какие изобразительные моменты использует Чайковский? (Писк, мышиная возня, звуки игрушечных фанфар, дробь маленьких барабанов, призывы Щелкунчика.)

«Художникам»: Какую иллюстрацию вы бы нарисовали к этой сцене? Как изобразили победу Щелкунчика?

«Писателям»: Нарисуйте словами картину боя. (После прослушивания музыкального фрагмента учащимся дается три-четыре минуты для выполнения задания.)

  • ж) Как вы думаете, что помогло Щелкунчику победить мышиное царство? («У Щелкунчика было смелое, благородное сердце», «любовь Мари вдохнула в него рыцарскую отвагу», «Мари поверила в Щелкунчика, она помогла ему, победив в себе страх».)
  • 5. Учитель. Как вы думаете, зачем Щелкунчик приглашает Мари в свое кукольное царство? («Хотел отблагодарить Мари за помощь», «ведь только Мари могла поверить в эту волшебную страну», «ему захотелось открыть Мари свой мир», «они понимали друг друга».)

Давайте вместе с нашими героями совершим путешествие в эту сказочную страну. Но что лучше картинок может рассказать о чудесах? Ведь вы до сих пор любите книги с картинками. Слово «художникам».

Двое учащихся рассказывают о Кукольном царстве, используя иллюстрации ребят. Здесь не имеет значения последовательность в изложении событий, точное следование сюжету произведения: важнее фантазия детей, вымысел, умение «дорисовать», «домыслить». Это праздник творчества, творческое осмысление текста.

Учитель. А где бы вы хотели побывать в этом Кукольном царстве? («в Конфетенбурге», «плыть по лимонадной реке», «жить в доме из леденцов», «увидеть торт, огромный, как дом, и, конечно, попробовать его».)

Учитель. Да, это поистине волшебный, необыкновенный мир, из которого не хочется уходить. И, конечно же, все второе действие Чайковский посвящает этому празднику. А какой же праздник без танцев!

И фантазия композитора создает разнообразные характерные танцы: арабский, китайский, танец Феи Драже, занимательный трепак... (Здесь мы провели небольшую музыкальную викторину.) А завершает этот блистательный дивертисмент «Вальс цветов» — символ этого праздника. Вслушаемся еще раз в эту удивительную музыку, попробуем ее нарисовать. Попытаемся передать ощущение праздника словами, красками, «выберем» музыкальные инструменты, которым поручим ее исполнение...

Слушаем «Вальс цветов». Рисуем музыку. Первое слово «музыкантам». Вторыми показывают свои рисунки «художники».

В ходе подготовки к уроку учащиеся познакомились с таким явлением, как способность человека ассоциативно связывать отдельные тона и тональности с определенными цветами, так называемым «цветным слухом». (Из композиторов им обладали А. Н. Скрябин, Н. А. Римский-Корсаков, Р. Вагнер и другие) Слушание музыки рождает в нашем воображении определенные картины, образы, цвета.

В отношении к предмету у музыки и живописи много общего: и рисунок, и музыкальный образ обладают ритмом, пропорцией, симметрией.

В рисунках вальса преобладали светлые тона: нежно-розовые постепенно переходили в лазурно-голубые оттенки, которые сменяли солнечные тона. Округленные формы линий передавали плавный ритм вальса: «ведь кругсимвол вальса» (Саша Н.).

Здесь можно пояснить учащимся символику круга. В представлении древних круг являлся знаком солнца и обозначал совершенство, гармонию, внутреннее единство. У древнегреческого философа Платона в «Тимее» мы можем прочитать, что «сфера (круг, окружность) — самая совершенная фигура и самая простая, ибо все точки ее поверхности

зо равно удалены от центра». Многие древние мудрецы отождествляли круг, сферу с Богом, с Природой (четыре времени года, плавно сменяющие друг друга, не нарушая вечный закон, составляют годовой цикл, или круг).

Затем читают свои работы «писатели».

6. Учитель. Ребята, какие замечательные работы вы создали. Музыка подарила вам вдохновение. Вы творили, ощущая себя жителями сказочной страны, вы поверили в чудо...

А как окружающие относились к рассказам Мари о Щелкунчике?

(Мама Мари называла это «прекрасным длинным сном», а отец даже назвал Мари «лгуньей», и все кругом называли ее «маленькой мечтательницей», а доктор объяснял все то «болезнью» Мари.)

А Дроссельмейер?

(Он и «союзник» Мари, и «противник» ее одновременно. Он вылечивает Щелкунчика, но не дает ему сабельки, он и «милый крестный» (Мари), и тут же «гадкий крестный» (Мари о Дроссельмейере, когда увидела того в облике совы, сидящей на часах).)

Как вы понимаете слова Дроссельмейера: «Ах, милая Мари, тебе дано больше, чем мне и всем нам. Ты, как и Пирлипат, прирожденная принцесса: ты правишь прекрасным, светлым царством».

(Мариединственная из всех, кто понимал и любил Щелкунчика. Единственная, кто по-настоящему верил в чудо. Она могла жить в другом, своем мире. Она сумела его создать и поверить в него. Мари добрее и бескорыстнее всех тех, кто ее окружал).

Дроссельмейер сравнивает Мари с принцессой Пирлипат. Как выдумаете, чем Мари и Пирлипат похожи и в чем их главное отличие друг от друга?

  • (Пирлипат стала принцессой только потому, что родилась в королевской семье, а Марипринцесса «в душе»красивая, добрая. У Пирлипат есть подданные, а у Мари есть свое королевство, где все ее друзья, ведь это королевство придумала она сама. Пирлипат неблагодарна, и для нее некрасивый Щелкунчик-спаситель становится «противным». Мари умеет видеть сердцем, и она никогда бы не отвергла Щелкунчика, который из-за нее потерял красоту.)
  • 7. Кто же такой Дроссельмейер?
  • а) Какими красками изобразил его Чайковский?
  • («Темная, зловещая музыка»).
  • б) А каким представляете его вы?
  • (Учащиеся комментируют иллюстрации, на которых они изобразили Дроссельмейера: резкие угловатые линии, темные краски, пытливый взгляд. На одной из иллюстраций Дроссельмейер изображен в виде совы. Сова — ночная птица. И в Дроссельмейере было что-то «ночное»: таинственное и непонятное).
  • в) Кто же такой Дроссельмейер? (Добрый волшебник, великий искусник, чародей, темный маг, добро и зло, воплотившееся в одном человеке.)
  • (Говорим о том, как не похож Дроссельмейер на волшебников из русских сказок. Дроссельмейер — таинственная, загадочная фигура. Учащиеся определили его как «мага», «чародея». В нем нет теплоты, он «несет какой-то холод»).
  • г) Как вы думаете, зачем Дроссельмейер рассказывает Мари «Сказку о твердом орехе»? («Чтобы Мари узнала в Щелкунчике племянника Дроссельмейера», «помогает Мари разгадать тайну Щелкунчика», «чтобы показать, как одинок был Щелкунчик, чтобы заставить нас подумать, почему он там не победил мышиного короля»).

Этой сказкой в сказке Гофман смело переплетает, связывает реальность со сказкой, с другим загадочным миром: «Сказка крестного о твердом орехе ожила для Фрица и Мари». В этом двоемирии живут его герои, это «грезы наяву». (В тексте: «Мари грезила наяву»).

д) Не кажется ли вам странным, что король и королева (в «Сказке о твердом орехе») боялись Мышильды, а попросту — какой-то мыши?

В этой сказке много грустной иронии. Она и детская, и взрослая.

Король и королева поверили в силу зла, они его испугались, они сделали зло частью своего существования. Они стали участниками «мышиной возни» — нечто недостойного человека, низкого, мелкого.

Тем самым они дали злу право на существование, они дали ему место в своей жизни, смирились с ним, и зло стало частью их самих.

  • е) Почему в «Сказке о твердом орехе» Щелкунчик — побежденный, а в сказке «Щелкунчик и Мышиный король» — победитель?
  • («Теперь Щелкунчик не так одинок», «в мире нашелся человек, который увидел за неприглядной внешностью честное и благородное сердце, кто поверил, что Щелкунчиккороль в кукольном царстве», «потому что его полюбили»).
  • ж) Вспомните сказки, в которых главный герой некрасив. («Гадкий утенок», Карлик Нос», «Аленький цветочек» и др. Учащиеся отмечают, что это встречается в сказках довольно редко, ведь полюбить красивого «куда проще и легче»).
  • 8. Что объединяет Мари и Щелкунчика? (Чем похожи Мари и Щелкунчик?)
  • (Они победили в себе страх, они жили в «одном мире» — красоты, добра, чуда.)
  • 9. Заключение. Знакомясь с музыкой Чайковского к балету «Щелкунчик», мы заметили, что композитор не только иллюстрирует текст музыкальными образами, но и наполняет их особым содержанием, отражая в музыке свое понимание характеров героев, идеи произведения, он как бы творит свою сказку.

Какими бы красками вы передали ваше впечатление от сказки Гофмана? («Видятся полосы: светло-радостные и зловеще-темные. А ты словно теряешься в них: не знаешь, где день, а где ночь, где сон, а где явь»).

А какие зрительные образы остались после прослушивания «Щелкунчика» Чайковского? («Темного цвета немного. Яркие светлые краски

“летят”, постепенно заполняя все пространство теплым солнечным светом»).

Учитель. Мир Гофмана сложный, противоречивый, и вам удалось уловить это двоемирие писателя в его сказке «Щелкунчик и Мышиный король»: почувствовать в авторской интонации, в сложном переплетении добра и зла в одном человеке, в едва заметных переходах от сна к яви. Быть может, поэтому он представляется вам немного непонятным, противоречивым даже в ваших цветовых представлениях.

Мир музыки П. И. Чайковского — светлый и одухотворенный, он полон веры в торжество добра и красоты. И целостность этого мира, мне кажется, преодолевает раздробленность, раздвоенность мира в сказке Гофмана. Солнечным светом она освещает его, утверждая заветную идею композитора: победу добра над злом.

Вот так немецкий писатель XVIII в. и русский композитор XIX в. каждый по-своему ощущали мир в проявлениях добра и зла на земле, в их извечной борьбе и решительной победе добра: «во сне» или «наяву». Балет П. И. Чайковского «Щелкунчик» — своеобразный диалог с Гофманом, а наш сегодняшний праздник общения — диалог с великими художниками.

В этом году мы с вами знакомились с понятием «классическое произведение» и определяли его как «образцовое произведение, выдержавшее испытание временем». Так, в сегодняшнем нашем диалоге с писателем и композитором мы ощутили с вами современность их размышлений о добре и зле, а это значит, что в искусстве есть вечные темы. Проходят века, а честность, бескорыстие, благородство и умение любить — по-прежнему считаются лучшими качествами человека.

10. Более века спустя после создания Гофманом сказки «Щелкунчик и Мышиный король» русский поэт Осип Эмильевич Мандельштам (а для друзей по прозвищу Щелкунчик) написал такие строки:

Куда как страшно нам с тобой,

Товарищ большеротый мой!

Ох, как крошится наш табак,

Щелкунчик, дружок, дурак!

А мог бы жизнь просвистать скворцом,

Заесть ореховым пирогом...

Да видно нельзя никак.

  • (1930)
  • (Учитель читает стихотворение, затем учащиеся прочитывают его самостоятельно).

Какое чувство вызвало стихотворение? Почему такие противоречивые определения дает поэт Щелкунчику? Как вы думаете, какие качества для русского поэта воплощал в себе этот маленький смешной человечек? Как вы понимаете последние строчки стихотворения? Что оказывается для поэта невозможным?

(«Наверное, человеку, который пишет эти строки, очень трудно в жизни. Он, мне кажется, мог бы жить легче, если бы в нем не было

зз

таких качеств души, как и у Щелкунчика в сказке Гофмана»; Щелкунчиксимвол беспокойной совести, рыцарской отваги, несмирения со злом»).

Учитель. Сегодня на уроке для нас ожила сказка. Слово, музыка и краски —настоящие волшебники. Наступают рождественские праздники. Наконец-то выпал первый снег и вселил в нас надежду, что зима все-таки будет.

В рождественские вечера происходят самые невероятные чудеса. Сегодня с вами в классе были ваши любимые игрушки. Мне бы очень хотелось, чтобы вечером, когда вы будете ложиться спать... Прошу вас, не засыпайте слишком быстро! Прислушайтесь: может быть, ваши игрушки расскажут вам самые невероятные истории... Попробуйте записать их потом.

Урок закончился прослушиванием «Па-де-де» П. И. Чайковского из балета «Щелкунчик» — одним из любимых музыкальных фрагментов учащихся.

В ходе урока и после него учащимся были предложены следующие творческие работы:

  • 1. «Что я представляю, когда слушаю “Вальс цветов” П. И. Чайковского?»
  • 2. «Ночные невероятные истории, рассказанные игрушками».
  • 3. Отзыв об уроке «Рождественская сказка или грезы наяву».

Цель предложенных письменных работ — сконцентрировать разнообразные впечатления, полученные учащимися в процессе общения с художественным произведением, и подвести итог размышлениям, к которым пришли ученики в результате анализа произведения.

Первое задание — трансформация музыкального образа в словесный — направлено на пробуждение творческого воображения учащихся, на развитие умения слышать в музыке некое содержание (Б. М. Теплов). При анализе таких работ мы обращаем внимание на следующее:

  • 1) чем обусловлен выбор образов: непосредственной связью с текстом произведения, названием музыки, не связан с ними;
  • 2) удалось ли автору работы уловить смену интонаций, ритма, характера мелодии; как учащийся передает развитие музыкальной темы;
  • 3) степень индивидуальности (личностности) восприятия;
  • 4) выразительность речи.

Приведем фрагменты сочинений, которые дадут нам общее представление о характере работ, и покажем, как они могут быть проанализированы учителем.

«Слушая "Вальс цветов", я представляла, будто Мари вместе с Щелкунчиком плывет на лодке, а вокруг много чудесных цветов. Музыка вальса торжественная, бодрящая и в то же время нежная, легкая и красивая. Мелодия передает таинственность и красоту цветов. Каждая нотка имеет свой цвет: желтый, красный, розовый...

Начинается вальс тихо, а затем звучит все громче и торжественнее. И можно представить, что цветы плывут по волнам, легко приподнимают свои головки и, подхваченные ветром, устремляются ввысь и начинают кружиться в чудесном, немного загадочном танце».

(Илона П.)

В своей работе ученица Илона П. связывает прослушанную музыку непосредственно с образами главных героев сказки Гофмана — Мари и Щелкунчика. Но уже в самом начале сочинения внимание ее начинает концентрироваться на раскрытии главного музыкального образа — кружащихся в вальсе цветов. Ученице удается определить смену интонаций и характера мелодии. Это улавливание разных оттенков мелодии рождает у Илоны П. цветовые ассоциации, где «каждая нотка имеет свой цвет». Ритм вальса напоминает бег волны, танец цветов — легкое стремительное скольжение по волнам, по небу. Динамичность описания передает убыстряющийся ритм вальса («плывутприподнимаютподхваченные ветромустремляются ввысьначинают кружиться»), выбранные образы (волны, ветер) так естественно сочетаются с главным образом — танцем цветов. Эпитеты «чудесный», «таинственный», «загадочный», а также определение «таинственность» (цветов) выражают, с одной стороны, отношение автора сочинения к этой мелодии как к чуду, загадке, тайне; с другой — отражают влияние общения с произведением писателя.

«Когда я слушаю "Вальс цветов", я представляю себе красивое голубое озеро с рыбками. Волны то утихают, то усиливаются. А рыбки, переливаясь разными цветами, весело играют с ними».

(Артем Р.)

В этой работе музыка вальса ассоциируется у ученика с веселой игрой рыбок на волнах «голубого озера». Особый колорит этой совсем небольшой творческой работе придает описание действия: ритм вальса ассоциировался в воображении учащегося с переливами цвета играющих рыбок. В этой работе нет непосредственной связи ни с художественным произведением, ни с названием музыкального произведения. Автор рисует лишь картины, которые возникают в его сознании при слушании музыки. Но именно это восприятие созданного в фантазии образа как игры, переливов красок позволяет нам отметить то, что здесь имела место ассоциация с «цветами» — они разноцветные, яркие.

«В начале вальса мелодия спокойная, а затем поднимается, как волны. Мне кажется, будто цветы танцуют на этих волнах. Вот мелодия убыстряется, и цветы уже кружатся по ветру, а волны прощаются с ними. ...Я погружаюсь в сказку Гофмана. Вальс придает ей легкость, изящность. Мелодия словно кружится по ветру, как цветы, исполняющие сказочный танец».

(Александр Б.)

Эта работа по выбору образов похожа на работу Илоны П., но отличается от нее тем, что созданные образы непосредственно связаны с личностью пишущего. Это вторжение «я» в изображаемую картину отражает не только субъективность восприятия, но и свидетельствует о высокой степени вовлечения учащегося в мир художественного произведения. Здесь в сознании происходит своеобразный синтез восприятия музыки П. И. Чайковского и сказки Гофмана, которой «вальс придает легкость и изящность». Поразительно точно учащийся определяет отличие сказочных миров художников. Эта работа свидетельствует о глубоком «прочувствовании» учащимся музыки и художественного текста произведения — это самостоятельное проникновение в диалог художников, к которому приходит учащийся в процессе эмоциональноассоциативной интеграции образов.

Ученик Андрей М. услышал в музыке разговор Мари и Щелкунчика.

«Если музыка нежная, то это Мари, а если торжественная — Щелкунчик. Один из них вспоминает о трудностях, которые они вместе преодолели. Другой говорит о том, что все страшное позади, что зло побеждено. А затем они вместе радуются, танцуют, смеются, ведь любовь победила зло. Это волшебная музыка, которую можно слушать без конца!»

Здесь, как и во многих работах, учащемуся удалось определить смену музыкальных интонаций, характера мелодии. Но это связывается автором работы непосредственно с содержанием самого художественного произведения. Так для учащегося открывается способность музыки передать речевые интонации героев, их диалог. Музыка вальса воспринимается Андреем М. как счастливый конец сказки, где добро победило зло.

Приведем работу ученицы Оли П., которой чтение музыки, ее понимание давалось трудно, не сразу. Ученица смогла написать работу лишь после проведения праздничного урока. Но лед «нечувствования» растаял. И свершила это чудо музыка.

«Когда я слушаю "Вальс цветов", я представляю большую поляну: она вся в цветах. Идет маленький дождик, цветы тихим мелодичным звоном ложатся на землю. ...И вот цветы расступаются. А на поляну выходят Мари и Щелкунчик. Они кружатся в вальсе. Цветы обступают Мари и Щелкунчика и танцуют вместе с ними. Звучит торжественная громкая музыка, потом все стихает». И Щелкунчик превращается в прекрасного принца.

Как видим, на работу ученицы Оли П. заметное влияние при создании картины образов оказал мультфильм по сказке Гофмана. Но здесь уже есть и самостоятельно созданные элементы картины и образные сравнения, что отражает работу не только воссоздающего, но и творческого воображения ученицы.

Для Димы П. «Вальс цветов» обладает волшебной силой...

«Слушая эту музыку, я погружаюсь в нее. И танцую вместе с цветами в большом хороводе. "Вальс цветов" радует меня своими живописными красками. Его можно слушать бесконечно. Музыка звучит так маняще-весело, что кажется вот-вот начнет поглощать тебя своими красками. И все будет явью в твоей жизни, если ты почувствуешь красоту этой музыки».

В этой работе присутствие автора особенно ощутимо: он не зритель, а непосредственный участник событий. Выбор глагола «погружаюсь» для выражения своего участия в этом сказочном действе свидетельствует о захваченности, поглощенности учащегося этой «манящей» музыкой. Музыка для автора работы воспринимается как чудо, которое способно, «если ты почувствуешь красоту этой музыки», оживить сказку, сделать ее явью.

В целом каждый учащийся смог передать «некоторое содержание», большинство работ имело ярко выраженный эмоциональный характер, всем учащимся удалось уловить смену музыкальных интонаций в прозе изведении; большинству из них — изменения в характере и ритме мелодии. Наиболее характерные образы в работах: «волны», «море», «озеро», «ветер», «цветы». Среди эпитетов, определяющих отношение к музыке, — «загадочная», «таинственная», «волшебная», «сказочная», «торжественная», это музыка — «чудо». Лишь немногие учащиеся использовали определения необразного характера: музыка воспринималась ими как «красивая» или «громкая». В большинстве работ музыкальные образы рождали цветовые ассоциации («каждая нотка имеет свой цвет...»). У половины учащихся созданные фантазией картины непосредственно связывались с образами главных героев сказки — Мари и Щелкунчика, у остальных слушание музыки вызывало реакцию «погружения» в сказочный мир Гофмана.

Характерной особенностью таких работ было то, что в описываемых картинах «маленькие писатели» (М. А. Рыбникова) ощущали себя участниками происходящих событий или выражали стремление ими быть («мне видится сказочная страна», «я погружаюсь в сказку Гофмана», «и мне так хочется попасть в эту страну, где звучит такая дивная музыка», «и танцую вместе с цветами...», «музыка вот-вот начнет поглощать тебя своими красками»), В большинстве работ преобладал характер письменной речи, что выражается в правильном построении предложений, точном оформлении мысли и композиции работы.

В ходе анализа сочинений учащихся на тему «Ночные невероятные истории» (или «Однажды, когда я уснул...», «Ночной разговор» и т.п.) мы обратили внимание на то, что по содержанию и характеру все работы можно разделить на три группы.

1. Придуманные истории непосредственно связаны с главными героями произведения: «Сказка Гофмана приснилась».

В качестве примера приведем работу ученицы Ани Г.

Что мне ночью рассказала моя любимая игрушка

Недавно у нас был праздничный урок литературы по сказке Гофмана «Щелкунчик и Мышиный король». Он мне очень понравился, и я пришла домой в очень веселом настроении.

Когда наступил вечер, я взяла свою любимую игрушку и легла с ней спать. Я уже засыпала, как вдруг услышала какой-то шорох... Я привстала — все было в порядке. «Наверное, это все мне почудилось», — подумала я и снова легла. И тут же услышала два тоненьких голоска! Мне захотелось встать и скорее позвать маму, но я не смогла этого сделать. Меня так заинтересовали эти голоса, что мне любопытно было узнать, о чем же они говорят. Я затаила дыхание и услышала разговор двух человечков. Один из них восторженно сказал: «Ах, моя бесценнейшая мадемуазель Штальбаум! Какие диковинки мог бы показать я Вам теперь, когда враг повержен...» И тут я поняла, что это были Мари и Щелкунчик! Но вдруг у меня сильно закружилась голова, я как бы провалилась в большую яму. Больше я ничего не помню.

Когда утром меня разбудила мама, я ей все рассказала. Мама улыбнулась и ответила: «Тебе, доченька, приснился прекрасный сон, а может, ты просто зачиталась сказкой, и тебе все почудилось».

Но я не уверена, был ли то сон. Или все это мне рассказала моя игрушка?..

Обратим внимание, что ученица выбирает для описания эпизод, связанный с победой Щелкунчика и его приглашением Мари в сказочную страну. По нашим наблюдениям, детям всегда свойственно «повторять» в воображении эпизоды, связанные или с опасностью, которая грозит героям (в некоторых работах изображалась сцена боя Щелкунчика с Мышиным королем), или, наоборот, очень «счастливые» моменты — сказочное царство, волшебные подарки, веселые путешествия.

2. Истории про ночные разговоры игрушек, по содержанию не связанные с художественным произведением, но влияние «проживания» в мире гофмановской сказки и музыки П. И. Чайковского выражалось в стиле письма, использовании образов из текста, в отношении к любимым героям из сказки Э. Т. Гофмана и идее произведения в целом. Обратимся к одной из подобных работ.

Сочинение ученика Александра Н.

Чудеса в новогоднюю ночь

После встречи Нового года я лег спать лишь под утро.

Только я закрыл глаза и собрался уснуть, как вдруг услышал шорох — это открылись коробки с моими любимыми солдатиками! Солдатики дружно выбрались из коробок и начали маршировать:

— Раз-два, левой-правой, раз-два, левой-правой!

Барабанщик, стоявший на верхней полке, поднял палочки и весело забарабанил:

— Там-та-рам, там-та-рам!!!

Командир полка оловянных солдатиков отдавал приказы:

— Налево! Кругом! Марш!

И все войско двинулось в поход. Но вдруг внезапно раздался шум моторов. А это еще что?! А это мои машинки решили устроить гонки. Я с волнением следил за их ралли. И под этот веселый гул я незаметно уснул.

В этой работе явно ощущается влияние описания в тексте произведения армии Фрица. Небольшая картина динамична и «озвучена» «веселым гулом». В большинстве подобных работ у маленьких «писателей» еще не получалось развернуть нарисованные ими картины в дальнейшие истории о чудесах и приключениях их героев, что мы, безусловно, объясняем трудностями, которые испытывают учащиеся при выполнении письменных работ, об особенностях которых мы говорили выше. К этому следует добавить также, что пятиклассники просто «устают» от изложения мыслей в письменной форме в большом объеме, поэтому выполненные учащимися работы на предложенную нами тему носили скорее характер «вступления», «введения» в историю. В данном случае мы считали целесообразным выслушать «продолжения» историй, сочиненных учащимися (уже устно). На примере двух-трех устных рассказов необходимо показать учащимся, как можно было написать историю полностью.

3. Работы, не столько связанные с содержанием сказки, сколько отражающие влияние общения учащегося с художественным произведением именно в лейтмотиве сочинения: «Я в глубине души думаю, что это был не сон, это все наяву». Примером работы такого характера может служить сочинение ученика Андрея Г.

Все это правда

Вечером, когда было тихо, мне все-таки показалось, что кто-то шепчет тоненьким- тоненьким голоском: смотрю — это моя любимая игрушка-копилка. Что она хотела мне сказать, я так и не понял. Тогда я закрыл глаза и решил прислушаться снова. И вдруг я услышал, это была настоящая история...

«Вот ты был на уроке по Щелкунчику, а ведь Щелкунчик — мой двоюродный брат. Он рассказал мне, как вы рисовали его в бою смелым, отважным, а в разговоре с Мари — добрым, великодушным. Некоторые дети не верят в кукольное царство, но ведь это все правда! Щелкунчик — правитель этого царства. А я маленький львенок — будущий правитель зверей в кукольном царстве».

Я не дослушал свою любимую игрушку. Так жаль, но я уснул. Я видел сны о прекрасной стране игрушек...

В этой и других подобных работах учащихся звучит мотив: «Это все — сказка, но это все — на самом деле, это мелодия гофмановской сказки — “грезы наяву”». Таким образом, мы можем отметить, что на все работы учащихся главное влияние оказало общение с произведением искусства, в результате которого они перешли на новый уровень осмысления произведения — творческий. С работами справились все учащиеся. Важно, что эти работы были написаны с интересом, желанием.

Творческие работы учащихся наглядно отражают характер общения ученика 5 класса с художественным произведением: диалог с текстом идет в пространстве событийного уровня произведения, диалог с автором происходит путем ассоциации и улавливания читателем эмоциональной доминанты произведения, диалог с самим собой идет посредством проецирования литературной ситуации на себя. Значительное число работ учащихся предварялись или завершались высказываниями о праздничном уроке. Так, например, одна из историй о путешествии любимых игрушек «автора» вместе с Мари и Щелкунчиком по сказочному королевству так и заканчивалась: «После этого замечательного путешествия мои игрушки рассказывали мне, как же здорово наши учителя придумали и сделали этот урок» (это неправильное с точки зрения грамматики сочетание «сделать урок» абсолютно точно раскрывает нашу идею проведения урока — «сделать урок» — т.е. «смастерить», проявить мастерство, творчество, сотворить.

Это послужило импульсом к тому, чтобы мы предложили учащимся еще одну письменную творческую работу после проведения праздничного урока по сказке Э. Т. Гофмана «Щелкунчик и Мышиный король» — написать отзыв об уроке.

Отзыв как жанр литературного творчества учащихся очень часто используется учителями на уроках литературы в 5—7 классах. Это отзыв о прочитанном произведении, отзыв об увиденном фильме, спектакле, картине и т.д. Что значит написать «отзыв»? В самом значении этого слова заключается главное назначение этого жанра: отозваться на произведение (явление, предмет) чувством, мыслью, сердцем. Написать отзыв — значит отразить это содержательно-эмоциональное переживание в слове. Отзыв есть ответ собеседнику. Отозваться всем своим существом на «слово» (если рассматривать текст как его понимал М. М. Бахтин) «собеседника» можно лишь только тогда, когда он тебе интересен, необходим.

В 5 классе, когда учащиеся только знакомятся с этим жанром литературного творчества, для написания отзыва о прочитанном произведении можно предложить учащимся ряд вопросов, которые помогут им выразить свое отношение к прочитанному. Традиционный предмет отзыва — художественное произведение — мы заменили «уроком», который, исходя из предложенной нами системы изучения произведения, можно было назвать «коллективным произведением».

В данном случае не нужно предлагать какую-либо схему написания работы, поскольку учащиеся в этом возрасте более склонны выражать положительное отношение к тому, что делают взрослые. Такой подход позволяет нам выявить непосредственную реакцию на урок: как правило, учащиеся пишут о том, что ярче всего осталось в их памяти, что оказало самое сильное эмоциональное воздействие. Характер проведенного урока нашел отражение в работах учащихся: работы были образными, яркими, эмоциональными. Приведем одну из них: сочинение ученика Жени Б., который в течение урока ни разу не ответил.

«Этот урок произвел на меня очень большое впечатление. Мне понравилось, как "художники" изобразили "Вальс цветов", как рассказали о наряде Мари, апельсиновой речке и Конфетенбурге, а "писатели" придумали сочинение о "Вальсе цветов".

Но больше всего мне понравилась музыка вальса: нежная, плавная. Когда ее слушаешь — на душе спокойно и тепло.

В середине произведения музыка становится быстрее, более резкой, а затем очень быстрой.

...Я закрываю глаза и ясно представляю себе разнообразные цветы: фиалки, розы, незабудки, ромашки... Как они потихоньку раскрывают свои лица-бутоны (!) и кружатся в вихре вальса. Таки хочется самому закружиться вместе с ними. Но так жалко, что кончается музыка!..

Когда я пришел домой, я долго раздумывал об этом праздничном уроке. Вечером я не мог заснуть, я вспоминал "Вальс цветов"... Мне мечталось о будущем, о наступающем Новом годе, все было в ярких, разноцветных тонах».

  • [1] Жирмунская Н. Новеллы Э. Т. А. Гофмана в сегодняшнем мире // Вступительнаястатья к сборнику. «Э. Т. А. Гофман. Новеллы». Лениздат, 1990. С. 11.
  • [2] Портрет помещен в сборнике: Э. Т. Гофман. Новеллы. Л. : Лениздат, 1991.
  • [3] Теплое Б. М. Способности и одаренность // Избранные сочинения. В 2 т. Том 2. М.:Педагогика, 1985. С. 53.
  • [4] Теплое Б. М. Способности и одаренность // Избранные сочинения. В 2 т. Том 2. М.:Педагогика, 1985. С. 53.
  • [5] Там же.
  • [6] Там же. С. 46.
  • [7] Маранцман В. Г. Методы и приемы изучения литературы в школе // Методика преподавания литературы. В 2 ч. Часть 1 : пособие для студентов и преподавателей / подред. О. Ю. Богдановой, В. Г. Маранцмана. М. : Просвещение ; Владос, 1995. С. 173.
  • [8] Здесь и далее курсивом даны ответы учащихся.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >