ГЛАВА 4. КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ НА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ.

Понятие конфликта интересов

Конфликты как разновидность социальных процессов и взаимодействий возникают и проявляются в различных сферах человеческой деятельности, в том числе и в области государственного управления

Конфликт в социологии рассматривается как специфический способ взаимодействия личностей и социальных групп при расхождении во мнения# и взглядах, столкновении интересов, противоборстве преследующих свои цели сторон. Социальный конфликт есть предельный случай обострения социальных противоречий, выражающийся в многообразных формах борьбы между индивидами и различными социальными общностями, направленной на достижение экономических, социальных, политических интересов и целей и нейтрализацию или устранение действительного или мнимого соперника, не позволяющей ему добиться реализации его интересов

Конфликты в системе государственной службы, хотя и имеют общую социальную природу с конфликтами в других видах деятельности, содержат в себе специфические особенности, связанные с характером социально-трудовых отношений в сфере государственного

’ О конфликте интересов в системе государственной службы см. также: Василев В П., Алханова Н.Г., Холоденко Ю.А. Государственное управление: Учеб, пособие. Гл. 5 М.: Дело и сервис. 2010.

управления. Конфликты в органах государственной власти имеют не только внутриорганизационные последствия, но и оказывают влияние на качество государственно-управленческой деятельности, то есть воздействуют в широком плане на состояние социальной среды общества.

В процессе прохождения государственной службы служащий сталкивается с различными конфликтными ситуациями. Одни из них обусловлены общими противоречиями общественного развития, другие — закономерностями функционирования организационных структур, третьи — особенностями содержания деятельности государственных служащих. Преломляясь через личность государственного служащего, конфликты становятся неизбежным компонентом жизни как отдельного индивида, так и коллективов учреждений и социального института государственной службы в целом.

В данной связи необходимо ввести понятие «конфликтного потенциала», т. е. совокупности факторов, которые, с одной стороны, объективно характеризуют социальную реальность, а с другой — благоприятствуют, способствуют и даже провоцируют возникновение, развитие и динамическое протекание социальных конфликтов между субъектами любых институциональных отношений[1].

Конфликтный потенциал государственной службы подразделяется на две условные составляющие:

  • 1) конфликтный потенциал, созданный внешней средой, в которой административные организации осуществляют свою функциональную деятельность;
  • 2) внутриорганизационный конфликтный потенциал, т. е. тот потенциал, которым обладает любая административная организация.

Перечисленные составляющие конфликтного потенциала деятельности государственной службы взаимодействуют между собой, пересекаются, их элементы накладываются друг на друга.

По оценкам респондентов социологического опроса 2006 г., проведенного кафедрой государственной службы и кадровой политики РАГС среди государственных гражданских служащих в 17 субъектах Российской Федерации в числе различных оснований конфликтов в государственных органах названы:

  • — внутриличностный конфликт — 31,5 %;
  • — разногласия в понимании законов и нормативных актов —28,9 %;
  • — конфликты между руководителями и подчиненными — 23,4 %;
  • — трудовые споры — 21,9%;
  • — конфликт интересов — 21,7%.

При этом 12 % опрошенных отметили, что среди работников их организации конфликт интересов имел место часто, а 47 % — что он не часто, но случался[2].

Необходимо также отметить, что сложное и разнообразное поведение, к которому обязывает каждого члена общества статусный набор, носителем которого он является, имеет весьма серьезные последствия. Важнейшее их них — это возможность наступления конфликта между статусами (конфликта статусов), или иначе, конфликта между ролями (ролевого конфликта), соответствующим этим позициям. Конфликт между социальными позициями, которые занимает один и тот же субъект, может заключаться не только в противоречиях между ролями, но и в несовместимости других атрибутов, свойственных разным позициям. Здесь также может иметь место диссонанс между взглядами и убеждениями, навязанными каждой из таких позиций. Если противоречия между ролями мы будем считать первым возможным вариантом, диссонанс между взглядами — вторым, то в третьих надо назвать противоречия или противоположности, какие могут быть характерны для интересов, свойственных разным статусам. В случае конфликта интересов культура может ввести свои «разъяснения», установить с помощью моральных норм или даже юридических законов запрет на совмещение определенных позиций, превентивно предохраняющий от соблазнов и предотвращающий возможные злоупотребления.1

Проблема конфликта интересов в системе государственной службы РФ обсуждается сегодня достаточно активно. Это обусловлено целым рядом причин, среди которых можно выделить вопросы необходимости дальнейшего институционального развития государственной гражданской службы, закрепления принципов гражданского служения государству и обществу, этических норм исполнения должностных обязанностей и др.

Государственная гражданская служба является специфической сферой профессиональной служебной деятельности по обеспечению функций органов государственной власти и управления[3] [4]. Эго уже само по себе вносит определенность в структуру приоритетов и ценностей в системе государственной службы: гражданин, поступающий на государственную службу, в первую очередь определяет свое личное отношение к необходимости служения государству и обществу, добросовестному исполнению своего служебного долга. В данном случае личный интерес государственного гражданского служащего должен быть осознанно подчинен интересам государства, делегированным на уровень конкретной должности государственной гражданской службы.

Правильное понимание содержания конфликта интересов невозможно без опоры на категорию интереса. В социологическом контексте интерес — это активная направленность человека на различные объекты, освоение которых оценивается им как благо. Интерес — реальная причина деятельности социальных субъектов, направленная на удовлетворение определенных потребностей, лежащих в основе непосредственных побуждений, мотивов личностей и социальных групп. Специфика интересов определяется, прежде

3

всего, положением и ролью этих субъектов в системе общественных отношений. Известно, что общество — это сложный социальный организм, состоящий из совокупности отношений, взаимодействующих субъектов, которые имеют свои интересы, могущие не совпадать друге другом.

Долгое время в отечественной науке известный приоритет общественных интересов часто толковался односторонне, как подчинение личных интересов групповым и общественным, либо личных и групповых — общественным, особенно когда последние всецело отождествлялись с государственными. Между тем не только ущемление «личного» ради произвольно трактуемой с государственно-идеологических позиций «общественной» пользы, но и нарушение равенства в отношениях между социальными субъектами наносит ощутимый ущерб подлинным интересам и общества, и государства, и отдельной личности.

В данной связи необходимо разграничить понятия «государственный интерес» и «общественный интерес». Так, например, в понимании Ж.-Ж. Руссо в его концепции «общественного договора» понятия «общественного» и «государственного» тождественны. Его позиция отличается демократизмом; он считает общественный договор не столько способом объяснения возникновения государства, как это было у Т. Гоббса, сколько орудием критики социальной несправедливости, являющейся следствием нарушения принципов общественного договора. Согласно этому договору люди ограничивают свою свободу и передают правительсгву власть над собой, а то, в свою очередь, обеспечивает им порядок и безопасность1, то есть полностью удовлетворяет их основные потребности и учитывает интересы. Но справедливость, по Руссо, не достижима в реальности. В мечтах о приравнивании общественного и государственного, о воплощении в общественном бытии братства между людьми Руссо не был одинок. Достаточно вспомнить Т. Мора, Т. Кампанеллу, А. Сен-Симона. Но их теории стали общепризнанной утопией. То есть полное совпадение понятий общественного и государственного можно считать идеалом, одной из умозрительно возможных моделей.

К неполному совпадению понятий государственного и общественного приводит политика в видении Н. Макиавелли. Он разделял мораль общественную и политическую, то есть то, что приемлемо в общественной сфере и то, что нормально в государственной сфере, —вещи совершенно разного порядка1. А если так, то некорректно говорить о тождественности этих сфер. Их совпадение может быть лишь «случайным» в те моменты, когда общественные интересы созвучны государственным. В остальных же случаях действия государя основываются на достижении главной цели: поддержании власти и сохранения государства, как гаранта власти. Действия, соответствующие этой цели, совсем не обязательно осуществляются на благо народа, то есть общества.

Существуют и утопические модели, являющиеся противоположными утопиям поглощения общественным государственного, изложенным в работах ранних социалистов. Это, наоборот, поглощение государственным общественного. Подобной утопией в этом смысле можно считать идеальное государство Платона. В платоновском идеальном государстве каждый класс выполняет определенную функцию, вся жизнь людей посвящена государству. Государство, возглавляемое философами, полностью контролирует и регламентирует жизнь общества[5] [6]. Встречается и точка зрения, согласно которой в современных демократических государствах, все- таки существует достаточно полное совпадение понятий «общественного» и «государственного» с сохранением ими своего реального, а не утопического значения.

Демократические принципы отношений личности, общества и государства, взаимодействия и согласования их интересов исходят из качественно других постулатов, выработанных историческим развитием идеи свободы и ответственности. Личность в условиях стабильных экономических отношений, получая возможность свободно работать на себя, удовлетворять свои интересы и потребности, одновременно способствует удовлетворению потребностей и общества, и государства. В этом проявляется диалектика отношений личного и общественного: каждый человек преследует свой личный интерес, реализует свои собственные возможности для удовлетворения личных потребностей, но при этом каждый включен в общую систему социальных отношений, которая основана на интересах и личности, и общества, и государства, а ее функцией является удовлетворение потребностей всех включенных в нее субъектов1.

Превалирование общественного интереса над личным может становиться лишь элементом экстремальной ситуации, а не повседневной нормой. В таком диалектическом взаимодействии и осуществляется интеграция общественного и личного, общественные интересы и потребности становятся личным делом каждого гражданина демократического общества. При возникновении противоречий между ними предпочтение следует отдать общественным интересам лишь постольку, поскольку в них действительно заключены коренные интересы и коллективов, и отдельных личностей.

Касаясь данного вопроса, Д.И. Менделеев отмечал, что интересы общие, вечные зачастую не совпадают с личными и временными, нередко одни противоречат другим, и если их нельзя примирить, то следует отдавать предпочтение общим интересам[7] [8]. Представляется, что в этом и состоит подлинно диалектическое сочетание интересов в системе «личность — гражданское общество».

  • [1] Соловьев А. В. Конфликты на государственной службе: типология и управление: Учебно-практическое пособие. М.: Издательство«Альфа-Пресс». 2008. С. 35 — 36.
  • [2] Магомедов К. О., Турчинов А.И. Государственная служба и кадровая политика: теория и практика. Информационно-аналитическиематериалы по результатам социологических исследований, проведенных кафедрой государственной службы и кадровой политики РАГСпри Президенте РФ в 2001 —2006 гг. Ульяновск. 2007. С. 232 — 233.
  • [3] Штомпка П. Социология. Анализ современного общества.М. Логос, 2005. С. 123.
  • [4] Статья 3 п. 1 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 г , N® 79-ФЗ.
  • [5] См. Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде ТитаЛивия. О военном искусстве. М.: Мысль, 1992.
  • [6] Магомедов К О. Социология государственной службы. М.. 2007.С. 205-206.
  • [7] ; Магомедов К О. Социология государственной службы. С. 206.
  • [8] Менделеев А И. К познанию России. СПб.. 1907. С. 96.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >