Понятие истории у И. Г. Дройзена

Интересно, что давая определение понятию «история», Дройзен не отделяет человеческую историю от истории природы. Скорее наоборот, он видит в человеческой истории продолжение природного процесса. По его мнению, «история является процессом высшего оксидирования, в результате которого на земле образуется новый слой, медленно покрывающий земную поверхность, затягивающий ее особым духовным и нравственным покровом, несущий в себе отпечаток сознательной человеческой жизни, превращающий ее в пристань свободной воли и духа — духа близкого к божественному, создающий своеобразный мир мыслей, принимающих земные образы...»[1].

И хотя этот процесс тесно связан с развитием природного мира, сам он не природный. В ходе этого процесса на земле возник совершенно другой мир — мир идей, проявляющих себя в человеческой истории: «Это мир, который человек для себя создал и продолжает создавать. И задача нашей науки состоит в исследовании и познании этого человеческого мира»[2]. В этом смысле история для Дройзена есть, с одной стороны, процесс, событие, действие, а с другой — знание о происходящем. И в этой двойной функции она одновременно и процесс созидания человеком, так и процесс человеческого (само) познания.

Причина двойственного характера истории лежит в различии между миром природы и миром сознания. Без этого существенного различия мир существовал бы «сам по себе», воспринимая себя, если он, конечно, был бы способен к самовосприятию, таким, какой он есть, не имея никакого представления о том, каким он был. Но благодаря историческому сознанию действительность может воспринимать себя как «ставшей таковой действительностью» («das Gewordensein»)[3], т.е. воспринимать себя исторически. Поэтому для Дройзена история — не просто эмпирическое знание, а наука, определяющая метафизическую картину мира человека и служащая средством познания не только прошлого, но и мира как такового. С этой точки зрения Дройзен и определяет понятие «история».

Существенные признаки истории по Дройзену

§ 1. История есть не сумма происшествий, не процесс развития всех вещей, а знание о случившемся. Без этого знания история была бы такой, как будто в ней ничего не случилось...

§ 2. Способ любого эмпирического опыта и исследования определяется данным, на познание которого он и направлен. Он и может быть направлен только на то, что доступно нашему чувственному восприятию...

§ 3. Данным историческому опыту и исследованию является не прошлое — оно осталось навсегда в прошлом, а то, что осталось от него в нашем «Здесь» и «Теперь», т.е. еще непрошедшее и не ушедшее...

§ 4. Любой пункт настоящего является «ставшим таковым» (результатом своего становления. — А. Б). Знание о том, чем он был раньше и как он стал таким, относится к прошлому, но это прошлое идеально присутствует в нем...

§ 5. История везде там, где присутствует человек со своими страданиями и терзаниями. Формируя, создавая и творя, он оставляет в своих «выражениях» отпечаток своей сокровенной сути (своей подлинной природы) ...1

Логическая цепь доказательств Дройзена хорошо продумана. Уже в первом пункте он недвусмысленно указывает на то, что история, по сути, — это не реальные события и процессы, а лишь наше знание о них. Но без этого знания для нас не было бы и самих процессов, а также событий прошлого.

Наши знания о прошлом конструируются в настоящем и только по отношению к тому, что нам дано в настоящем. Факт этот подчеркивает ограниченные возможности человека, его зависимость и даже беспомощность по отношению к тому, что ему дано. Более того, он указывает и на зависимость настоящего от своего прошлого.

Впервые применив в теории истории понятие «след» (до этого понятие следа употреблялось лишь в философии), Дройзен приходит к выводу, что человек ничего не может узнать о том прошлом, которое не оставило после себя никаких следов, а он может познать лишь то, от чего хоть что-то осталось в настоящем. Даже если в настоящем останутся от прошлого только самые приблизительные намеки, расплывчатые указания и почти неузнаваемые следы, то уже и эти скудные остатки прошлого могут нам что-то сказать или сообщить о нем, считает Дройзен.

Наша ситуация, однако, облегчается тем фактом, говорит он, что любой пункт нашего настоящего принципиально является ставшим таковым и по этой причине содержит в себе прошлое, конечно, в идеальном виде. С этой точки зрения любой предмет настоящего может стать для нас источником знаний об определенном прошлом. Нас, однако, интересует не любое, а человеческое прошлое, движущей силой которого, для Дройзена, служат нравственные идеи, познание которых и составляет главную задачу историка. Жизнь человека как существа разумного реализуется в нравственных сферах, познание которых, по мнению Дройзена, составляет высшую цель исторической работы.

1 Ǥ 1 Die Geschichte ist nicht die Summe der Geschehnisse, nicht aller Verlauf aller Dinge, sondern ein Wissen von dem Geschehenen. Ohne dies Wissen wiirde die Geschichte sein, als ware es nicht geschehen [...]

§ 2 Die Art aller empirischen Erfahrung und Forschung bestimmt sich nach den Gegebenheiten, aufdie sie gerichtet ist. Und sie kann sich nur aufsolche richten, die ihr zu sinnlicher Wahrnehmung gegenwartig ist [...]

§ 3 Das Gegebene fur die historische Erfahrung und Forschung ist nicht die Vergangenheitsie ist eben vergangensondern das von den Vergangenheiten in dem Jetzt und Hier noch Unvergangene [...]

§ 4 Jeder Punkt in der Gegenwart ist ein gewordener. Was er war und wie er wurde, ist vergangen; aber seine Vergangenheit ist ideell in ihm [...]

§ 5 Geschichte ist uberall, wo der Mensch hinkommt mit seiner Qual: Formend, pragend, gestaltend, in der Aujierung lasst er einen Ausdruck seines eigensten Wesens zuriick [...]» Cm.: Droysen J. G. Historik. S. 397.

Такова была интерпретация понятия «история» у Дройзена. В свете этого понятие «исторический источник» приобретает совершенно другую окраску и смысл, отличный от того смысла, который оно имело в эпоху Просвещения. Ведь историки-просветители'", в отличие от Дройзена, вовсе не стремились к познанию идей в истории, а видели свою задачу прежде всего в том, чтобы доказать наличие прогресса и показать, что история развивается на разумной основе. С этой целью они занялись исследованием не истории идей, а истории народов, т.е. историей их хозяйств, ремесел, обычаев и культуры. Однако все историки как эпохи Просвещения, так и эпохи историзма*, воспринимали и интерпретировали исторические источники в рамках своих мировоззренческих представлений и исходя из собственного понимания истории. Дройзен в этом случае не был исключением.

  • [1] «Die Geschichte ist nur eine neue, hochste Oxydierung, gleichsam die aerugo nobilis derErdoberflache; sie iiberzieht diese mit einer eigentiimlichen geistigen und sichtlichen Schicht,sie driickt ihr das Geprdge des bewussten Menschenwesens auf, macht sie zu einem Gehause desfreien Wissetis und gottahnlichen Geistes, schafft da eine eigenttimliche Welt von Gedanken, diein irdischen Stoffen Gestalt gewinnen (...) Das ist die Welt, die der Mensch sich geschaffen hatund schafft. Und unsere Wissenschaft hat die Erforschung und Erkenntnis dieser Menschemveltzu ihrer Aufgabe». Droysen J. G. Historik. S. 15.
  • [2] Droysen J. G. Historik. S. 15.
  • [3] Дройзеновский термин «ставшей таковой» действительности несет в себе глубокий смысл. «Стать таковой» действительность может только в восприятии человека. В еереальности действительность всегда такая, какова она в настоящий момент.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >