Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

26.4. Пути и средства сохранения статуса великой державы

В создавшихся ныне условиях у России нет возможностей гарантировать свою безопасность в глобальном масштабе развертыванием достаточно мощных сил общего назначения. В ближайшей перспективе материальные возможности России, необходимые для поддержания вооруженных сил на должном уровне, несомненно будут заметно ниже потенциальных возможностей других великих держав. Одна только НАТО после включения в нее стран Восточной Европы имеет над Россией четырехкратное превосходство в обычных вооружениях.

Поэтому в области военного строительства в ближайшие годы России предстоят разработка и реализация широкого комплекса мер, призванных повернуть вспять процесс сокращения военно-промышленного потенциала. Здесь определяющая роль принадлежит системе стратегических ядерных сил. Верно, что ядерное оружие не всегда конвертируется в политическое влияние на международной арене. Например, ядерный статус России не помог ей воспрепятствовать расширению НАТО. Тем не менее ядерное оружие для России в современном мире служит в качестве наиболее эффективного средства сдерживания потенциального противника. Даже 3. Бжезинский вынужден признать, что "остающийся у России ядерный потенциал... создаст почву для особого диалога с США, что повышает престиж России и, возможно, даже дает повод говорить об особых отношениях между обеими странами".

Оборонная мощь государства в современных реальностях определяется не столько численностью вооруженных сил, сколько их высокой боеспособностью и технической оснащенностью, мобильностью, гибкостью реагирования на угрозы и т.д. Времена, когда исход войны решали массовые армии, ушли в прошлое. Современные высокие технологии, обладающие громадным коэффициентом поражающей силы, требуют для своего обслуживания специалистов высочайшего профессионального уровня. Поэтому важнейшим императивом для России в рассматриваемом плане стала профессионализация армии.

В этом отношении ядерному оружию как средству сдерживания агрессии со стороны возможного противника в XXI в. нет альтернативы. Причем, асимметричность ядерных арсеналов не имеет принципиального значения, если любая из держав в случае нападения на нее способна нанести неприемлемый для противной стороны урон. С этой точки зрения интерес представляет так называемый "критерий Кеннеди", сформулированный в ходе карибского кризиса 1962 г. тогдашним президентом США Дж. Ф. Кеннеди.

Как утверждал Дж. Кеннеди, для Америки неприемлем ущерб даже от удара по ее городам единичных ядерных боеголовок. Если следовать этому критерию, взаимное ядерное сдерживание сверхдержав обеспечивается даже в том случае, если их ядерные потенциалы асимметричны. Следует отметить, что примерно на этом принципе основываются национальные военные доктрины Великобритании, Франции, Китая. Можно сказать, что именно ядерные силы играют ключевую роль в определении статуса России как великой военно-политической державы. Они вполне достаточны в качестве политического фактора сдерживания потенциального противника.

В данном контексте совершенно оправданным представляется то, что в своей военной доктрине Россия не подтвердила декларированное ранее СССР обязательство не применять первым ядерное оружие. Такое обязательство, по сути дела, противоречило бы главной установке, согласно которой это оружие рассматривается не как средство ведения войны, а как средство сдерживания возможного агрессора.

Поэтому в Концепции национальной безопасности Российской Федерации 2000 г., констатируя основополагающую ориентацию на сотрудничество и интеграцию в мировую политическую, экономическую и финансовую систему, красной нитью проводилась мысль о необходимости противостояния многообразным формам внешнего давления. Если в редакции национальной безопасности 1997 г. использование ядерного оружия предусматривалось лишь в случае, если возникнет угроза самому существованию Российской Федерации как суверенного государства, то в редакции 2000 г. его применение рассматривается правомерным и необходимым в ответ не только на его использование агрессором, но и на широкомасштабную агрессию с применением обычного оружия в критических ситуациях для национальной безопасности Российской Федерации и ее союзников. Иначе говоря, ядерный "порог" понижен, поскольку допускается использование ядерного оружия не только в качестве ответного средства возмездия в ядерной, но и в обычной войне, когда будут исчерпаны все средства отражения агрессии.

Данная установка сохранена в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., вступившей в силу в мае 2009 г. В пей, в частности, констатируется решимость России предпринять все необходимые усилия по поддержанию паритета с США в области стратегических наступательных вооружений в условиях развертывания ими глобальной системы ПРО и реализации концепции глобального молниеносного удара с использованием стратегических носителей в ядерном и неядерном оснащении.

В силу целого комплекса факторов для России речь может идти не просто о военной безопасности, а о безопасности во всех ее аспектах и измерениях: глобальном, региональном, национальном, а также экономическом, социальном, экологическом, информационном, политическом. Национальная безопасность России должна обеспечиваться на трех разных, но взаимосвязанных уровнях: глобальном, евразийском и региональном. Причем если в первых двух аспектах вопрос более или менее ясен, то третий аспект требует некоторых разъяснений. Дело в том, что Россия, выходящая па многие регионы, не может не строить спою внешнеполитическую стратегию по многовекторному принципу. Здесь какой бы то пи было выбор по формуле "или-или" в пользу какого-либо одного направления в ущерб другим неминуемо сопряжен с крупными стратегическими просчетами.

Оптимальной для России представляется стратегия равноудаленность или равноприближенности к основным центрам силы, исключающая конфронтацию с каким-либо из этих центров и в то же время попадание в зависимость от них. Для ускоренного социально-экономического и политического развития как отдельных регионов, так и страны в целом России необходимо всячески наращивать свои связи (особенно торгово-экономические) со всеми без исключения странами и регионами. В этом плане внешняя политика может быть эффективной лишь в том случае, если она является многовекторной и осуществляемой по всем азимутам.

В целом при всех переживаемых Россией в настоящее время трудностях она тем не менее сохраняет широкие потенциальные возможности оказывать существенное влияние на содержание и характер глобального и регионального баланса сил. Громадные размеры, обладание стратегическими ядерными вооружениями, богатейшие природные ресурсы, выгодное месторасположение на пересечении интересов самых могущественных стран мира и другие факторы служат гарантией того, что Россия останется одним из ключевых акторов в сообществе стран и народов.

Об обоснованности этого тезиса свидетельствуют ход и результаты так называемой пятидневной грузино-российской войны в августе 2008 г.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>