ПОНЯТИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ИСТОЧНИКА В ФИЛОСОФИИ В. ДИЛЬТЕЯ

Теория истории Вильгельма Дильтея (Wilhelm Dilthey, 1833—1911) отличается в одном существенном пункте от всех предыдущих эпистемологических концепций: Дильтей отказывается от формального подхода к процессу человеческого познания, видя в нем составную часть процесса жизни. По этой причине историческое сознание для него, как это замечает Манфред Ридель (Manfred Riedel), не является чем-то закрытым или изолированным, а «оно всегда “при” чем-то другом, чем оно само есть»[1]. Опираясь на интерпретацию Манфреда Риделя во введении к «Построению исторического мира в науках о духе»[2], я изложу здесь основные моменты философской концепции Дильтея.

Ридель указывает на то, что философия Дильтея, вне всякого сомнения, продолжает традиции кантовской философии. Дильтей, как и Кант, исследует сущность человеческого разума и стремится понять условия познавательных процессов человека. Но в отличие от Канта, Дильтей обращается не к «чистому», а к вполне реальному, живому, вплетенному в человеческую жизнь разуму. И если у Канта автономия человеческого разума базируется на различии между «вещью в себе» и «вещью для нас» (разум потому автономен, что ему принадлежит мир «вещей для нас»), то у Дильтея автономия разума базируется на том, что тот существует как «переживание самой жизни» («Erlebnis jenes Lebens selbst»).

К тому же, Дильтей полностью отказывается от схематизма кантовского мышления, в котором восприятия противопоставляются понятиям, а законы — ассоциациям, в которых действуют одни лишь формальные принципы a priori. Разум у Дильтея принимает форму не схематичного, абстрактного и «чистого», а конечного, ограниченного, преходящего, т.е. наполненного жизнью разума. По этой причине центральными категориями философии Дильтея становятся такие понятия, как «переживание», «выражение», «понимание» (Erleben, Ausdruck, Verstehen).

Для нашего исторического анализа особенно важна дильтеевская категория «переживания», которая не позволяет отделить субъект от объекта, предмет — от представления о нем, потому что переживание содержит в себе как субъективное, так и объективное, как прошлое, так и будущее; и несмотря на это оно остается элементом настоящего, потому что пережить нечто человек может только в настоящем.

При этом переживание принципиально остается также и феноменом сознания, вне которого оно существовать не может. В то же время и сознание не может существовать или проявлять себя вне «переживания, выражения, понимания», потому что последние, по мнению Диль- тея, — это «способ существования сознания».

Процессы переживания, выражения, понимания совершаются в философии Дильтея в «комплексе сложных взаимодействий жизни» (in komplexen Wirkungszusammenhangen). Поэтому в его теории исторического познания речь идет не о фактах истории, а об историческом мире человека.

Таков взгляд Риделя на философию Дильтея. К сказанному надо еще добавить, что Дильтей принципиально отказывается от концепции идей в истории и тем самым решительно порывает с традициями классического историзма, оказываясь в одном ряду с такими «философами жизни», как А. Шопенгауэр (A. Schopenhauer), Ф. Ницше (F. Nietzsche) и даже К. Маркс (К. Marx).

  • [1] «Das Bewusstsein nicht in sich verschlossen, sondern immer schon ,bei’ etwas anderem, alses selbst ist». Cm.: Riedel M. Einleitung zu W. Dilthey’s «Der Aufbau der geschichtlichen Welt inden Geisteswissenschaften». Frankfurt a. M., 1981. S. 39.
  • [2] Riedel M. Einleitung zu W. Dilthey «Der Aufbau der geschichtlichen Welt in denGeisteswissenschaften». Frankfurt a. M. : Suhrkamp, 1993. S. 9—87.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >