Факторы эффективной спортивной деятельности

Двигательная активность. Готовность к спортивной деятельности

В процессе любой деятельности имеют место практические связи человека с предметным миром. Психическое же отражение порождается не непосредственными внешними воздействиями, а данными процессами деятельности.

Любая человеческая деятельность характеризуется активным отношением к ней со стороны субъекта этой деятельности.

Человек постоянно нуждается в определенном оптимуме двигательной активности. Она проявляется в основном в так называемой "привычной" двигательной активности, т.е. деятельности, выполняемой в процессе повседневного профессионального труда и в быту. В экономически развитых странах за последние 100 лет удельный вес мышечной работы как генератора энергии, используемой человеком, сократился почти в 200 раз, что привело к снижению энергозатрат на мышечную деятельность. Поэтому для компенсации недостатка энергозатрат в процессе трудовой деятельности современному человеку необходимо выполнять физические упражнения с расходом энергии не менее 350—500 ккал в сутки (или 2000—3000 ккал в неделю). По последним данным, в настоящее время только 20% населения экономически развитых стран занимаются достаточно интенсивной физической тренировкой, обеспечивающей необходимый минимум энергозатрат, у остальных 80% суточный расход энергии значительно ниже уровня, необходимого для поддержания стабильного здоровья.

Целевая основа активности заключается в предвосхищении результата деятельности, поскольку процесс удовлетворения потребностей субъекта всегда предполагает достижение тех или иных целей.

Существуют следующие основные уровни организации активности: физиологический, психофизиологический, психический (на уровне субъекта) и социальный (на уровне личности). Отсюда выделяются внутренние (психофизиологические, психические) и внешние (моторно-двигательные, социально-ролевые) проявления активности.

Выделяют также произвольную и непроизвольную активность. К произвольным формам активности относят все ее проявления, в формировании и регуляции которых принимает участие сознание. Произвольная активность характеризуется тем, что проявляется ровно настолько, насколько необходимо для достижения определенного результата. Человек представляет себе цели, которые преследует, и контролирует весь ход развертывающихся процессов. Произвольная активность всегда протекает на фоне более или менее отчетливых ожиданий предполагаемого результата деятельности. Непроизвольные формы активности происходят без участия сознания. Подобная активность связана с переживаниями типа сна или грезы. К непроизвольному поведению относятся также рефлекторные ответы, условные сигнальные реакции, автоматизированные действия. Некоторые действия, которые выполняют спортсмены в состоянии повышенного возбуждения, также относятся к категории непроизвольных.

Рассматривая активность как особое состояние, свойство, психологическое качество личности человека, его самосознания и Я-концепции, В. Л. Хайкин выделяет следующие ее компоненты:

  • — когнитивный, направленный на создание образа своих качеств, способностей, внешности, социальной значимости, самосознания;
  • — эмоциональный, приводящий к формированию самоуважения, себялюбия, самоуничижения;
  • — оценочно-волевой, выражающийся в стремлении повысить самооценку, завоевать уважение;
  • — мотивационный, выражающийся в осознанном выборе определенной линии поведения, в понимании ответственности за свой выбор;
  • — поведенческий, характеризующий внешнюю сторону активности, ее реализацию.

К. А. Абульханова-Славская предлагает такую классификацию типов активности:

  • гармонический тип, инициативы которого являются проблемными;
  • продуктивный тип, выдвигая замысел, не подразумевает себя ответственным исполнителем;
  • рефлексивный тип обладает гиперответственностью, которая определяет и в известной степени гасит его инициативы; хотя он идентифицирует себя с ответственным исполнителем, но на стадии осуществления замысла упрощает свои и без того неяркие инициативы; проявляет несамостоятельность;
  • исполнительский тип также обладает ответственностью и идентифицирует себя с ответственным исполнителем, однако, проявляя несамостоятельность на стадии ответственного исполнения, прибегает к подражанию и инструкциям;
  • функциональный тип обращается за готовыми инструкциями, ищет конструктивное решение и заимствует его извне; проявляет активность при реализации готового решения, обнаруживая продуктивность;
  • созерцательный тип не идентифицирует себя с ответственным исполнителем и не проявляет самостоятельности, прибегая к сравнению с другими.

В этой типологии активности находят отражение все параметры активности как меры ценности вкладов в решение общественных задач.

Развитие представлений об активности исходит из различных психологических школ Запада и США: бихевиоризме, психоанализе, гуманистической психологии. Концептуальные положения, сформулированные в них, значительно расширили представления об источниках, механизмах регуляции и проявления активности человека. Возникают определенные разновидности модели активности в различных ответвлениях неофрейдизма. Побудителями активности в них выступают "коренная тревога" (К. Хорни), "стремление к любви" (Э. Фромм), "стремление к успеху, превосходству, власти, совершенству" (А. Адлер), "влечение", которое рассматривается как источник активности (З. Фрейд).

При объяснении поведения человека З. Фрейд преувеличивал роль бессознательного, инстинктивного. В бихевиоризме же понятие активности заменяется понятием реактивности, а поведение понимается как совокупность сменяющих друг друга реакций организма на стимулы внешней среды по схеме 5 -" Я (стимул — реакция). Однако данная схема далеко не всегда позволяет объяснить поведение человека, его активную преобразующую роль в мире. Поэтому сторонники необихевиоризма вынуждены были ввести в эту цепочку промежуточные переменные (образ, цель, потребность и др.). Ими пытаются объяснить активность человека и животных, когда явно отсутствует внешняя стимуляция, или в тех случаях, когда один и тот же стимул может вызвать различные реакции.

Принципиально новые подходы к пониманию сущности активности разрабатывались в отечественной психологической школе. Отечественный ученый Н. А. Бернштейн разработал принцип активности, противопоставив его принципу реактивности по схеме 5 —> Я (стимул — реакция): жизнедеятельность каждого организма есть активное преодоление среды.

Согласно концепции Бернштейна, в результате противоречий, возникающих между организмом и условиями его существования, формируются такие физиологические механизмы, которые, во-первых, обеспечивают адекватный ответ на воздействия среды; во-вторых, дают возможность ориентироваться на достижение "потребного организму будущего".

Принцип активности заключается в выдвижении на первый план роли внутренней программы в жизнедеятельности организма. Активность соответствует вероятностному прогнозированию дальнейшего развития событий и направлена на достижение "потребного организму будущего" путем преодоления сопротивления среды. При этом действия, направленные на достижение "потребного будущего", регулируются при помощи обратных связей.

Н. А. Бернштейн рассматривал организм не только как реактивную, но и как активную систему. Главное содержание жизни организма — это не приспособление к среде, а реализация внутренних программ. По словам другого отечественного специалиста А. Н. Леонтьева, активность как особое свойство живых систем побуждается потребностью, т.е. состоянием нужды в определенных условиях для нормального функционирования индивида.

В ходе "поисков" происходит встреча потребности с ее предметом (фиксация на предмете), который может ее удовлетворить. С момента встречи активность становится направленной, потребность "опредмечивается" как потребность в чем-то конкретном, а не "вообще" и становится мотивом, и именно теперь можно говорить о деятельности.

По мнению В. А. Петровского, активность в системной организации деятельности может занимать различное место:

  • • активность — динамическая "образующая" деятельности (опредмечивание потребностей, формирование установок и т.д.);
  • • активность — динамическая сторона деятельности (процессы осуществления деятельности и "внутрисистемные переходы" в ней — сдвиг мотива на цель и т.д.);
  • • активность — момент расширенного воспроизводства деятельности ("скачок" к качественно иным формам деятельности).

Подобный взгляд на активность позволяет определить ее как совокупность обусловленных индивидом моментов движения, обеспечивающих становление, реализацию, развитие и видоизменение деятельности.

Л. С. Выготский утверждал, что своей активностью человек, изменяя окружающую обстановку, воздействует тем самым на свое собственное поведение, овладевает им, подчиняет его своей власти.

Одним из основных компонентов структуры активности является готовность. Состояние готовности, как и "активное отношение" личности значимо субъективно, поскольку выражает отношение к предстоящей деятельности и поэтому несет в себе определенную психологическую нагрузку.

Инструментальная основа активности — это, прежде всего, органы человеческого тела, а также знания, умения и навыки, иногда определяемые как "компетентность".

Советский психолог Д. Н. Узнадзе рассматривал человеческую активность с позиций теории установки. Согласно его теории установка возникает как результат взаимоотношений между потребностью и предстоящей ситуацией и выражается в форме неосознанной готовности и склонности к определенной деятельности.

Установка фокусируется у индивида в каждый конкретный момент времени в зависимости от его индивидуальных особенностей и по существу определяет не только расположенность к началу действия, но и содержание всей деятельности. Установка — необходимое звено между действием внешней среды и психической деятельностью человека, между действительностью и психическими функциями.

Перед любой деятельностью формируется установка, связанная с ожиданием наиболее вероятного исхода этой деятельности. Нередко установка формируется на неосознаваемом уровне, однако чем сложней по своей структуре предстоящая деятельность, тем больше в формирующейся установке преобладают осознаваемые, волевые компоненты.

Процесс актуализации в сознании человека цели деятельности уже сам по себе следует рассматривать как этап предметной деятельности; человек представляет образ того, чего еще нет, но что должно проявиться в результате деятельности. Представление такого образа и формирует состояние готовности к деятельности. Каждому действию, связанному с планом предстоящей деятельности, сопутствует оценка вероятности его успешного выполнения.

На базе подобных оценок формируется прогноз успешности всей будущей деятельности. Поэтому такие оценки оказываются реальной основой для подготовки человеком своих действий — основой для формирования его отношения к ним, готовности действовать определенным образом.

В рамках так называемого "деятельностного" подхода активность определяется как побудительная сила деятельности, как процесс ("совокупность моментов движения") и как качество личности.

Готовность к предстоящей деятельности — это определенное комплексное состояние. Она является компонентом структуры активности. Состояние готовности, как и "активное отношение" личности к предстоящей деятельности значимо субъективно, оно несет в себе психическую нагрузку.

А. Н. Леонтьев определял деятельность как специфически регулируемую сознанием внутреннюю и внешнюю активность человека, порождаемую потребностью. В этом определении мы видим такие понятия, как активность, причем регулируемая, внешняя и внутренняя, а также потребность. В данном случае, когда речь идет о специфических (профессиональных) видах деятельности, например спортивной деятельности, потребность выражается прежде всего в стремлении к достижению высокого результата. Отсюда — соответствующий уровень активности и формы достижения результата.

Отечественный психолог А. Ц. Пуни описывал состояние готовности спортсмена к двигательной деятельности как целостное проявление личности. Готовность как установка на повышенную активность определяется вегетативными сдвигами, а также изменениями эмоционально-волевой сферы, а вместе с этим — изменениями психических процессов.

В процессе саморегуляции, необходимой при спортивной деятельности, человек должен активно достигать цель в изменчивой среде, получая сигналы об изменениях в этой среде и в собственном организме.

Согласно теории активности Н. А. Бернштейна, наиболее простые и наиболее значимые для организма действия целиком определяются пусковым стимулом — сигналом. По мере возрастания сложности действия он все меньше по своему смыслу зависит от сигнала, за которым сохраняется лишь пусковая роль.

Так и в спорте. Пловца к началу прохождения дистанции побуждает стартовый сигнал, а в дальнейшем он по внутренней программе плывет, делает повороты, финиширует.

Принцип активности подчеркивает детерминацию поведения (действия) потребностью, целью, "моделью потребного будущего", как называл этот феномен П. К. Анохин. Эта модель может протекать на бессознательном уровне, не переставая от этого быть фактором, порождающим деятельность. Например, боксер в ответ на удар соперника может внезапно (для себя, окружающих, а главное — для соперника) выполнить эффективную контратаку.

Но эта "неожиданность" была запрограммирована многократными тренировками, а сама программа контратакующего удара перешла на бессознательный уровень.

Нужна только экстремальная ситуация (опасная атака соперника), чтобы "включить" бессознательную (точнее, неосознаваемую) программу.

Индивидуализация процесса подготовки к ответственной спортивной деятельности состоит в том, чтобы развивать и использовать сильные стороны спортсмена и нивелировать слабые.

Б. А. Вяткин, работающий в области психофизиологии и спортивной психологии, считает, что активность может быть моторной, сенсорной, интеллектуальной, эмоциональной, волевой, социальной.

Очевидно, что не все они в одной и той же деятельности (учебной, трудовой, спортивной) являются равнозначными для развития индивидуальности.

Своеобразие спортивной деятельности, которую выполняет человек, включает ее специфическую структуру, специфические требования к ее исполнителю и своеобразие трудностей, преодолеваемых при ее выполнении.

Эти особенности деятельности определяют со своей стороны активность тех или иных психических функций, значение тех или иных психических качеств и умений при ее осуществлении, способы приспособления в виде индивидуального стиля.

Е. П. Ильиным предлагается разделять стили спортивной деятельности на подготовительные и исполнительские.

Подготовительные стили отражают своеобразие соотношений между ориентировочной и исполнительной фазами деятельности.

Стиль деятельности спортсменов со слабой и инертной нервной системой характеризуется тщательным сбором информации, тщательным планированием предстоящей соревновательной деятельности.

Стиль подготовительной деятельности лиц с сильной и подвижной нервной системой характеризуется недостаточным стремлением к сбору и систематизации информации с планированием только основных моментов предстоящей деятельности, с акцентом на самой деятельности и исправления недостатков уже в ходе самой деятельности.

Исполнительские стили связаны с тактикой ведения борьбы на соревнованиях, поэтому их можно считать и тактическими стилями. Выделено несколько подгрупп исполнительского стиля.

  • 1. Стили деятельности, связанные с распределением сил на дистанции.
  • 2. Стили деятельности, характеризующие предпочитаемую тактику ведения спортивных единоборств.

Необходимо учитывать, что стиль и тактика — разные понятия. Тактика — это способ построения соревновательной борьбы, сознательно выбираемый спортсменом и тренером с учетом сильных и слабых сторон не только своих, но и соперника. Стиль же основан только на учете собственных сильных и слабых сторон.

Активность является специфическим фактором сложнокоординационных видов деятельности. Координация движений, названная И. М. Сеченовым "темным чувством", осуществляется на основании параметров движения, его промежуточных и итоговых результатов и образа двигательного акта, выведенного из прошлого опыта и цели действия. Доведение движений до автоматизма, становление уверенности человека к своей двигательной сфере — одна из задач, решаемых в работе тренера.

По сравнению с большинством других видов деятельности в спорте человек не стремится избежать напряжения и даже, наоборот, видит в этом положительную сторону соревновательной борьбы.

Уровень активности непосредственно влияет на дееспособность людей, действующих в экстремальных условиях. В полной мере это относится и к спортсменам.

Дееспособность определяется как общие предпосылки индивида, которые могут обеспечивать достижение высокого результата в заданной деятельности. Они определяются взаимодействием многофакторного влияния внешних и внутренних условий: психофизической конституцией, опыта, общих и специальных способностей, уровня интеллекта, мотивации, тренированности, здоровья.

Физиологическим механизмом дееспособности является физическая работоспособность, а психологическим — рабочий потенциал психических и психофизиологических функций.

Дееспособность — чисто психологическое понятие: оно определяет возможность выполнения конкретного вида деятельности без психических ошибок, а работоспособность — больше биологическое понятие. К английскому термину conductibility близок другой английский термин capacity ("способность поведения"), который определяется как потенциальная возможность, максимальная потенциальная эффективность человека (Р.Х. Сишор).

В спорте термину capacity придается несколько иной смысл: это максимальные потенциальные возможности конкретного человека в овладении навыками или в развитии определенных качеств для успеха в спортивной деятельности.

С точки зрения современных методов управления как минимум необходимо оценивать состояние психофизиологической готовности спортсмена, профессионально важные свойства и качества, знать методы педагогического воздействия и уметь создавать стратегию подготовки на конкретный период тренировочного процесса.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >