Основные направления, школы и течения в современной педагогической антропологии

Современные подходы к изучению детства в странах Запада.

Здесь ведется интенсивная работа над двумя весьма несхожими и независимыми ветвями педагогико-антропологического знания. Это прежде всего область исследований по изучению детей, их воспитания и образования, которая восходит к движению «пауки о детях», известному у нас прежде под названием «педология». Современная наука о детях разрабатывается преимущественно в англосаксонских странах и Японии.

Наряду с педологическим направлением в Западной Европе, особенно в ФРГ, после Второй мировой войны появилась и ныне успешно развивается совершенно новая «педагогическая антропология» — направление в философии образования и теоретической педагогике. Эта область исследований представляет собой отрасль философии человека, или философской антропологии, сконцентрированной вокруг проблем воспитания человека и рода человеческого.

Рассмотрим две названные ветви педагогико-антропологического знания подробнее.

В настоящее время изучение детства представляет собой, как и собственно педология (изучение ребенка), междисциплинарную область исследований, нацеленную на решение структурных проблем, которые влияют на качество детства в различных культурах, чтобы понять и найти подходы к разрешению возникающих ныне проблем. Исследование детства привлекает методы и данные различных дисциплин из социальных (в их числе — антропологии, экономики, истории, социологии), гуманитарных (литературы, религиоведения, истории искусств) и поведенческих наук, в частности психологии.

Во франкоязычной литературе Новейшего времени на передний план комплексных исследований детей и детства сейчас вышли следующие темы:

  • 1) типология семейных влияний на ребенка (см., например: Andersen, Marie. L’emprise familiale / Marie Andersen. Bruxelles : Ixelles, 2011. 297 p.);
  • 2) инструменты мысли, орудия ума (см.: Bodrova, Elena. Les outils de la pensee: l’approche vygotskienne dans l’education a la petite enfance / Elena Bodrova et Deborah f. Leong. 2nd ed. Quebec : Presses de l’Universite du Quebec, 2012. XXVI. 330 p.);
  • 3) развитие детей 6—12 лет в контексте образования (см.: Bouchard, Caroline. Le developpement global de l’enfant de 6 a 12 ans en contextes educatifs / Caroline Bouchard et Nathalie Frechette avec la collaboration de Caroline Begin... [et al.] ; preface de Pierre Page ; postface de Christiane Bourdages Simpson. Quebec, Quebec: Presses de l’Universite du Quebec, 2011. XXIII. 554 p.);
  • 4) отец, отцовство, патриархат в культурах мира (см.: Croix, Laurence. Le рёге dans tous ses etats: le pere, les paternites, et le patriarcat / Laurence Croix. Bruxelles : De Boeck, 2011. 159 p.);
  • 5) полное раскрытие потенциала ребенка (см.: Cloutier, Sonia. L’ctayagc: agir comme guide pour soutenir l’autonomie: pour un enfant a son plein potentiel / Sonia Cloutier. Quebec : Presses de l’Universite du Quebec, 2012. XII, 202 p.);
  • 6) восприятие ребенком смерти близких и профилактика самоубийств детей (см.: Cyrulnik, Boris. Quand un enfant se donne «la mort»: attachement et societe: rapport remis a Madame Jeannette Bougrab / Boris Cyrulnik. Paris : Odile Jacob, 2011. 158 p.);
  • 7) социальное и эмоциональное развитие детей и подростков (см.: Developpement social et emotionnel chez l’enfant et l’adolescent / sous la direction de Jean-Pascal Lemelin... [et al. ]. Quebec : Presses de l’Universite du Quebec, 2012. 2 volumes);
  • 8) импульсивное поведение, контроль, импульсивный ребенок, лечение (см.: Forget, Jean Marie. Les enjeux des pulsions: la clinique des pulsions, une clinique actuelle / Jean-Marie Forget. Toulouse : Eres, 2011. 169 p.);
  • 9) инвестирование в раннее детство: развитие ребенка — для политических решений и разработки проектов (см.: Investir dans la petite enfance: un guide de developpement de la petite enfance pour le dialogue de politique et la preparation de projets / Sophie Naudeau, Naoko Kataoka, Alexandria Valerio ... et al.]. Washington : Banque Mondial, cop. 2012. XIX. 296 p.);
  • 10) трудные дети, расстройства в поведении: для большей толерантности (см.: Kemp, Daniel. Devenir complice de l’enfant teflon: pour une plus grande tolerance / Daniel Kemp. 2e ed. Montreal : Editions Quebecor, 2012. 231 p.);
  • 11) власть родителей: без тирании и подкупа (см.: Marcelli, Daniel. Le rcgne de la seduction: un pouvoir sans autorite / Daniel Marcelli. Paris : Albin Michel, 2012. 313 p.);
  • 12) дети и животные (см.: Matignon, Karine Lou, author. Enfants et animaux, des liens en partage / Karine Lou Matignon. Paris : Editions de La Martiniere, 2012. 192 p.);
  • 13) желание учиться и познавательные трудности у детей (см.: Menes, Martine. L’enfant et le savoir: d’ou vient le desir d’apprendre? / Martine Menes ; preface de Serge Boimare. Paris : Editions du Seuil, 2012. 170 p.);
  • 14) взрослые женщины, в детстве жертвы сексуального насилия, психологические проблемы (см.: Nemtchenko, Georges. Fillettes abusees, femmes en souffrance / Georges Nemtchenko. Paris : Robert Laffont, 2011. 172 p.);
  • 15) детские сады и развитие детей (см.: Petite enfance, services de garde educatifs et developpement des enfants : etat des connaissances / sous la direction de Nathalie Bigras et Lise Lemay. Quebec : Presses de l’Universite du Quebec, 2012. XXVI. 403 p.);
  • 16) детская психология в книгах для детей (см.: Rolland, Annie. Le livre en analyse: chroniques de litterature jeunesse / Annie Rolland ; illustrations d’Etienne Delessert. [Paris] : Magnier, 2011. 202 p.);
  • 17) умственное развитие ребенка (см.: Tounoukouen, С. Norbert. Le developpement de l’intelligence chez l’enfant / C. Norbert Tounoukouen. Cotonou : Imprimerie Gutenberg, 2012. 48 p.);
  • 18) привязанность детей: забытый инстинкт (см.: Wiart, Yvane. L’attachcmcnt, un instinct oublie / Yvane Wiart; preface de Bernard Golse. Paris : Albin Michel, 2011. 326 p.);
  • 19) философия игры: детская интуиция (см.: Witkowski, Nicolas. Petite metaphysique des jouets: eloge de l’intuition enfantine / Nicolas Witkowski. Paris : Editions de la Martiniere, 2011. 175 p.).

В англоязычном мире педологические изыскания тесно связываются с клинической, диагностической и терапевтической практикой в организационных формах специальных центров при университетах и колледжах.

Открытый университет Великобритании предложил первый дистанционный курс педологии в 2003 г. С 2004 г. Университет Суонси в Уэльсе открыл факультет педологии.

Затем также специальные факультеты педологии открыли:

  • — Бирмингемский университет;
  • — Ливерпульский университет имени Джона Мурса;
  • — Мидлсекский университет близ Лондона;
  • — Нортумбрийский университет (Ныокасл).

В Соединенных Штатах интенсифицируется традиционно масштабная работа в области педологии. Созданный в 2013—2014 гг. Педологический центр (Центр изучения ребенка) при медицинском факультете Йельского университета сочетает междисциплинарные исследования актуальных проблем детей и семей и социальной политики с социальной работой и преподаванием.

Миссия этого центра — улучшить психическое развитие детей и семей, лучше понять их потребности в ходе развития, предотвращать и лечить детские психические заболевания. Для достижения указанных целей интегрируются научные исследования, клиническая практика и профессиональная подготовка.

Среди многих дисциплин, привлекаемых центром, — педиатрия, детская психиатрия, генетика, нейробиология, эпидемиология, психология, медсестринское дело и патронаж.

Расширяет свою научно-образовательную и одновременно клиническую работу Педологический институт Брин-Мор колледжа, расположенного недалеко от Филадельфии. При нем функционирует междисциплинарная клиника, призванная оказывать помощь в решении учебных, эмоциональных, поведенческих трудностей и проблем в общении не только у детей, но и у подростков, студентов, взрослых людей и целых семей.

В Японии факультет педологии функционирует при Университете Досися в Киото.

Философская педагогическая антропология получила развитие прежде всего в европейских странах, в философской культуре которых существовали и существуют давние традиции философской антропологии, антропологического подхода к межличностным коммуникациям, психологическим и социально-психологическим аспектам человеческого бытия.

В Германии в 60-е гг. XX в. встал вопрос об объединении педагогического и философского знания в плоскости формирования посредствующего звена между философией и педагогикой, развертывания специфической исследовательской области — философии образования (в данном случае исходящей из антропологической постановки вопроса и выявляющей антропологические аспекты в педагогической теории и практике).

Немецкая философия в XX в. сформировала многообразие трактовок человека; далеко не все они получили свое воплощение в научной практике — психологической, психиатрической, социально-психологической и педагогической. Каждая из форм философской антропологии вскрывает новые пласты в человеческом существовании и может задать новые перспективы для эмпирико-научного исследования человека. Многие из выразителей этих концепций обращаются к опыту педагогической теории и практики, становятся непосредственным источником новых идей в педагогике.

Отечественный философ и культуролог, исследователь философской педагогической антропологии в Германии А. П. Огурцов (1936—2014) различал следующие основные трактовки данной области исследований:

  • — педагогическая антропология как интегральная эмпирическая наука;
  • — педагогическая антропология как теория самоосуществления личности;
  • - педагогическая антропология как метод, антропологический способ рассмотрения;
  • - педагогическая антропология как феноменология, феноменологический подход к педагогике;
  • - педагогическая антропология как экзистенциальная аналитика;
  • - педагогическая антропология как вариант трансцендентализма;
  • — педагогическая антропология как эмпирическая наука;
  • — педагогическая антропология как биологически ориентированная наука[1].

Как показал А. П. Огурцов, в ходе развития педагогической антропологии и во взаимной полемике было выявлено, что решающая перспектива педагогической антропологии — анализ с антропологической точки зрения не только целей воспитания и образования, но и их содержания, которое должно быть рассмотрено с позиций их релевантности определенным возрастам, физиологическим, психическим и умственным особенностям того или иного уровня развития ребенка.

Философская педагогическая антропология находится в процессе становления своего понятийного и методологического аппарата, арсенал ее средств претерпевает существенные модификации, и в будущем можно ожидать новых версий и вариантов теоретических и методологических концепций педагогической антропологии как философии образования.

  • [1] Огурцов А. П. Педагогическая антропология: поиски и перспективы // Многомерныйобраз человека: на пути к созданию единой науки о человеке. М. : 2007. С. 116—167.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >