Полная версия

Главная arrow Экономика arrow Антикризисное управление

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

4.7. Инвестиционные модели антикризисной реструктуризации народного хозяйства России

В российском обществе еще не изжита иллюзия подъема отечественной экономики за счет иностранных инвестиций, хотя за годы реформ она постепенно рассеивается. Чтобы уяснить проблему привлечения зарубежных инвестиций, необходимо различать их типы.

Первый тип - это кредиты МВФ и ведущих стран Запада. Сами по себе по масштабам России они невелики. Сначала России обещали 24 млрд долл., потом 44 млрд долл., но реально давали от 3 до 4 млрд долл. в год, при том, что на душу населения это составляет всего от 20 до 25 долл. США. Ясно, что экономику России на такие деньги не то что не поднять, с места сдвинуть невозможно. Однако западные заимствования, небольшие по масштабам российского государства, обставляются условиями проведения государством экономической политики по рецептам МВФ (либерализация цен, резкое сокращение бюджетных расходов, ликвидация госсектора и тотальная приватизация, полное снятие таможенных ограничений на экспорт и импорт и т.п.). Проведение такой политики приводит к весьма значительному перераспределению национального богатства России и ее валового внутреннего продукта в пользу стран Запада, прежде всего США. Россия поступила правильно, отказавшись в последнее время от кредитов МВФ. Однако курс реформ, внедренный в нашу страну под давлением МВФ, продолжается силой инерции.

Второй тип представляет собой частные иностранные инвестиции производительного характера, однако осуществляемые с явным доминированием интересов инвестора над национальными интересами государства.

Использование совокупных ресурсов каждой страны (природных богатств, рабочей силы, производственных мощностей, научно-образовательного и организационного потенциала) имеет свой оптимум с позиций интересов ее народа. Соответственно, реализация этого оптимума приводит к наиболее эффективному и быстрому развитию страны в рамках возможного.

Иностранный инвестор, преследуя свои собственные интересы, этот оптимум деформирует. Массированные иностранные инвестиции второго типа способны таким образом повлиять на народнохозяйственный комплекс, что страна, имевшая все условия для превращения в экономически развитую державу постиндустриальной стадии, превращается в уродливый колониальный придаток транснациональных корпораций.

Требует осмысления тот факт, что в Россию, несмотря на прозападную, преимущественно проамериканскую, ориентацию ее внешней и внутренней политики и внедрение хозяйственного механизма, спроектированного в США, транснациональный капитал, за исключением отдельных проектов, не очень крупных, но дающих на каждый вложенный доллар десятки долларов прибыли, не хлынул массированным потоком при переизбытке капитала, ищущего прибыльные сферы инвестиций в мире.

На поверхности лежат такие причины замороженности иностранных инвестиций в экономику России: политическая нестабильность и возможность изменения прозападного политэкономического курса на противоположный; неустойчивость хозяйственного законодательства, постоянные изменения правил и норм хозяйственной деятельности, их несоответствие мировым стандартам; крайне высокий уровень налогообложения; непредсказуемая инфляция, сопровождаемая быстрой сменой соотношения цен на различные товарные группы, что не дает возможности проводить расчеты экономической эффективности инвестиционных проектов; тотальная криминализация хозяйственной жизни.

Однако приведенные выше препятствия для иностранных инвестиций преодолимы, если иметь в виду следующие соображения:

♦ политическая нестабильность и возможность смены вектора реформ коренятся в ослабленной экономике страны, что можно нейтрализовать именно массированным притоком иностранных производственных инвестиций;

♦ посредством лоббирования транснациональным корпорациям не составило бы труда внедрить привычные для них стандарты в хозяйственное законодательство и нормотворчество, добиться снижения для себя уровня налогов (именно последнего они, как правило, и добиваются);

♦ финансирование инвестиционных проектов в долларах и реализация за доллары на мировом рынке продукции или услуг позволяет во многом сгладить обесценение рубля и резкие изменения соотношения цен различных товарных групп;

♦ криминализация хозяйства никогда не останавливала транснациональный капитал в других странах, тем более что рисковать жизнью приходится не заправилам ТНК, а нанимаемым ими руководителям, которых в России с ее высоким образовательным уровнем достаточно.

Существуют более глубокие причины того, почему транснациональный капитал не направляется в Россию.

Во-первых, как нами уже отмечалось ранее, вопреки распространенному мнению рабочая сила в нашей стране не дешевая, а дорогая. Она кажется дешевой только в условиях бесплатных или почти бесплатных жилья, коммунальных услуг, образования, здравоохранения и других благ, значительно большей покупательной способности рубля в сравнении с его биржевым курсом к доллару. При вытеснении планово-распределительной экономики рынком заработная плата должна покрывать расходы, превращаемые из бесплатных в платные.

С учетом холодного климата, транспортных перевозок на значительные расстояния, значительных культурных потребностей населения, жизнеобеспечение одного россиянина по мировым ценам стоит 700-1000 долл. в месяц. Это значит, что семье, состоящей из мужа, жены, двоих детей, придется выплачивать в месяц 2500-3000 долл. В то же время в странах с теплым климатом и достаточно трудолюбивым населением с очень скромными потребностями, не приученным к благам социализма, сохранившимся патриархальным сельским хозяйством, поставляющим продовольствие для относительно меньшей части городского населения по низким ценам, человек может прожить более-менее сносно всего на 100 долл. в месяц, даже на 50. Поэтому транснациональным компаниям выгоднее строить обрабатывающие предприятия не в России, а в других странах.

Во-вторых, на мировом рынке идет ожесточенная конкуренция в сфере наукоемких технологий, сопровождаемая дележом сегментов рынка между транснациональными корпорациями. При этом они, базируя свои центры в государствах семерки, прежде всего в США, стремятся концентрировать в них самые новейшие и сложнейшие технологии по причине возможности использования высококвалифицированного персонала и поддержания занятости, с целью предотвращения социального взрыва в странах дислокации своих штабов. Финансирование конверсии российского ВПК, крайне выгодное само по себе, неприемлемо для западных стран, поскольку развитие российских наукоемких технологий будет сопровождаться потерей рабочих мест в странах семерки. Научно-технические разработки и самые передовые технологии российского ВПК в случае их конверсии и выхода на мировой рынок приведут к моральному обесцениванию многих западных технологий, что равнозначно потере сотен миллиардов долларов. Неслучайно западные фирмы предлагают российским разработчикам купить их ноу-хау с тем, чтобы положить их под сукно и начать использовать лишь после того, как себя окупят уже внедренные технологии. Технологии и производства самых передовых рубежей научно-технического прогресса транснациональные корпорации (ТНК) передают в новоиндустриальные и другие страны или размещают в последних наиболее трудоемкие и относительно невыгодные производства деталей, полуфабрикатов и т.п. для самых передовых технологий. Россия для этого не подходит из-за уже отмечавшейся относительной дороговизны рабочей силы.

В-третьих, ТНК расценивают Россию в качестве топливно-энергетического и сырьевого придатка, массированные инвестиции в который станут выгодными по западным расчетам лишь в будущем. Дело в том, что большая территориальная протяженность, холодный климат, значительная степень морального и физическою износа инфраструктуры теплоэнергетического комплекса и сырьевых отраслей, бытовая неустроенность персонала при существующей необходимости его обновления молодыми кадрами, обладающими качественно более высокими жизненными запросами, - все это вместе взятое требует гигантских долларовых инвестиций, на которые ТНК в настоящее время еще не готовы пойти. Им выгоднее инвестировать средства в нефтедобычу арабских стран, скупая российские топливно-энергетические ресурсы и сырье по заниженным ценам, экономя при этом от существенного снижения мировых цен на энергию и сырье. На сегодняшний день для ТНК выгоднее скупать энергию и сырье, добываемые россиянами за счет собственных ресурсов, ограничиваясь относительно небольшими инвестициями, чем за счет своих средств оснащать в течение ближайших лет по последнему слову техники топливно-энергетический и сырьевой комплексы России.

Таким образом, массированное привлечение инвестиций ТНК в Россию, если иметь в виду их желание превратить нашу страну в топливно-энергетический и сырьевой придаток, не может иметь место в ближайшие годы.

Третий тип иностранных инвестиций диаметрально противоположным образом отличается от первых двух. Он может осуществляться лишь в условиях чрезвычайно успешно развивающейся национальной экономики, инвестиции в которую отличаются особо высокой рентабельностью. Иностранный капитал при этом участвует в инвестициях с одной целью: получить относительно большую прибыль. Здесь условия диктует не иностранный финансовый инвестор, а организатор эффективного проекта на том основании, что этот проект более дефицитен, чем привлекаемые для его финансирования иностранные инвестиции.

Для развертывания инвестиций третьего типа страна должна сначала сделать рывок в экономическом развитии, опираясь на собственные силы и ресурсы. Именно это удалось Китаю, в который потоком потекли иностранные инвестиции третьего типа. Только этот тип инвестиций соответствуете национальным интересам страны, так как в его основе лежит отдача части прибыли от высокорентабельных проектов в обмен на ускоренное их осуществление за счет привлечения иностранного капитала.

Объективно существуют две инвестиционные модели развития.

Первая инвестиционная модель реконструкции народного хозяйства рассчитана на проекты, каждое звено (элемент, блок) которых осуществляется на уровне мировых стандартов. Соответственно, те звенья проектов, которые не могут быть обеспечены за счет поставок внутри страны, импортируются по мировым ценам. Источники оплаты импортных поставок - доходы от экспорта, иностранные кредиты и инвестиции. Когда таких источников не хватает, инвестиционный проект не может быть реализован. Если экономику России ориентировать на данную инвестиционную модель, то источников финансирования, которые реально можно привлечь в страну, в их совокупной массе не хватит даже для восстановления физически изнашиваемых основных фондов в масштабе государства. Конечно, государство может позволить себе осуществить ряд инвестиций по первой модели. Но ценой такого выбора будет нарастание развала подавляющей части народного хозяйства страны.

Первая инвестиционная модель реализуется как в странах, не имеющих значительного внутреннего потенциала, так и в небольших и средних индустриально развитых странах, не обладающих комплексом отраслей, способных обеспечить преобладающую часть инвестиционных проектов. В виде исключения данная модель была использована в Германии применительно к бывшей ГДР, когда все не соответствующие мировым стандартам производственные мощности одновременно демонтировались, заменяясь новейшими. Такая расточительная акция оказалась по плечу богатой Германии, хотя более эффективной явилась бы ступенчатая замена морально устаревшего оборудования при параллельном процессе модернизации его части. Втянув в скоропалительную тотальную реконструкцию экономики бывшей ГДР значительную часть своих ресурсов, Германия тем самым изъяла их из наиболее конкурентных отраслей своего народного хозяйства, соответственно, ослабила свои позиции на мировом рынке, от чего выиграли ее конкуренты, прежде всего США. Осознание ошибочности выбранной модели стало приходить к немцам, но запущенный процесс остановить было уже нельзя.

Если Германия понесла лишь некоторые потери от взятия на вооружение первой модели для реконструкции народного хозяйства ГДР, то ориентация на такую модель России для нее означает вползание в экономическую катастрофу.

Вторая инвестиционная модель основана на эффективной мобилизации внутренних инвестиционных ресурсов с привлечением иностранных инвестиций и импортных поставок лишь в качестве дополнения. При этом вводятся производственные мощности, часто не соответствующие мировым стандартам, но зато способные удовлетворять жизненно важные потребности страны.

Выбор по принципу "все или ничего" в действительности заканчивается ничем.

Национальная экономика, принявшая вторую инвестиционную модель и тем самым запущенная по спирали развития, получает реальную возможность наращивания своего качественного потенциала, прорыва на мировой уровень и выше его за счет проскакивания промежуточных стадий научно-технического прогресса и концентрации инвестиций на прорывных технологиях.

Эта модель была успешно апробирована в СССР. Китай не отказался от этой модели до сих пор, и его экономика развивается самыми быстрыми темпами. Застойные явления в экономике СССР стали нарастать не по причине взятия на вооружение второй инвестиционной модели, а именно из-за постепенного отказа от нее, когда вместо собственных научно-технических разработок, превосходящих мировые стандарты, но пылящихся на полках и нелегально продаваемых на Запад, стала повсеместно внедряться импортная техника (обычно далеко не лучшие ее образцы), приобретаемая за счет наращивания экспорта топливно-энергетических ресурсов и сырья, что все более обескровливало национальную экономику. При этом в общественное сознание сначала исподволь, потом открыто стал внедряться миф о превосходстве всякой западной техники над отечественной. Вера в этот миф коренилась в многолетней политике высшей номенклатуры СССР, направленной на обеспечение научно-технического прогресса главным образом в отраслях ВПК. При этом продукция гражданских отраслей действительно не соответствовала мировому уровню. Однако утверждение о том, что СССР отстал от Запада по всем статьям, ничего общего не имеет с действительностью. Это подтверждает великое множество фактов.

Например, в конце 80-х гг. энтузиасты-конструкторы приспособили к автомобилю двигатель, сконструированный для военного самолета в начале 50-х гг. и забытый в связи с переходом к реактивной авиации. Он значительно превзошел по всем основным параметрам двигатели "Мерседеса", "БМВ", "Вольво" и т.п. Однако изобретению не дали ход, опытный образец даже сломали. Если бы на российские автомобили ставили такие двигатели, а форму и дизайн разрабатывали бы сами, вместо того, чтобы брать на вооружение модели, копируемые с морально устаревших западных образцов 10-15-летней давности, наше автомобилестроение стало бы конкурентоспособным на мировом рынке.

В Японии в автомобильное горючее добавляют немного воды, поддерживая смесь при помощи сложной электроники. В России профессор Э.И. Исаев изобрел новый вид топлива - аквазин, решив ряд сложных химических проблем, что позволило без помощи электроники, благодаря открытой им формуле, добавлять в бензин 10% воды для заправки обычного автомобильного двигателя. Если же двигатель перестроить, то можно применять горючее, состоящее наполовину из бензина, наполовину из воды. При этом мощность двигателя не снижается, экологические параметры выхлопных газов улучшаются. Однако разработка, позволяющая экономить от 10 до 50% потребляемого бензина, лежит без применения.

Взятие на вооружение второй инвестиционной модели позволило бы задействовать крайне слабо используемый гигантский внутренний потенциал России, дать импульс ее экономическому возрождению. Но для этого необходимо обеспечить ряд предпосылок, предварительно уяснив механизм формирования инвестиций, осуществляемых за счет внутренних источников.

Производственный потенциал распавшегося СССР использовался крайне неэффективно, на уровне 40% от имеющихся возможностей. Одна из причин - диспропорциональность народнохозяйственного комплекса.

Более полное использование этих ресурсов привело бы к инвестиционному буму. В частности, часть производственных мощностей ВПК можно было бы переориентировать на производство оборудования для топливно-энергетических отраслей. Уж если космическую технику освоили, то такое производство и подавно посильно для "оборонки". Существенная часть добываемого топлива не шла бы при этом на Запад в качестве поставок за инвестиции в нефтегазовое оборудование, а направлялась бы в отечественное сельское хозяйство, которое развивалось бы, а не удушалось монетаристскими методами. При этом работникам конверсируемых оборонных предприятий, производящих оборудование для ТЭКа, нужно было бы платить зарплату, как и работникам, занятым в нем. Отоваривание этих выплат производилось бы в существенной мере за счет продовольствия, поставляемого АПК. Такова схема в самом общем виде. В действительности она много сложнее, так как охватывает десятки отраслей. Но принцип таков.

Что не дает работать этой схеме, выражающей механизм саморазвития? Как уже отмечалось, отсутствие денег на входе (при инвестировании) и на выходе (у населения) для покупки предметов потребления, являющих собой конечный результат инвестиций. Следовательно, для обеспечения саморазвития экономики необходимо не проведение жесткой финансовой политики, а, наоборот, стимулирование производительных инвестиций, имеющих эмиссионную природу.

Как это ни парадоксально, такое финансирование не усилит, а ослабит инфляцию, так как будет способствовать быстрому подъему производства, что обеспечит товарное покрытие дополнительно выпускаемых в обращение денег. Еще раз напомним, что в России имеет место не инфляция спроса, с которой можно бороться ужесточением финансово-кредитной политики, а именно инфляция издержек, усиливаемая спадом производства, грабительскими налогами, невероятно разбухшей спекулятивно-посреднической сферой, сверхдоходы которой сидят в постоянно растущих ценах.

Можно ли что-либо предпринять уже сейчас, не дожидаясь кардинального изменения финансово-кредитной политики государства?

Выход из положения видится в формировании на взаимовыгодной основе сети предприятий и организаций, нацеленных на осуществление высокоэффективных инвестиционных проектов, как правило, связанных с внедрением новейших технологий. Каждый участник инвестиционной сети (ИС) вносит в нее те факторы производства, которыми он обладает (помещение, оборудование, сырье и материалы, научно-технические разработки, персонал, выполнение определенных работ и т.п., а также финансовые ресурсы). Все факторы оцениваются, и определяется их доля в совокупных затратах. Доход от реализации инвестиционного проекта делится пропорционально этим долям.

Система инвестиционных сетей (СИС) могла бы явиться мощным фактором активизации производства, так как обладает рядом преимуществ: требуется неизмеримо меньше денежных средств для запуска проекта; неиспользуемые производственные мощности и персонал вовлекаются в активный оборот; налоги взимаются только в конечном звене после осуществления проекта, тем самым не препятствуя его ходу на промежуточных стадиях.

Остановимся на том, что возможно сделать уже сейчас для активизации производительных инвестиций.

Экономическое процветание страны может осуществляться только на основе быстрого развития производства, что предполагает разумное комбинирование и использование его факторов. Россия исключительно богата ими: квалифицированные кадры; накопление большого числа научно-технических разработок, опережающих мировой уровень; техника и технологии высокого класса, но сконцентрированные только в ВПК; огромные природные богатства. Однако все эти факторы не задействованы в процессе их эффективного комбинирования, часто совсем не используются. Прежняя, уже отжившая система, основанная на тотальном директивном планировании, разрушена. Новая система комбинирования, ориентированная на рынок, не создана. При этом Россия лишена одного из факторов развития производства - финансовых ресурсов. Собственные средства предприятий практически обесценены инфляцией. Кредит, процент за который перешагнул все разумные отметки, производителям почти недоступен. Российский коммерческий капитал не заинтересован в производственных инвестициях по причине их недостаточной прибыльности в сравнении со спекулятивнопосредническими сделками. Крупный западный капитал никогда не будет направлен на экономическое возрождение России, так как его хозяевам невыгодно выращивать конкурента на мировом рынке. Мелкий и средний иностранный капитал пугает политико-экономическая неустойчивость.

Исходя из изложенного выше, российская экономика может получить импульс к ускоренному интенсивному развитию при условии формирования новой системы комбинирования факторов производства (НСКФП), при возможной минимизации финансовых инвестиций.

НСКПФ характеризуется взаимодействием нескольких составляющих ее блоков, а именно следующих:

  • 1. Из высококвалифицированных специалистов, находящихся на грани потери работы или уже потерявших ее, формируются группы в количестве 5-12 человек.
  • 2. Большинство таких групп объединяется вокруг завершенной (или близкой к завершению) научно-технической разработки (или пакета разработок), внедрение которой в производство обеспечивает высокий уровень рентабельности.
  • 3. Все группы проводятся через процесс интенсивной переподготовки (в течение нескольких месяцев), направленной на привитие навыков практического внедрения результатов НИОКР (изучаются бухгалтерский учет и анализ хоздеятельности с акцентом на измерение эффективности, ценообразование, маркетинг, методы финансирования, налогообложение, психологию предпринимательства, ведение деловых переговоров, фондовый механизм, хозяйственное право, основы внешней экономической деятельности и др.).
  • 4. По завершении обучения коллектив малого венчурного предприятия (МВП) нацеливается на внедрение конкретной научно-технической разработки (или целого пакета ноу-хау).
  • 5. В целях экономии материальных ресурсов и более эффективного использования кадрового потенциала осуществляется специализация и кооперирование МВП:
    • а) наряду с технически специализированными МВП создаются инфраструктурные малые предприятия (ИМП), концентрирующие свои усилия на ведении бухгалтерского учета, обеспечении правового консультирования, проведении маркетинговых исследований, расчетах эффективности и т. п. в рамках НСКФП;
    • б) специализация МВП может сочетаться с пребыванием в рамках одного предприятия итаких специалистов, деятельность которых может дублировать функции ИМП, что предполагает наличие гибкой, многовариантной системы специализации и кооперирования в рамках НСКФП;
    • в) в соответствии со специализацией сотрудников МВП и ИМП процесс обучения строится дифференцированно, с изучением в различных обучающихся группах определенного круга дисциплин;
    • г) выделяется одно помещение для многих МВП и ИМП с использованием оргтехники (компьютеры, факсы и т.п.) сразу несколькими предприятиями;
    • д) в дальнейшем, по мере реализации высокодоходных проектов, многие МВП и ИМП смогут обзавестись собственной материальной базой.
  • 6. Основной функцией МВП является формирование сети партнеров, которые, вкладывая те или иные факторы производства во внедрение научно-технических разработок (конкурентоспособных на внутреннем и внешних рынках), способны в своей совокупности обеспечить производство нового продукта или использование новой, более эффективной технологии.
  • 7. Каждый фактор производства (начиная от научно-технической разработки и организационной деятельности МВП и ИМП и кончая производственными мощностями, субподрядными работами, транспортными услугами и т. п.) оценивается. Затем определяется его доля в совокупных затратах. Участники внедряемой в производство разработки приобретают право на получение дохода от ее конечной реализации прямо пропорционально своей доле в совокупных издержках. Все виды участия в кооперационной сети оформляются договорами.

При использовании НСКФП обеспечивается развитие новых технологий без привлечения значительных финансовых ресурсов; одновременно обходится чрезмерное налогообложение, когда, наслаиваясь по цепи взаимных поставок, опосредуемых актами купли-продажи, налоги нарастают как снежный ком и удушают всякую венчурную активность. Заметим, что в НСКФП налоги выплачиваются, но лишь после того как произведена и реализована конечная, а не промежуточная продукция. В результате в выгоде останутся не только производители, но и бюджет.

В условиях всеобщего экономического спада предприятия заинтересованы принять участие в осуществлении научно-технических проектов неиспользуемыми факторами производства.

В перспективе именно на основе межотраслевого венчурного комбинирования факторов производства из МВП (не всех, а наиболее эффективных) могут вырасти крупные корпорации, способные продвигать российские ноу-хау на мировой рынок.

Как ни минимизировать первоначальные затраты денежного капитала на НСКФП, все же определенные финансовые ресурсы для запуска системы необходимы. Где их взять?

Во-первых, фонды занятости могли бы предоставлять определенную сумму за каждого обученного и трудоустроенного в МВП и ИМП специалиста, выплачивая часть суммы авансом.

Во-вторых, общества потребителей проявили заинтересованность в сборе средств для предварительной оплаты поставок в будущем сложных предметов бытовой техники, новых лекарств и т.п.

НСКФП может также кооперироваться с Транснациональной дилерско-дистрибьюторской сетью, участие в которой обеспечивает быстрое получение доходов за предоставление самой разнообразной производственно-коммерческой информации.

Если же найдутся финансовые инвесторы, которые в расчете на длительную перспективу захотят стать участниками высокоэффективных проектов, основанных на уникальных научно-технических разработках, то НСКФП может получить широкое распространение в самые сжатые сроки.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>